Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Так начиналась война Минобороны раскрыло секретные документы о первых днях Великой Отечественной войны
25 ноября 2016, источник: АиФ Кузбасc

Голос Шории: кайчи. Исследователь — о прошлом и будущем сказаний

Кайчи — сказитель, умеющий петь, рассказывать истории и играть на кай-комусе. Благодаря им сохранились все сказки и легенды, которые мы знаем сейчас.

Любовь Арбачакова

О том, кто и как хранил культуру целого народа, корреспонденту «АиФ — Кузбасс» рассказала Любовь АРБАЧАКОВА, учёный-фольклорист, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института филологии СО РАН.

Рассказчик, певец и музыкант.

— Любовь Никитовна, кто такие кайчи? Простые исполнители сказаний или более заметные фигуры своего времени? И почему в любой культуре сказитель всегда говорил напевами, под музыку?

— Кайчи — человек, исполняющий алыптыг ныбак или кай ныбак (богатырское/героическое сказание) горловым пением в сопровождении двухструнного кай-комуса. Однако это не просто исполнитель, это носитель устно-поэтических произведений народа. Также кайчи знали и рассказывали произведения других фольклорных жанров — предания, легенды, песни и др. Большинство современных традиционных представителей мрасской сказительской школы сами себя называли кайчи (Владимир Таннагашев, Афанасий Рыжкин, Михаил Каучаков), а Анатолий Напазаков, исполнитель из села Чувашка, считал себя ныбакчи, т. к., не умея кайларить и играть на комусе, сказывал эпические произведения устным речитативом.

— Когда появились кайчи?

— У шорцев с древнейших времён существовала богатая устная поэзия — от колыбельных песен до больших эпических повествований, вобравших в себя малые жанры фольклора (пословицы, поговорки, благопожелания, проклятия). В эпосе отражены черты эпохи раннего феодализма, а также раннеродового и позднеродового общества. В содержании эпоса прослеживаются древние мифологические сюжеты, алыпы ведут борьбу не только с иноземными захватчиками, но и с демоническими персонажами из Нижнего мира.

— Какими чертами должен был обладать кайчи? И что было особенно важным? Не каждый охотник мог ведь в сказители записаться….

— Даже не все исполнители эпоса могли похвастаться высоким званием кайчи, а только наиболее одарённые, способные не только играть на музыкальном инструменте и петь горловым пением, но и владеющие искусством сказывать.

Кайчи — тот, кто удовлетворял эстетическим и духовным потребностям слушателей, обладал настоящим талантом создателя и исполнителя и, наконец, ценил и уважал алыптыг ныбак, ради исполнения которого забывал свои личные интересы.

Самым важным для сказителя в усвоении эпических текстов было запомнить эпические формулы и общие (типические) места, встречающиеся во всех героических сказаниях, знать чол (путь) алыпа, за которым сказитель мысленно путешествовал, а о происходящем передавал своим слушателям.

— А школы кайчи были?

— Школ, конечно, не было. Согласно биографическим сведениям современных шорских сказителей, талант сказителя им передавался не по прямому наследству (от отца или деда), а благодаря их исключительной памяти, таланту и, конечно, окружающей среде, где они росли рядом со сказителями. С детства, слушая мастеров-исполнителей старшего поколения, постепенно запоминая слова и повадки, они усваивали навыки сказывания. К сожалению, современные наши кайчи стали исполнять свои произведения поздно, уже выйдя на пенсию, т. к. главной их заботой всю жизнь были заработки и необходимость кормить свои большие семьи.

Особый ритуал.

— Как происходило исполнение? Предполагалось ли при этом исполнение специальных действий, ритуалов? Что исполняли кайчи? Кто их учил этому? С какого возраста кайчи начинали петь?

— Шорский героический эпос, как и у других родственных народов, обычно исполнялся долгими зимними ночами. Основным его назначением было не только удовлетворение духовных потребностей слушателей, но он также играл магическую роль, ограждая людей от айна (нечисти, чертей), от хозяев тайги (таг) ээзи и других опасностей. Раньше с целью удачного охотничьего промысла сказителей брали с собой в тайгу, где они должны были напевать сказания специально для таг ээзи (хозяйки тайги). Иногда их приглашали в дом умершего, где на протяжении ночи кайчи сказывал алыптыг ныбак с трагической концовкой.

Обычно о сказителях шорские кайчи знали с детства. К примеру, Владимир Таннагашев уже с четырёх лет слушал выступления известных в то время шорских сказителей: Морошко (Николай Напазаков), Акмета (Алексей Абакаев), которых приглашали из других сёл.

— Сколько времени длилось исполнение одного произведения? И где обычно собирались слушатели, в доме у кого-то одного, как мы сегодня ходим на концерты? И был ли особый этикет поведения для слушателей?

