Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 ноября 2016, источник: N + 1

Самцы мартышек научились не спорить с самками

Швейцарские приматологи показали, что самцы мартышки диана больше доверяют мнению самок, чем своему собственному.

Услышав тревожные крики самок, специфически предупреждающие о типе хищника, самцы реагируют в соответствии с типом крика самки, а не с криком хищника, который они услышали сами. Статья опубликована в журнале Current Biology.

Мартышки диана, обитающие в Западной Африке, живут группами, состоящими из одного самца-вожака, его гарема из нескольких самок и детенышей. Когда рядом появляется хищник, самец защищает свою группу, кидаясь на хищника и пытаясь его отогнать. О появлении хищника или другой опасности мартышки предупреждают друг друга тревожными криками.

Помимо «универсального» сигнала тревоги, предупреждающего о любой опасности (приближение другой группы мартышек, падающее дерево), у мартышек диана есть два специфических крика для предупреждения о хищниках. Один тип крика означает «Опасность, внизу леопард!», а другой тип — «Опасность, сверху хищная птица!».

Услышав один из двух сигналов, мартышки реагируют соответствующим образом: смотрят (или, в случае самцов, кидаются) либо вниз, либо вверх. Таким же образом они реагируют, услышав звуки, которые издают сами хищники: рычание леопарда или крики венценосного орла (обычного охотника на обезьян в Африке).

Крики, предупреждающие о хищниках, издают и самцы, и самки. При этом тревожные крики характеризуются половым диморфизмом (то есть отличаются у самцов и самок). Самцы, хотя и издают тревожные сигналы сами, обычно не приближаются к хищнику, пока к тревожным крикам не присоединятся самки их группы. Чтобы посмотреть, как происходит координация действий самцов и самок в таких случаях, ученые провели эксперименты с 36 группами мартышек диана в Кот-д’Ивуаре.

В первом эксперименте ученые проигрывали мартышкам записи рычания леопарда или криков орла и наблюдали за их реакцией.

Хотя запись слышали все члены группы, самки обычно первыми начинали издавать соответствующие тревожные крики.

Самцы присоединялись позже, иногда спустя целую минуту. При этом, когда соответствующие сигналы начинали издавать самцы, самки замолкали — как будто ждали, пока самцы услышат их «сообщение».

Во втором эксперименте авторы после проигрывания записи со звуками хищников проигрывали также тревожные крики самих мартышек. Каждый пол тестировали отдельно: самцам проигрывали крики самок, и самкам — крики самцов. При этом в одних случаях тревожные крики совпадали с типом хищника в первой записи, а в других — нет. Например, в одном из вариантов самцу включали запись криков орла, а затем — запись тревожного крика самки, означающего «Опасность, внизу леопард!».

Оказалось, что самки всегда издавали тревожные крики, соответствующие типу хищника, которого они услышали в первой записи.

Однако самцы согласовывали свои крики с криками самок, а не с типом хищника, которого они услышали.

Например, когда самец слышал крик самки, предупреждающий об орле, он тоже кричал: «Опасность, сверху хищная птица!» — даже если перед этим услышал вовсе не крики орла, а рычание леопарда.

По словам авторов исследования, сомнений в том, что самцы способны правильно определить тип хищника, быть не может.

Скорее, как считают ученые, самцы так слепо доверяют самкам по другой причине: они стремятся показать им свою готовность защитить группу.

Это, возможно, объясняется тем, что что защитное поведение у самцов и самок подвергается действию разных видов отбора: у самцов — действию полового отбора (им важнее сохранить свою позицию хозяина гарема, доказав самкам свою способность их защитить), а у самок — родственному отбору (им важнее защитить себя и детей, оставив самцов разбираться с хищниками).

Недавно приматологи описали еще один пример того, как самки обезьян могут «командовать» самцами: оказалось, что самки верветок поощряют участие самцов в драках, награждая грумингом тех, кто дрался лучше всех, и огрызаясь на тех, кто воздержался от участия в драке.

Софья Долотовская