Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 ноября 2016, источник: АиФ Кузбасc

Как не быть инвалидом? Инвалид — о глухоте, ограничениях и возможностях

В последнее время в Кузбассе стали активно развивать доступную среду для инвалидов. Но даже по пандусам видно, что подход этот совершенно формальный.

Какие проблемы инвалидов не решают власти, разбирался корреспондент «АиФ — Кузбасс».

Алексей Иващенко

Алексей ИВАЩЕНКО — инвалид по слуху с детства, руководитель Кемеровского регионального отделения Всероссийского общества глухих, считает, что сейчас инвалидам хамить стали меньше.

Сколько стоит коляска?

— Алексей Андреевич, многим инвалидам не так просто влиться в общество здоровых людей. Что и кто им обычно помогает адаптироваться в жизни?

— Проблема адаптации действительно есть. Мы, глухие, например, не можем ходить в театр, но помогаем таким, как мы, развиваться культурно на базе нашего общества: практически бесплатно организуем культурно-массовую, творческую и другую работу со своими инвалидами, устраиваем мероприятия, чтобы не дать людям изолироваться от общества. К нам может прийти любой инвалид по слуху, которому нужна реабилитация и абилитация (она помогает формировать способности к бытовой, общественной, профессиональной и другой деятельности. — Прим. ред.). Мы бесплатно предоставляем переводчиков русского жестового языка (сурдопереводчиков) и помогаем людям связываться с другими (особенно если человек лежачий и глухой, малограмотный). И так поступают все остальные сообщества инвалидов. А в Кемеровской области действует Всероссийское общество инвалидов, в котором состоит больше 12 тыс. человек — слепых (5 тыс. членов), глухих (3 тыс. человек) и множество других общественных организаций.

— Люди с ограниченными возможностями в России имеют право на различные льготы: выплаты, бесплатные лекарства, скидки на коммунальные услуги и т. д. Всё ли эти виды поддержки так просто получить в Кузбассе? И всего ли этого хватает?

— Чтобы всё это получить, нужно пройти медико-социальную экспертизу, которая покажет, в чём конкретно (аппарат, костыли, коляска и т. д.) нуждается инвалид. После этого оформляется индивидуальная программа реабилитации и абилитации, и на государственные деньги закупаются нужные средства. Однако они приобретаются, исходя из возможностей бюджета: тот же хороший слуховой аппарат стоит больше 100 тыс. рублей, а коляска с электроприводом — почти как автомобиль. Каждому раздать такие вещи не получится при всём желании.

Но на самом деле ситуация в последние годы сильно изменилась и меняется в лучшую сторону. Многое необходимое оплачивает государство: глухим дают смартфоны (с ними проще общаться и быть на связи), обеспечивают услугами сурдопереводчика — очень важного человека. Также запущена программа по переселению ивалидов-колясочников с верхних на нижние этажи (другое дело, что не каждый человек сверху согласится переселиться). Потребовать можно, конечно, ещё много чего, но на всё не хватит денег.

Кому хуже живётся?

— Насколько тяжело инвалиду найти нормальную или хоть какую-нибудь работу?

— Найти сейчас работу достаточно тяжело любому человеку. А уж инвалиду — и подавно. Проблемы трудоустройства, элементарных условий проживания всегда были остры для инвалидов-колясочников (что и говорить, 20−30 лет назад о пандусах даже не слышали). Но общество глухих было на виду, и в прошлом веке нам в Кузбассе жилось хорошо: у нас была швейная фабрика, выполнялось много заказов. Глухие работали большими группами с переводчиками и в промышленности: на Новокузнецком КМК, Кемеровском КМЗ, электротехническом заводе. Однако с наступлением рыночной экономики наше производство стало никому не нужно, мы вынуждены были сокращать штаты, фабрика закрылась, а на месте заводов стали расти торговые центры.

Тогда и у нас возникла серьёзная проблема трудоустройства, не решённая и по сей день. Работодатели неохотно берут инвалидов на работу, а глухих особенно (даже с образованием). Они думают: «Как он будет работать? Лучше возьму колясочника, с ним хоть можно поговорить». Им легче оплатить штраф за отказ, чем взять глухого на работу. Инвалиды вынуждены искать выход и соглашаться на неквалифицированный труд с лопатой, ведром и шваброй.

— Какой категории инвалидов всё-таки приходится тяжелее жить?

— Я как-то спросил председателя кузбасского общества слепых: «Как вы думаете, кому сложнее: слепому или глухому?» А он говорит: «О! Глухому, конечно! Слепые слышат пение птиц и могут общаться». И он прав. Несмотря на то, что мы видим, мы получаем очень мало информации, уровень нашего развития слишком поверхностный. Легко ли научить совсем глухого ребёнка считать, писать и говорить? В Кемерове нет специальных учреждений, где глухие выпускники школ могли бы получить образование, ближайшие находятся в Новосибирске, Москве и Петербурге. Вот я, глухой, умею говорить, но до сих пор не могу выучить иностранный язык, не воспринимая его на слух. А ребёнок сможет?

Но я не считаю себя каким-то ущербным: у меня есть семья, дети и внуки, я руковожу крупной организацией. И таких людей, добившихся высоких результатов, среди нас, инвалидов, немало: прикованная к коляске Валентина Шмакова стала руководителем Кузбасского отделения ВОИ, депутатом облсовета; Сергей Поддубный, колясочник, — чемпионом мира по настольному теннису, многократным чемпионом страны. Среди глухих тоже есть много успешных людей, профессиональных спортсменов и предпринимателей. В этом году заканчивает КемГУ Алёна Алексеева, многократная олимпийская чемпионка по плаванию среди глухих (у Алёны два мировых рекорда и семь медалей разного достоинства), в Новокузнецке в школе-интернате № 38 работает педагогом Юрий Служеникин, который успешно закончил институт и работает по специальности.

— А люди с улицы, простые горожане, как сейчас относятся к инвалидам: предвзято или с пониманием?

— Сейчас ситуация меняется в лучшую сторону, но буквально пять лет назад всё было по-другому. Я, глухой человек, с хамством сталкивался постоянно. Как-то раз я прихожу к лору, а она разговаривает с повязкой, прикрывающей рот, хоть и видит: перед ней глухой. Прошу: «Снимите повязку, я прочитаю по губам или напишите мне рекомендации». Она грубо: «Переводчика приводи!» И такое непонимание, конечно, встречал не только в больницах. Нет пока у наших людей толерантности, гуманного отношения к инвалидам.

Конечно, в один день изменить такое отношение нельзя. Это проблема комплексная, понимать и решать которую должны и простые люди, и предприниматели, и власти.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку