Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
15 ноября 2016, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

Любовь и Шория. Художница — о мечтах и родине

Любовь АРБАЧАКОВА — шорская художница и писательница, исследовательница и собирательница национального фольклора — родилась в маленьком посёлке Анзас.

Любовь Арбачакова

Здесь даже школы не было, поэтому ей, как и другим ребятишкам, приходилось за знаниями ходить за 9 км — в пос. Чилису-Анзас. Ещё в юности Люба решила, что будет рассказывать горожанам о красотах своих родных мест и о магии своего народа.

«Быть художником побоялась».

В детстве Люба мечтала стать балериной. Даже написала письмо в балетное училище Алма-Аты, но ответа так и не дождалась. Долго переживала, но со временем поняла: балетному искусству учатся с детства. В Анзасе же никогда не было ни балетных, ни других творческих кружков. Кажется, и возможностей для развития талантов тоже не было. И Люба даже не догадывалась, что она, деревенская девочка, станет известной писательницей, а уж тем более — художницей. Она представляла, как переедет в большой Новокузнецк, где люди ходят не по тропинкам, а по асфальту, где вода журчит не в реках, а бежит прямо из-под крана. Но не могла понять маленькая Люба, как же она будет жить без своего Анзаса, без берёзок и кандыков, без запаха акации и черёмухи. До сих пор с нежностью Любовь Никитовна вспоминает об этом. Кажется, где-то в глубине души художница до сих пор живёт в этом чудном месте, показывая нам его в своих стихах и картинах.

Первое своё стихотворение Люба написала в девятом классе. Оно было о любви. Тогда девушка в первый раз влюбилась. «Когда училась в школе, русского языка почти не знала. Было очень сложно, ведь учителя запрещали нам общаться на своём родном языке. Поэтому и первое стихотворение написала на русском. Так хотелось знать этот язык», — рассказывает Любовь Никитовна. После школы Люба поступила в лесной техникум, где открыла в себе ещё один дар — художественный. Девушка в первый раз пришла в кружок рисования и просто влюбилась в кисти и краски. После техникума она решила поступать в Красноярский художественный институт. Ей сказали, что экзамены сдавать не придётся, ведь лесной техникум она окончила с красным дипломом. Но оказалось, что экзамены при поступлении всё-таки были. И сдавать их Люба побоялась. «Мне казалось, что рисую я так примитивно, а ребята, которые поступают в институт, уже всё умеют, — вспоминает Любовь Никитовна. — Поэтому не стала рисковать. Просто решила, что буду рисовать то, что мне нравится. И так, как я умею. Решила, что буду картинами рассказывать людям о шорцах и о красотах Шории».

О свободе и родных просторах.

Когда в 1989 г. в Новокузнецке открыли кафедру шорского языка, Люба решила попробовать поступить туда. «Помню, знаток шорского языка и основатель кафедры Андрей Чудояков дал нам задание: проанализировать стихотворения любого шорского автора. Я тогда написала свои стихи. Они были о родном Анзасе, о его природе и животных, о моих родителях. Андрей Ильич стихи похвалил и спросил, кто автор. Тогда я призналась, что сама их написала», — вспоминает Любовь Арбачакова. Первые картины тоже были посвящены родной Шории, с которой навсегда связано ощущение свободы, воли, простора.

Неудивительно, что талантливую Любу попросили остаться на кафедре. Любовь Никитовна тогда и начала (и продолжает сегодня) изучать шорский фольклор, собирать сказания. Женщина объездила всю Шорию: «Фольклор собирала по крупицам от наших бабушек и дедушек. Знаю каждую шорскую деревушку. Сегодня, к сожалению, деревни исчезают, уходят из жизни бабушки, а вместе с ними — фольклор и культура. Умер и наш последний сказитель — Владимир Егорович Таннагашев. Человек уникальный — он обладал даром горлового пения, прекрасно знал язык, играл на национальных музыкальных инструментах. С его слов я записала больше двух десятков сказаний».

Изучая фольклор, Любовь Никитовна продолжает писать свои стихи, рассказы, картины. Часто сюжетом становятся любимые сказания и легенды. Как признаётся сама Арбачакова, рисует она только тогда, когда у неё хорошее настроение: «Часто даже не знаю, что будет на холсте. Я как шаманка — путешествую в образах с помощью кистей и красок. Это особое состояние транса. Когда вхожу в него, могу рисовать и днём, и ночью. Не могу остановиться». Часто сюжет для своих картин и строчки для стихов женщина видит во сне: «Когда долго не пишу и не рисую, мне снится, как кто-то сверху показывает кисти и краски, отчётливо слышу слова. Просыпаюсь ночью и сразу записываю стихотворение».

Воспоминания детства.

Но чтобы написать стихотворение, тоже должно быть особое состояние. Часто это состояние грусти, тоски по счастливому детству, безмятежному, радостному времени. Кстати, и первый рассказ Любовь Никитовна написала об одном из самых ярких воспоминаний — о своей лошади Красотке. «Она была настоящая красавица: гнедая, глаза огромные и звездочка на лбу белая. Настоящий богатырский конь. Красотка в самые радостные и грустные минуты была со мной рядом. Кажется, она и выросла со мной. На ней я провожала брата в город, возвращалась всегда поздними вечером, засыпала по дороге, а Красотка меня всегда доставляла домой. Она прекрасно знала дорогу, перевозила меня через реку, “передавала”, сонную, маме прямо в руки», — вспоминает Любовь Никитовна.

Сначала Любовь Никитовна писала стихи и рассказы только на шорском языке, чтобы родной язык жил. Потом стала переводить и на русский, чтобы тексты были доступны всем читателям: «Мне хотелось рассказать людям о шорцах, о нашей богатой культуре. Хотелось петь о красоте наших легенд, о красоте нашей Шории». Как признаётся художница, раньше она не придавала большого значения магической силе своего народа: «Сейчас понимаю, насколько были мудры наши бабушки и дедушки, говоря о силе предков и о том, что всё дышит. И растения, и животные. Поэтому нужно относиться ко всему почтительно и по-доброму». Сейчас Любовь Никитовна мечтает переехать из Междуреченска в Кабырзу, где строит с мужем дом: «Это Родина моего мужа, а я родилась совсем недалеко от неё. Помню, папа всегда выезжал туда за продуктами и большими покупками. Кабырза для меня не просто место. Я всегда говорила, что питать меня будет моя родная река Анзас. Так и выходит. Анзас впадает в Кызас, а она — в Мрассу». Но в то же время Любовь Никитовна считает, что неважно, где ты живёшь, а важно, чем ты занимаешься: «Давно мечтала писать людей и пейзажи с натуры. В Кабырзе у меня появится такая возможность. Сбылась и ещё одна мечта: в нашем доме будет художественная мастерская, в которой можно будет полностью посвящать себя творчеству».