Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 октября 2016, источник: "Российская газета"

На Урале проект строительства плавающих домов обернулся скандалом

Уникальный проект строительства на уральских водоемах плавающих домов для людей с небольшими доходами привел к веренице скандалов.

Источник: Архив семьи Лутфулиных

Горожане, вложившие в проект свои кровные, остались и без денег, и без крыши над головой. Сейчас они называют плавающие дома аферой, добиваются через судебных приставов возвращения вложений и требуют возбуждения уголовного дела против «мошенников».

— Я не верю в этот бред с обманом, — заявляет Андрей Артемьев, один из соучредителей фирмы-застройщика, до недавнего времени возглавлявший екатеринбургский муниципальный центр защиты потребителей. На днях Артемьев подал заявление об отставке. Он пояснил корреспонденту «РГ», что с поста ушел вовсе не из-за неприятного положения, в котором оказался, а «для того чтобы разобраться через суд с теми, кто дискредитирует муниципалитет», то есть с возмущенными потребителями.

Счастливого плавания

А как феерично все начиналось! Весной 2012 года ведущие российские СМИ наперебой рассказывали о новой для страны идее: возведении плавающего жилья. В мире дома-корабли давно уже не диковинка, под постоянное проживание переоборудуют яхты, баржи, катера. Уральцы предлагали спустить на воду легкие полусферы на фундаментах-поплавках. Рекламные картинки, изображающие, как по Верх-Исетскому пруду плавают необычные объекты, раскрашенные в футбольную символику, впечатлили всех: и горожан, и чиновников. Пошли разговоры о возможных бюджетных инвестициях.

Вкладывать казенные деньги, понятно, хотели не для того чтобы удивить гостей мундиаля, а ради поддержки социальной инновации. Дом-поплавок разработчики презентовали как недорогое быстровозводимое жилье. В одной сфере предполагалось оборудовать пять двухуровневых квартир со всеми удобствами, каждая площадью около 50 квадратных метров. Благодаря недорогим материалам и современным технологиям эти дома могли привлечь внимание бюджетников. По задумкам, на водоемах под Екатеринбургом должны были появиться целые плавучие поселения.

Для воплощения идеи создали общество с ограниченной ответственностью «Лаванг». Одним из соучредителей компании с 48-процентной долей капитала стал главный городской защитник прав потребителей Андрей Артемьев. По словам Андрея Дмитриевича, в учредители его взяли за технические разработки, финансовыми вопросами он не занимался, но о проекте рассказывал с удовольствием и до сих пор уверен в его перспективах.

Колдовское озеро

— Мы не экстремалы и не любители экзотики. Купить жилье в плавающем доме решились лишь потому, что своего угла нет, — признается одна из пострадавших водитель трамвая Клавдия Лутфулина. — К тому же двухуровневую квартиру предлагали всего за миллион рублей. На такие деньги в Екатеринбурге ничего приличного не подберешь. Но главное — мы им поверили, ведь от имени компании с нами общался не коммерсант, а правозащитник, руководитель муниципального центра.

О доверии как основном аргументе для заключения договора с «Лаванг» говорят и другие несостоявшиеся новоселы. Всего в списке обманутых три семьи, все они годами ютились в общежитиях, своя квартира для них как сказка. Помимо Лутфулиных, в «плавающую ловушку» попали преподаватель Алексей Попов и мать ребенка-инвалида Надежда Глухова. Все они узнали о проекте из рекламы и были очарованы открывающимися перспективами.

— Мне до сих пор снится, как я выхожу утром из квартиры, а под ногами плещется чистейшая вода, от воды поднимается туман, на берегу сосны, — вздыхает Клавдия, с которой мы встретились около того самого озера Березовое, что упоминалось в проектном приложении к договору № 34. Даже подпись была соответствующая: «Райский уголок в городской черте». Заказчик — семья Лутфулиных и исполнитель — компания «Лаванг» подписали договор 27 апреля 2012 года. Будущие жильцы, взяв под весомые проценты кредит, сразу отдали фирме всю сумму — миллион рублей. Рассчитывали, что ожидание будет недолгим, ведь в документе говорилось: дом сдадут в конце июля 2012-го.

В октябре 2016-го, в день нашей с Клавдией встречи, над озером все так же поднимался туман, а по водной глади плавали два больших круга и грязный пенопласт — все, что осталось от красивого проекта.

