Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 февраля, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

От деревни до областного центра за 100 лет. Кемерово глазами ровесницы

100-летняя кемеровчанка вспоминает, как развивался её родной город.

Анна Тарасова

В свидетельстве о рождении Анны ТАРАСОВОЙ написано: «Шерстобитова Анна Фроловна, родилась в 1918 г., 30 ноября, селение Елыкаево, уезда Кузнецкий, губернии Томской, район Верхотомский». Чуть раньше (по официальной версии), родился город Щегловск: в мае 1918 г. село Щеглово стало городом Щегловском. На глазах Анны Фроловны с городских улиц исчезали деревянные домики и появлялись многоэтажки, исчезали картофельные поля и появлялись дороги. В ожидании столетия Кемерова его ровесница вспоминает, каким он был, и делится своими размышлениями с читателями kuzbass.aif.ru.

Билет до Щегловска.

Отец Анны Фроловны был военным, поэтому семья жила в постоянных переездах. Они были настолько частыми, что маленькая Аня за год несколько раз меняла школу. В третьем классе, например, девочка успела поучиться сразу в четырёх школах — в Иркутске, Даурии, Чите и снова в Иркутске. Поэтому, когда папе дали трёхмесячный отпуск и семья засобиралась на родину в Елыкаево, Аню оставили жить у учительницы, чтобы девочка смогла спокойно доучиться до каникул.

Пока Аня заканчивала третий класс в Иркутске, станцию Щегловск переименовали в Кемерово. Вот только маленькая девочка, которая собралась поехать домой на каникулы, об этом даже не подозревала. «Мне билет до Щегловска», — попросила Аня у кассира на железнодорожном вокзале Иркутска. «Девочка, нет такой станции», — услышала в ответ.

«Как же нет? — удивилась девочка. — Меня там мама с папой ждут. Это в сторону Юрги, у меня там пересадка».

В итоге пришлось ехать до Юрги. Здесь уже знали, что Щегловск теперь Кемерово, поэтому на вокзале билет девочке продали сразу. В 1930-е годы семья Шерстобитовых окончательно укоренилась в Кемерове. Теперь уже не было бесконечных переездов, и Аня стала коренной кемеровчанкой. Как говорит сама Анна Фроловна, её судьба неразрывно связана с родным городом. «Но если сегодня меня оставить одну в центре Кемерова, то дорогу домой сама не найду. Всё сильно изменилось, город стал краше. Какая была грязь на улицах в 30-е годы! Тротуары были только на проспекте Советском, да и то деревянные. Если наступишь на один конец доски, то нужно быть острожным, иначе тебе обязательно по лбу стукнет другим концом. В центре стояли бревенчатые дома, оставшиеся от купцов. Недалеко от нынешней филармонии была церковь, а напротив — базар.

На него съезжалось много народу, со всех окрестных деревень. В основном ехали на лошадях — это был главный наш транспорт. Дороги в основном были насыпными. Незадолго до начала войны появился трамвай", — вспоминает Анна Фроловна.

«Хочу на стройку».

«Город рос очень быстро. На пустырях появлялись заводы, дома. В районе строящегося Коксохима поставили бараки, а возле “Карболита”, в так называемом Щетинкином логу (или Нахаловке) рабочие строили для себя небольшие избушки», — говорит Анна Тарасова. Анна Фроловна тоже мечтала работать на заводе, ведь тогда повсюду «гремели» ударники труда, все знали об их заслугах. И ей тоже хотелось быть полезной родному городу. Но родители уговорили поступить в Томский мединститут. Вот только закончить его, к сожалению, девушка не успела: сильно заболел отец, денег на жизнь в чужом городе стало не хватать. Поэтому Аня вернулась в Кемерово и стала работать учительницей начальных классов.

«За Искитимкой в начале 30-х гг. ничего не строили. До войны нас, всех кемеровчан, будила своим гудком ГРЭС. Если утром зимой гудок раздавался раньше положенного времени, то это означало, что из-за морозов занятия в школах отменяются», — вспоминает Анна Фроловна. Город развивался, а значит, вырастали и новые дома. «Правда, мы жили не в таких многоэтажках, как сейчас. Наши квартиры были куда проще. Обычный сельский (несмотря на то, что жили всё-таки в городе) дом с печкой. Наша семья жила на ул. Мичурина, а с мужем мы построили дом на ул. Садовой, по сегодняшним меркам — ул. Сибиряков-Гвардейцев. Потом все стали проводить отопление в свои дома и печками пользоваться перестали. Во дворе — баня. Картошку сажали в огородах. Соседи все жили под боком, все друг друга знали. Были дружнее. Сегодняшние многоэтажки разделяют людей. Мы не знаем, кто наши соседи. Особенно в домах с лифтами… Даже на лестничной площадке люди не видят друг друга», — говорит Анна Фроловна. Как вспоминает кемеровчанка, любили горожане ходить в театр и кино (не пропускали ни одного нового фильма), любили цирк и танцы: «На танцы ходили в городской парк. Помню, сначала накупаемся в Томи, поплаваем на лодках, а потом, вечером, бежим всей гурьбой на танцы».

«Курорты не по мне».

Когда объявили войну, Анна Тарасова нисколько не сомневалась, что уйдёт на фронт. Прошла курсы медсестёр и в 1942 г. вместе с другими кемеровчанками её назначили санинструктором в 845-й полк 303-й Сибирской стрелковой дивизии. Домой Анна вернулась только в августе 1945-го. И снова пошла работать в школу учителем начальных классов, а потом стала секретарём облисполкома. Уже после войны Анна Фроловна вышла замуж. «С будущим мужем мы дружили ещё до войны. Он был военным, поэтому его призвали раньше. Когда я написала, что ухожу на фронт, он был недоволен. После войны мы снова встретились. Поженились, троих детей воспитали», — рассказывает Анна Фроловна.

В начале 1970-х годов Анна Тарасова с мужем переехала в Одесскую область. Здесь жили родные мужа, который в это время тяжело болел. Однако долго там жить не смогла. Пусть тепло и фрукты растут — всё равно не по душе. «Помню, когда вернулась с юга и хотела снова здесь прописаться, регистратор сказала: «Вы с ума сошли! Из такого рая вернулись в этот ад!» — вспоминает Анна Фроловна. «Знаете, а ведь этот «ад» мой, родной. Я в него с удовольствием возвратилась», — сказала тогда Тарасова. И ни разу не пожалела, что вернулась. Наоборот, женщина гордится, что она не просто коренная кемеровчанка, а ровесница родного города.

Интересные факты о Кемерове.

В 1918 г. по улицам уездного города свободно «прогуливались» коровы, свиньи и другой скот. Горожане не могли привыкнуть, что больше не живут в селе, и не торопились менять свой образ жизни, поэтому местным властям приходилось всячески бороться с владельцами животных. Например, тех, кто вываливал навоз на улице, даже увольняли с работы.

Впервые поселение Щеглово упомянуто в 1698 г. в «Чертеже всех сибирских градов и земель» Ремезова, а Кемерово — в 1721 г. в дневнике исследователя Сибири Мессершмидта. В том же 1721 г. Михайло Волков открыл здесь залежи угля.

В 1917 г. в Щеглове проживали 16 тыс. человек.

В 1918 г. в Кемерове построили первый водопровод.

100 лет назад щегловская молодёжь в свободное время собиралась для игр на лугу, который располагался вдоль Томи. Сейчас это улица Николая Островского.

В 1917 г. в Щеглове были волостная управа, церковь, школа, две мельницы, кустарный кожевенный завод, пристань, пять мануфактурных и две галантерейных лавки.