Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 декабря 2016, источник: АиФ Кузбасc

Всем селом — за медведем. Как охотились телеуты и шорцы?

«Какой шорец не любит охоту?! Нас, деревенских мальчишек, отцы с детства учили быть охотниками. Я сам много раз ходил в тайгу на медведя», — рассказывает писатель Вениамин Борискин.

Действительно, шорцы любили охоту в XVI веке, когда она была одним из основных способов добычи пищи. За что её любят и сегодня, разбиралась корреспондент «АиФ — Кузбасс».

Инстинкт зверолова.

До XVII века на охоту шорцы уходили с луком, самострелами и капканами. Ружьё у аборигенов появилось лишь с приходом русских. Это, конечно, упростило жизнь охотников, ведь всё-таки легче медведя застрелить, чем воевать с животным с помощью лука. А битвы с хозяином тайги были нешуточные. Шорцы забывали всё на свете, когда уходили на промысел. Уходили, как правило, не на неделю, а на несколько месяцев. Вот, что пишет о шорских охотниках Василий Вербицкий, миссионер Алтайской духовной миссии: «При покупках и продажах они простодушно поддаются всякому обману и не в состоянии отличить ложь от истины, а в лесной сфере проявляется в них необыкновенная сметливость: на быстром беге при множестве следов зверя охотник читает по ним, как по грамоте». Об охотничьем инстинкте пишет и основатель Новокузнецкого музея Дмитрий Ярославцев: «Шорцы всегда таковы: малейший повод кого-нибудь поймать, застрелить выводит их из состояния апатии, и они становятся энергичными».

Владимир Поддубиков

Конечно, с приходом русских в жизни шорца, да и телеута, изменилось многое. Например, они стали держать скот, сажать огороды. Ещё больше изменений произошло, когда в 1920 г. до Горной Шории дошла советская власть. «У охотников появилась сначала кооперация, а вместе с ней и план добычи пушнины. Возникли охотничьи артели, которые затем превратились в коопромхозы. Однако суть охоты не изменилась. Ведь и раньше охотники объединялись, чтобы пойти охотиться, например, на лося или медведя», — рассказывает Владимир ПОДДУБИКОВ, этнограф, кандидат исторических наук, заведующий лабораторией этносоциальной и этноэкологической геоинформатики КемГУ.

Охотничьи приметы.

Владимир Челухоев

Историк Ирина УЛАГАШЕВА пишет, что в 1950 г. в одном только Мысковском районе насчитывалось 100 профессиональных охотников. Перед уходом на промысел охотники приглашали родственников, пили медовуху. Исследователь приводит слова старожила, что, выходя ранним утром из дома на охоту, мужчины осматривались по сторонам. Если вдруг по дороге шла женщина с пустым ведром — всё пропало, охоту приходилось откладывать. Владимир ЧЕЛУХОЕВ, основатель и хранитель бековского этнографического музея «Чолкой», рассказывает, что и телеуты женщинам не доверяли. Так, если женщина ненароком переступила через ружьё или даже просто взяла в руки охотничье снаряжение, то от похода в тайгу в этот день сразу отказывались.

А вот хорошей приметой считался снегопад. Ведь снег заметёт все следы охотника. Кстати, шорцы на охоте использовали только особый язык. Его описала этнограф, тюрколог-лингвист Надежда ДЫРЕНКОВА: «Охотники считали, что как хозяин гор, так и сами звери слышат всё то, что говорят о них, и, чтобы звери не успели скрыться, а хозяин гор — запрятать свой скот, они избегали называть зверей их обычными именами и называли иносказательно. Например, соболя (кищ) — окунем (алабура), самцом (аскыр аң), медведя (азыг) — стариком (апшак). Запрещалось во время промысла также называть обычными именами домашних животных, людей, утварь».

Ждали всем селом.

Ирина Улагашева приводит такой рассказ старожилки: «Семьи охотников первые четыре недели после ухода отцов на охоту жили спокойно, а затем начиналось ожидание их возвращения. Мама ставила медовуху, пекла пирожки, которые хранили на случай возвращения отца в подполье (затем их резали поперёк на кусочки и обжаривали на масле). По лицу возвращавшегося охотника сразу было понятно, была ли охота удачной. Кроме пушнины отец приносил нам, детям, вкусный гостинец — копчёные беличьи тушки, которые отец коптил на костре вечерами после тяжёлого дня. Вся деревня радовалась хорошей добыче. Охотники устраивали вечеринки, рассказывали об охоте и слушали новости односельчан. Сдав пушнину в заготовительную организацию, отец получал продукты: муку, крупы, сахар… «.

«Мы в детстве на каникулах приезжали в гости к бабушке с дедушкой в Казас. Помню, заберёмся на печку и слушаем рассказы охотников до утра. Так было интересно! С пустыми руками обычно с охоты не возвращались. Добывали медведей, лосей, коз, бурундуков. В тайгу дедушка один не ходил (разве только на зайцев), обычно собирались сразу несколько охотников. Запомнила случай, когда на охоту ушли трое. Хоть и опытные охотники, но они не услышали, как сзади подошёл медведь. Одному удалось залезть на дерево, второй успел убежать, а вот третьего хозяин тайги задрал. Но даже после этого дедушка не перестал ходить на охоту», — рассказывает жительница Междуреченска Ирина СЛАВЕЦКАЯ. «Папа с товарищами на охоту уходили в конце октября, а приходили только в конце ноября. В тайге у них была избушка. Раз в неделю, а то и реже приходил кто-то один за едой. Все возвращались только после того, как завершат сезон. Приносили много соболей», — добавляет междуреченка Светлана ТОРЧАКОВА. Мясо шорцы и телеуты варили или жарили, а также делали из него различные деликатесы и пироги. И у каждой хозяйки сегодня есть свои рецепты традиционных блюд.

Схватка в тайге.

Вениамин Борискин

О том, как рисковали охотники, рассказывает писатель и охотник Вениамин Борискин.

В посёлке Казас в июне 1972 г. медведь задрал корову. Опытный медвежатник Бабушкин (он к тому времени «победил» 49 медведей) поставил на хозяина тайги петлю. Через несколько дней пришёл проверить и обнаружил, что зверь ушёл вместе с ней. Идти на него в одиночку не решился, потому вернулся в деревню. Т. к. день был рабочий, мужиков в посёлке было мало. Поэтому пришёл он к моему дяде. А он на охоту никогда в жизни не ходил — рыбаком был. Помочь согласился. Взял у соседа двустволку и пошёл на медведя. В тайге разделились. Вдруг дядя услышал треск, повернулся — а там огромный медведь! Только собрались с товарищем стрелять, как медведь прыгнул. Охотника он разодрал сразу, затем бросился на дядю. Спасло его только то, что что-то попалось под руку, и он этот предмет засунул зверю в пасть. Руку, правда, медведь подрал. Разодрал щёку сильно. Зверь закашлялся, а дядя успел уползти. А затем смог подняться и убежать. Видимо, страх силы придал. Вся деревня потом пошла зверя ловить! И изловили.