Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 февраля 2017, источник: Губерния онлайн, (новости источника)

Руководство больницы в Хабаровске: У нас годами лежат люди, которым некуда идти

Сейчас в ККБ № 2 находится шесть таких пациентов — в лечении они уже не нуждаются, но и выписать их на улицу врачи не могут.

Источник: Губерния онлайн

Больницы Хабаровска стали прибежищем для пациентов, которые лишились памяти или жилья — попав в лечебное учреждение, эти люди остаются жить там даже после выздоровления. По словам заместителя главного врача краевой клинической больницы № 2, только в их учреждении сейчас находится не менее шести человек, которых просто некуда выписывать. Эти пациенты уже получили положенное лечение, но врачи не могут просто выгнать их на улицу. Таких людей стараются пристраивать в приюты и дома инвалидов при помощи социальных служб, но удается это далеко не всегда, сообщает портал «Губерния».

На днях в редакцию портала обратилась жительница Хабаровска Виктория, которая рассказала о том, что в одной из палат ККБ № 2 лежит неизвестный человек без памяти и каких-либо документов.

«У меня дедушку положили на той неделе с инсультом в больницу, и вот с ним в палате находится этот человек. Когда другие люди заходят в палату, он накрывается одеялом и не разговаривает. При этом у всех над койками таблички с именами, а у него написано: “Неизвестный”. Нянечки рассказали, что он уже давно лежит, ничего о себе не говорит, никаких документов нет и никто из родственников за ним не приходил», — сообщила хабаровчанка.

Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент портала «Губерния» обратился к руководству больницы. Заместитель главного врача по медицинской части ККБ № 2 Наталья Гараева рассказала, что знает про этого пациента, добавив, что он далеко не единственный больной, о личности которого ничего не известно.

«Он уже давно у нас лежит, его еще в декабре прошлого года скорая помощь привезла его с инсультом — скорее всего, с улицы. Мы его госпитализировали, у него при себе не было никаких документов, никто из родственников за ним не приходил. Сам он говорит, что его зовут Коля, больше ничего. Мы вызывали полицию, они взяли отпечатки пальцев на проверку, пока ничего. На практике таких больных к нам доставляют достаточно часто, профиль больницы у нас такой. Везут неврологических, нейрохирургических, травматологических, без документов, с улицы — и большую часть к нам. Мало кто из нас всегда с документами ходит, а вследствие энцефалопатии, болезни Альцгеймера или какой-то деградации личности почти все эти больные ничего не помнят, не могут назвать своего имени и даже не ориентируются во времени и пространстве. Им выставляют показания для госпитализации, и мы их принимаем», — говорит Наталья Гараева.

Если в первые два-три дня за такими больными не являются родственники, то их записывают как неизвестных. Пока безымянные пациенты получают необходимое лечение, сотрудники больницы стараются найти их близких или как-то иначе выяснить личные данные больных. Если до момента выздоровления пациент не смог вспомнить свое имя и адрес и никто за ним не явился, то информация передается в полицию и социальные службы.

«Мы через свой юридический отдел стараемся как-то помочь, многим делаем паспорта сами за счет своих сил и средств, стараемся куда-то их пристроить через соцслужбы. Но результат от этого практически нулевой: есть больные, которые лежат у нас по пять лет, по три года. Они уже не нуждаются в лечении, занимают койку, но выгнать их на улицу мы не можем. Сейчас кроме Коли у нас есть в хирургическом отделении два пациента, которых никто не забирает. В нейрохирургии, как правило, лежат такие пациенты. В целом в стационаре шесть-семь таких пациентов есть точно», — пояснила собеседница.

Так как у этих больных нет при себе полисов ОМС, то учреждение вынуждено содержать их за свой счет из гуманных соображений: врачи не могут выгнать на улицу человека, который совершенно не ориентируется в пространстве и нуждается в социальной поддержке. Впрочем, по словам заместителя главврача, в одном из случаев был и положительный исход — долгое время в ортопедическом отделении находился мужчина без ног, которого сотрудники больницы безуспешно пытались пристроить в дом инвалидов. В конце концов за ним явилась женщина, которая знала его раньше, и приютила больного у себя.

«Это проблема не только нашей больницы, а всех лечебных учреждений — особенно тех больниц, куда больных доставляют по экстренности: 10-я, 11-я, наша, детская больница. Когда зима наступает, проблема обостряется: мы даже из приемника не можем выставить тех бомжей, которые заходят погреться. Как будто у нас приемный покой — это место для ночлежки. Охранник не может их выгнать: говорит, рука не поднимается выставить людей на мороз. Вот приходит бомж и жалуется, что у него что-то болит. Его осматривают, но причин для госпитализации нет. Тогда он садится в приемном покое и начинает там писать и какать под себя. Проза жизни, но это факт. Такая проблема есть», — добавила Наталья Гараева.