Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 февраля 2017, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

Инновации и наше будущее. Экономист — о перспективах развития области

Высокие технологии прочно вошли в нашу жизнь. Каждый год фантастика становится обыденной в новых изобретениях. Как эти инновации и наука вообще помогут нам стать частью этого будущего?

Об этом корреспондент «АиФ — Кузбасс» беседовал с доктором экономических наук Галиной МЕКУШ.

Артем Свирь, «АиФ — Кузбасс»: Галина Егоровна, что такое современная наука и инновации в Кузбассе?

Галина Мекуш

Галина Мекуш: Сегодня научная деятельность для любого человека ассоциируется в первую очередь с инновациями. Необходимо отметить, что Кузбасс изначально формировался как индустриальный регион, хотя как вид деятельности наука всегда здесь развивалась и, надеюсь, будет развиваться. Наука в Кузбассе в основном всегда была прикладной, ориентированной на угольную и металлургическую отрасли. Справедливости ради необходимо сказать, что она достойно обеспечивала эти отрасли научно-техническими разработками. Сейчас спрос на инженерные кадры также остаётся высоким, но меньше выпускников вузов выбирают научную деятельность как основную. В то же время наш регион всегда был и остаётся мощным потребителем инновационной продукции.

— Какие же инновации потребляют экономика и жители Кузбасса?

Если говорить профессиональным языком, то мы в основном потребляем продуктовые, маркетинговые и организационные инновации, а хотелось бы стать поставщиками процессных инноваций. Продуктовые инновации сопровождают нас повсюду, начиная от использования современной бытовой техники до различных гаджетов, с помощью которых мы общаемся друг с другом, смотрим фильмы… Отдельно стоит упомянуть электронные госуслуги, которые все мы «потребляем» в большом количестве, оформляя права на землю, получая водительские удостоверения, паспорта в МФЦ. Использование продуктовых инноваций в производстве помогает увеличивать многократно производительность труда, например, добычу угля, улучшать качество рабочих мест, управлять безопасностью труда шахтёров, энергетиков и металлургов. Процессные инновации направлены на развитие производств инновационной продукции. У нас в регионе это, например, производство угольных сорбентов, сердечных клапанов из животного материала и пищевых добавок.

Экологическое сознание.

— Поясните, как же сочетается работа угольных разрезов, производство металла и энергии с экологическими инновациями?

— Дело в том, что инвестиционный докризисный всплеск в экономике региона позволил значительно перевооружить наши производства и предприятия. Мы успели внедрить новые технологии, например, освоили беспылевую выдачу кокса, улавливание золы и газов — продуктов сжигания угля и т. д. Именно это и позволило Кузбассу в последнее десятилетие стабилизировать выбросы в атмосферу и даже значительно их снизить на фоне увеличения объёмов производства. Например, на угольных предприятиях Кузбасса применяются технологии очистки использованной воды до состояния питьевой. Отдельно можно сказать об уникальных проектах угольщиков по сохранению биоразнообразия и увеличению площадей особоохраняемых территорий. Думаю, что они внесли достойный вклад к 100-летнему юбилею заповедного дела в России.

— Галина Егоровна, читатели будут удивлены такому заряду оптимизма на фоне огромных площадей нарушенных земель и других экологических проблем региона.

— Говоря об экологических инновациях, я нисколько не умаляю значение экологических проблем нашего региона. Они у нас просто колоссальные, и нам предстоит огромная работа, начиная от формирования экологического сознания населения, переработки мусора, рекультивации нарушенных земель до применения инновационных технологий в восстановлении территории Кузбасса в целом. В этом деле ещё больше придётся потрудиться тем же угольщикам, потому что они сейчас переходят на применение совершенно других норм и требований экологического законодательства.

— Вы можете привести пример региона, где успешно решили экологические проблемы, связанные с добычей угля?

— Конечно. Это, например, угольный бассейн Рур в Германии. Процесс восстановления территории занял там 60 лет. В 2018 году они закрывают последние четыре шахты. «Угольные» инвестиции направлены в производство новых видов энергии, нанотехнологий и технологий восстановления территории. Наиболее интересный опыт по реструктуризации металлургических баз накоплен в Японии (регион Китокюсю) и Германии (Северная Рейнвестфалия).

— У них в Руре уголь закончился?

— Нет, не закончился. Они запасы законсервировали и перешли на другие виды энергии, например, ветровую и солнечную, которая в отдельных землях занимает до 70% в общем объёме её производства. Нам предстоит огромный совместный труд по изменению облика нашего региона.

Лекарство для экономики.

— С продуктовыми инновациями понятно, а в начале беседы вы называли ещё другие виды инноваций. Как их используют в Кузбассе?

— Большое значение в современной экономике Кемеровской области имеют именно маркетинговые и организационные инновации. Это, например, формирование кластеров, центра кластерного развития, развитие технопарка как инфраструктуры для инновационной экономики. Эти инновации в управлении территорией, как «бойцы невидимого фронта», делают своё дело, но нам необходимо понимать, что это лекарство для нашей экономики очень длительного действия, хотя формирование туристско-рекреационного и агропромышленного кластеров уже представляют нам плоды от этих инноваций.

— Что же нам делать, чтобы этот процесс пошёл быстрее? Нам не хватает управленцев?

— Управленцев нового инновационно-ориентированного формата нам тоже не хватает. Многим кажется, если мы восстановим бывшие градообразующие предприятия, то и дела у нас пойдут хорошо. Нет, назад в ту же реку мы уже не войдём, да и от монозависимости не уйдём. А вот что нам нужно всем делать, так это изменять своё потребительское поведение, изменять экономику домашнего хозяйства, делать её энергоэффективной и ресурсо­сберегающей, гаджеты больше использовать для накопления знаний и навыков. Нередкий случай, когда в налоговой инспекции или банке консультант помогает молодому человеку получить талон по электронной очереди, а у того в руках телефон последнего поколения. Получается, что многофункциональный телефон у него есть, а с простейшим терминалом он разобраться не может.

Что у нас есть?

— Что конкретно вы можете посоветовать управленцам?

— Изучать потенциальные возможности организации, территории и др. Особенно я бы рекомендовала обратить внимание на уровень сельских поселений и формирование крепкого предпринимательства, даже если это будут микропроекты. Именно акцент на проекты местного развития, локального уровня, помог поставить на ноги экономику в развитых странах. Любая успешная экономика базируется на среднем классе, крепком предпринимательстве. Для моногородов севера и северо-востока Кузбасса я бы порекомендовала сделать акцент на формирование туристического кластера именно в сфере агротуризма. Используя близость Транссибирской магистрали, Турксиба в Киселёвске, создавать в Юрге, Анжеро-Судженске, Мариинске и других городах мощные межрегиональные логистические центры. Не нужно забывать, что мы высокоурбанизированная территория, а за товарами всё равно едем в Новосибирск. Суперактуальна, на мой взгляд, сортировка и переработка мусора. Это я перечисляю проекты, которые не требуют больших инвестиций, но они позволяют полностью уходить от монозависимости, производить продукцию повседневного спроса и создавать совершенно новые рабочие места.

— По вашему мнению, мы никогда не будем производителями тех самых процессных инноваций, новых гаджетов и т. д.?

— В ближайшей перспективе нет. Для этого нужны более значимые инвестиции, мощная система подготовки кадров, более привлекательная инвестиционная политика. Реструктуризацию экономики можно делать, используя технологии, производимые в других регионах, но кардинально изменяя подходы к образованию населения. Мы должны готовить кадры именно для инновационной экономики, в чём мы значительно уступаем Томску, Новосибирску и даже Алтайскому краю. Необходимо сказать, что некоторые вузы Кузбасса уже реализуют образовательные программы по подготовке специалистов по информационным технологиям, переработке отходов и биотехнологиям. Мы удивляемся: почему выпускники наших школ уезжают туда учиться в вузы? Да потому, что там они могут реализовать возможность выбрать в том числе и инновационные специальности, устроиться там на работу по этим специальностям. Нам тоже необходимо в регионе сформировать несколько постоянно действующих проф­ориентационных площадок, где должна быть информация о самых востребованных профессиях. В этом направлении нужно консолидировать усилия вузов, органов управления образования, учителей и родителей. Мы должны обеспечить выпускников информацией о том, что Кузбасс — это регион возможностей и решений.