— Круги — это фундаменты двух непостроенных домов. А наш, который возвели, но недоделали, сгорел, остался только пенопласт. Как мы поняли, весь дом сделан из этого дешевого материала, обмазанного сверху бетоном, — поясняет Клавдия и тут же недоумевает: — До сих пор не пойму, на что ушли миллионы, полученные от трех семей? Ведь пенопласт стоит копейки….

Был, да сплыл

По данным строительной экспертизы, результаты которой вошли в материалы проверки ОБЭП, «Лаванг» израсходовал на постройку плавучего дома около 2,6 миллиона рублей. Обманутые семьи сейчас жалеют, что сами не догадались заказать независимую экспертизу. Ведь они сразу усомнились в успешной реализации проекта, после того как увидели возводимую полусферу. В личном архиве потерпевших сохранились снимки, фиксирующие, мягко говоря, недоделки: подмостки со сломанными досками, крошащийся пенопласт… Тогда-то и возникло первое желание «сойти на берег». На словах застройщик якобы уверял, что можно отказаться от квартиры и получить обратно деньги. Но обещания улетели вслед за пеплом сгоревшего дома.

Более того, «Лаванг» заявил, что несостоявшиеся жильцы сами виноваты в безвременной кончине строения. Дескать, не уберегли свое имущество: в дом заселились бомжи и спалили его. На судебном процессе, где рассматривался иск семьи Лутфулиных, требующих возврата вложенного миллиона, представители компании настаивали: будущие собственники входили в некое ТСЖ, оно должно было контролировать ход работ, беречь уникальный объект. Правда, никаких документов о вступлении в товарищество Клавдия, по ее словам, не подписывала.

Дом-поплавок презентовали как недорогое жилье. В одной сфере предполагалось оборудовать пять двухуровневых квартир.

Ленинский районный суд Екатеринбурга признал правоту заявителей: «Лаванг» обязали вернуть деньги. Оспаривать это решение никто не стал, но уже больше года постановление суда не исполняется. Выяснилось, что судебным приставам даже арестовывать нечего: на счетах фирмы — ноль, уставный капитал — десять тысяч рублей. А так как «Лаванг» — общество с ограниченной ответственностью, по закону его учредители не отвечают за долги фирмы. Более того, сама компания исчезла вслед за скандальным домом. Еще в 2014 году вместо нее появилась и пиарится в Интернете другая, с похожим названием — «Корпорация Лаванг». На имени родство не заканчивается: у фирмы тот же юридический адрес, в состав учредителей входят почти те же лица. Вот только она свободна от финансовых обязательств «прародителей».

Эффект бумеранга

В отчаянии обманутые горожане решили провести свое расследование. Переслали в прокуратуру документы и аудиозаписи бесед с представителями компаний. Рассказали свою печальную историю СМИ. В эпитетах и оценке деятельности фирмы, понятно, не стеснялись, обвинив директора МБУ «Екатеринбургский центр защиты потребителей» Артемьева в коррупции. Однако прокуратура не обнаружила в действиях «Лаванга» состава преступления.

Надежда Глухова попыталась через суд взыскать с одного из соучредителей Андрея Горнадуда деньги, отданные за дом. Но в удовлетворении иска Надежде отказали. Горнадуд тут же обвинил ее в клевете и потребовал 200 тысяч рублей компенсации за моральный ущерб. И выиграл суд. Правда, сумму уменьшили: мать ребенка-инвалида должна «обидчикам» 20 тысяч рублей. Возможно, подобный процесс под девизом «а за слова ответите!» — не последний.

Разорвать этот замкнутый круг, по мнению экспертов, можно только грамотными юридическими действиями. И хорошо, если историей о плавающих домах заинтересуются государственные ведомства, по долгу службы обязанные заниматься реальной защитой прав потребителей.

Комментарий

Андрей Каспирович, адвокат:

— Я бы посоветовал пострадавшим семьям обжаловать постановление следователя в прокуратуру в связи с неполнотой проведенной проверки. Признать новое предприятие правопреемником старого с похожим названием не так просто. В лихие 90-е была судебная практика, когда одно юрлицо признавалось фактическим правопреемником другого, ликвидированного юридического лица. Но для этого суд должен установить, что, перед тем как ликвидировать старое предприятие, с него на новое, созданное теми же учредителями, переводились все активы, персонал, назначался тот же директор, осуществлялась та же деятельность. Если с «Лаванг» произошло то же самое, это может свидетельствовать о злонамеренности действий руководителей и должно получить объективную правовую оценку.