— Как правило, одно сказание кайчи могли исполнять несколько (до трёх-пяти) ночей подряд. В 2001 году перед записью сказания «Кара Кан», Владимир Таннагашев вспоминал о том, как однажды его родители пригласили кайчи Прокопия Амзорова в их дом: «Ставили стул посередине избы, ставили тазик перед ним, чтобы (кайчи) мог туда плюнуть. А вокруг вся деревня собиралась — от малого до стариков, и он начинал рассказывать. А тут ещё моя мать поставит ведёрный чугун, а сказания всю ночь сказывали. В полночь мать говорила, что нужно поужинать. Варила для всех чугун еды, моментом всё съедалось, и всегда люди были довольные. Браги было много, медовухи много было, и вот под комус кайларил… «.

Вера шорских сказителей в свой «қай ээзи» побуждала их при исполнении эпоса придерживаться определённых правил, т. к. в случае ошибок или оговорок духи кая, как считалось, могли строго наказать рассказчика. Об этом в фольклоре существует целый цикл преданий, например, известное предание «Кай Чывашка», где говорится о сказителе, поплатившемся жизнью за то, что допустил неточность во время сказывания: «Ты, Кай Чывашка, в “Окус Олаке и Мокус Олаке” в одном месте ошибся. Поэтому я тебя вожжами ударить пришёл, — сказал. — После того как вожжами ударю, через три дня ты умрёшь!».

Надеемся на чудо….

— Назовите самых известных шорских кайчи. У них была особая манера исполнения, как у нынешних артистов: один поёт так, а другой эдак?

— Самые известные шорские сказители: Морошко (Николай Напазаков), Акмет (Афанасий Абакаев), Прокопий Амзоров, Степан Торбоков, Владимир Таннагашев — все представители мрасской сказительской традиции. Шорский фольклорист Андрей Чудояков выделял три сказительских школы (одна в Южной Шории, две в Северной — кондомская и мрасская). Сказания в исполнении вышеперечисленных сказителей записали и опубликовали исследователи Надежда Дыренкова, Андрей Чудояков, Дмитрий Функ и я, а некоторые из исполнителей (Степан Торбоков и Владимир Таннагашев) оставили самозаписи.

Сказители обязательно учились как минимум у трёх старших кайчи. Например, по словам Владимира Таннагашева, большинство сказаний он перенял от Прокопия Амзорова — своего учителя, которому в 14 лет уже стал подражать, наигрывая на балалайке. Кроме того, в его репертуаре были произведения, усвоенные от других прославленных кайчи: Павла Токмагашева, Павла Кыдыякова, Опима Патачакова, Микалиша, Василия Карачакова, Степана Торбокова и от самого знаменитого кайчи Акмета.

— Почему Владимира Таннагашева называют последним кайчи? Неужели сейчас их уже нет? Почему?

— К сожалению, в настоящее время традиция устного бытования эпических повествований постепенно затухает. Если 30−40 лет назад во многих шорских селениях было по несколько кайчи, то в 2007 году ушёл из жизни последний хранитель эпической традиции — Владимир Таннагашев. Несмотря на это, мы всё же надеемся, что проведение ежегодных пайрамов не позволит шорцам окончательно прервать сказительское искусство. Например, в 2010 году на празднике в Чувашке был конкурс «Лучший кайчи Горной Шории», где член Союза писателей России Геннадий Косточаков сказывал героическое сказание «Палазы чок Ак Кан» (Бездетный Ак Кан) традиционным речитативом.

В 2009 году известная певица Ольга Таннагашева, племянница Владимира Таннагашева, получила Гран-при на всероссийском фестивале «Народы Сибири и Дальнего Востока», а также звание лауреата в номинации «Виды горлового пения» на Курултае алтайских сказителей. Сегодня она активно участвует во многих фестивалях и мечтает в будущем попробовать себя в качестве исполнителя эпоса. По её словам, перед тем как «запеть горлом», она дважды видела сон, где исполняла горловое пение в высоких горах Шории.

— С какими кайчи вы встречались лично? Кто вам особенно запомнился?

— С 1996 по 2003 гг. я записала на современную аппаратуру 27 произведений героического эпоса в исполнении Владимира Таннагашева. Из них 17 героических сказаний он исполнил каем (горловым пением) в сопровождении двухструнного музыкального инструмента — кай-комуса. Другие сказания я записала от кайчи Анатолия Напазакова и Афанасия Рыжкина.

Каждый исполнитель оставил неизгладимое впечатление: Владимир Таннагашев мог исполнять под музыкальное сопровождение и речитативом, Анатолий Напазаков исполнял исключительно речитативом, однако активно жестикулировал и использовал мимику, а Афанасий. Рыжкин только кайларил под кай-комус. Владимир Таннагашев поразил меня своей работоспособностью. Он успел сам записать 35 героических сказаний, которые, по его словам, решил оставить «своим потомкам».

— Кто сейчас хранит шорский эпос? Как он передаётся?

— Чтобы появились сказители, нужна эпическая среда, слушатели. Необходимо знать родной язык, иметь хорошую память, голос и слух. В настоящее время сказителей не осталось, но мы надеемся на чудо….

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку