Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Атака в Барселоне: террорист ушел с Рамблы через рынок СМИ опубликовали фотографии бегства подозреваемого в атаке на улице Рамбла в Барселоне
1 декабря 2016, источник: АиФ Челябинск

На Южном Урале больше тридцати тысяч безработных

Интересно, что вес банка вакансий нынче переместился в сторону бюджетного сектора. В первую очередь нужны врачи. По врачам заявлено 1113 вакансий, при 21 безработном враче в регионе! Ещё месяц назад врачей требовалось меньше — 988.

30 ноября в «АиФ-Челябинск» прошла пресс-конференция «Каким будет рынок труда на Южном Урале в 2017 году?».

В разговоре приняли участие: — Смирнов Владислав Валентинович, начальник Главного управления по труду и занятости населения Челябинской области; — Куликов Александр Анатольевич, заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Челябинской области по охране труда; — Девятова Елена Васильевна, начальник отдела высшего образования и науки Министерства образования Челябинской области; — Максимова Татьяна Викторовна, заведующая кафедры «Экономика и финансы», доцент, кандидат экономических наук Челябинского филиала Финансового университета при Правительстве РФ; — Ирина Александровна Трушина, проректор по работе с молодежью Челябинского государственного университета.

Представляем Вашему вниманию сокращённую версию стенограммы.

Как менялся рынок труда в 2016 году? Каков уровень безработицы на сегодняшний день?

Смирнов В. В.: На 1 декабря в Челябинской области 31 200 безработных. Год назад их было почти столько же — 31 370. Максимальная цифра регистрируемой безработицы была достигнута в этом году 4 апреля — 38 197 человек. Минимальная — в середине октября — 29 970. Этот перепад в 8,5 тыс. человек наполовину объясняется сезонным фактором. Кроме того, не напрасными были и наши усилия по снижению безработицы: по линии службы занятости в этом году трудоустроено 47 384 человека (в прошлом — более 44 тыс. человек). Серьёзный рост показателей по безработице пришёлся также на декабрь 2015 года и февраль-март 2016. Этот рост во многом зависел от ситуации на финансовых рынках: при любых скачках работодатели впадали в лёгкую панику и начинали оптимизироваться. На нынешних показателя сказывается не только общеэкономическая ситуация, но и такая странная российская традиция: под Новый год или увольняться или увольнять работников. Есть напряженность с вакансиями на рынке труда: сейчас их 20 415. За весь 2015 было заявлено 125 -129 тыс. вакансий. За 11 месяцев 2016 года — 106 612. Отчасти безработицу сгенерировала стройка: в 2014—2016 годах не произошло сезонного набора персонала в строительную сферу. Вплоть до марта количество вакансий будет снижаться. Что ещё немаловажно: вес банка вакансий нынче переместился в сторону бюджетного сектора. В первую очередь нужны врачи. По врачам заявлено 1113 вакансий, при 21 безработном враче в регионе! Ещё месяц назад врачей требовалось меньше — 988. Причём работодатели обещают неплохую зарплату — максимум 60 тыс. рублей в месяц. Также нужны провизоры, медсестры, акушеры, массажисты, фельдшеры.

Что будет происходить на региональном рынке труда в 2017 году?

Смирнов В. В.: 2017 год представляется стагнационным. Ситуация будет не кризисной, но напряжённой. Сильного роста по безработице не ожидается, как и активного спроса на рабочую силу.

Где произошли массовые сокращения в 2016 году, и на каких предприятиях они еще возможны?

Смирнов В. В.: О массовых увольнениях заявили 18 предприятий области. В общей сложности до апреля останутся без работы 3095 южноуральцев. На отдельном контроле держим ситуацию по неполной занятости, сегодня работать на неполный рабочий день выходят 7930 южноуральцев.

Где ожидаются сокращения? Управление здравоохранения администрации Коркинского муниципального района — 33 человека УФНС России по Челябинской области — 783 Госнаркоконтроль -24 Автомобильный завод «Урал» — 249 Городской очистительный комплекс (Уфалей) — 87 Ведомственная охрана ЮУЖД — 82 Военный комиссариат Челябинской области по Курчатовскому району — 42 МЦ «Гименей» — 24 Реабилитационный центр «Импульс» — 50 Изыскательская фирма «ЮжуралТИСИЗ» — 19 Рефрижераторно-вагонное депо Троицк — 68 МБУ «Экотек» (Снежинск) — 23 Пожарная служба (Челябинск, Яблочкина, 14) — 459 «Ветеран» (Трехгорный) — 21 «Вита-мастер» (Трехгорный) — 93 ЦБ РФ — 80 Филиал ЗАО «Промагрофонд» — 17 ООО «Радуга» — 17 «Тепло и сервис» (Копейск) — 119.

Что происходит с зарплатами? Где их задерживают?

Куликов А. В.: Отдельные работодатели пытаются выжить работников, не сокращая, но сильно урезая им зарплаты, мы боремся с этим. Тенденция последних лет такова, что если раньше люди жаловались на условия труда, то сейчас только на задержку зарплаты. На начало года мы имели задолженность региональных работодателей перед южноуральцами почти 152 млн рублей, сейчас задолженность в 26 организациях составляет 119 млн рублей. Эту сумму предприятия должны 3 651 работникам. Очень большая задолженность у бывшего транспортного предприятия «АЕ500» — оно должно 86 работникам более 19 млн рублей. Но предприятие свернуло свою деятельность в Челябинской области, поэтому ситуация сложная, держим руку на пульсе. ООО «ТД “Уралмолоко”» до недавних пор должны были свои сотрудникам почти 7 млн рублей. Бакальское рудоуправление должно было 44 млн, но недавно погасило задолженность перед коллективом. «Уралгидромонтаж» в Озёрске имеет 18 млн долгов… Но я вам могу сказать, что у нас еще не самая плохая ситуация в УрФО. В Ямало-Ненецком АО задолженность предприятий работникам 231 млн рублей, в Кургане — 101 млн, в Свердловской области — 167 млн, в Тюменской — 114, в ХМАО — 164 млн. В 2015 году мы провели 302 проверки, штрафов на работодателей наложено почти на почти 15 млн рублей. В этом году проведено 374 проверки и наложено 16 млн рублей штрафов.

На каких специалистов спрос упал, а на каких появился?

Смирнов В. В.: Работодателям нужны токари, фрезеровщики, сварщики, бетонщики. Есть нужда в проходчиках и, кстати, у них хорошая зарплата — около 60 тыс. рублей. Ищут регулировщиков радиоэлектронной аппаратуры на зарплату 80 тыс. рублей. В то же время есть некоторые вакансии, которые сегодня уже звучат странно, — фонотекарь, видеотекарь, наборщик шрифтов в типографии….

А ещё в наше время появляется всё больше вакансий с загадочными названиями вроде «SMM-менеджер» или «лайф-коуч»…

Смирнов В. В.: Лайф-коуч — это кто? Тот, кто жизни учит? Их итак всегда полно было! К бабушкам на скамейку в любое время выйдите — они вам краткий курс выдадут!

Куликов А. В.: Раньше профессия «мерчендайзер» была нам в диковинку, а когда я услышал слово «стрингер», я даже не знал, что это профессия такая!

Смирнов В. В.: А где дизайнеры, которых «печатали» лет десять подряд в учебных заведениях? Даже экономистов и юристов одно время меньше выпускали. И где дизайнеры теперь? В.: В.: У нас давно «висят» садоводы-овощеводы — 1219 вакансий. Но это из-за работодателей, которые хотят привезти и посадить в борозду иностранцев. И мы им традиционно в этом отказываем, потому как считаем, что из наших безработных есть кого посадить в борозду, просто нужно платить людям нормальные деньги.

А где обучают специалистов, спроса на которых еще не было даже два года назад? Как подстраивается под рынок труда наша система образования?

Девятова Е. В.: Все направления и специальности, которые сегодня предлагаются абитуриентам, разработаны в соответствии с топ-50 самых перспективных востребованных специальностей. Если говорить об итогах послеждней приёмной кампании, то в тройке лидеров по-прежнему технические науки, на втором месте — науки об обществе, на третьем — образование и педагогика. Молодёжь идёт учиться в сферу строительства и машиностроения. При этом сокращается количество желающих поступить на гуманитарные направления, юриспруденцию, экономику. Сокращается, но, тем не менее, пока на гуманитарные направления спрос остается самым высоким.

Трушина И. В.: Мы стараемся идти в ногу со временем, стараемся прогнозировать, какие профессии будут востребованы в тот момент, когда ребята выпустятся из вуза. Так, в этом году состоялся набор на новый курс «Историческая информатика». В существующие специальности включаются новые блоки. Например, в рамках факультета психологии и педагогики ребята сегодня получают подготовку по лайф-коучингу.

Максимова Т. В.: Говорят, что на рынке труда переизбыток экономистов. Я как специалист, работающий в этой области, категорически не согласна! Всё дело в том, что очень расходятся требования к кадрам у представителей крупного бизнеса и представителей среднего и малого бизнеса. Недавно специалисты журнла а’Главбух провели опрос «Какого главбуха хочет видеть работодатель?» Я вам должна сказать, что умение вести бухгалтерский учёт стояло на пятом и шестом месте! А в первую очередь требуется ведение делопроизводства, знание основ юриспруденции, права и всего остального, что не касается бухгалтерского учёта. С одной стороны такую тенденцию можно понять: это у крупного бизнеса много задач, а у малых предприятий нет возможности содержать сразу несколько специалистов, им проще платить за совмещение профессий.

Даже в кризис, даже во времена рыночной экономики никуда не делись советские лентяи и тунеядцы. Современное законодательство позволяет стоять на бирже всю жизнь. Людям платят «минималку», у них идёт стаж, они получают социальные льготы… Много ли таких тунеядцев, которые сознательно не хотят работать?

Смирнов В. В.: Считаю, можно разбить всех безработных на три категории. К первой относятся те, кто не работает и работать никогда не будет, потому что у мамы и папы денег очень много. Есть безработные вынужденные, которых жизнь прижала: они всю жизнь работали на одно месте, опыта трудоустройства не имеют, а их сократили. Вот с этими людьми нужно работать. Третья категория — профессиональные социальные иждивенцы. Всю жизнь не получится стоять на бирже! Срок на получение пособия — 12 месяцев. Да, есть те, кто с небольшими перерывами возвращается на биржу и это продолжается годами. Но таких менее 10% от общей численности безработных. На пособие по безработице у нас уходит 1,5 млрд рублей в год.