Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
15 февраля 2017, источник: Om1.ru, (новости источника)

Роман Качанов: Слово регион звучит унизительно, Омск — третья столица России

В Омск на три дня вместе в начинающим режиссером Ириной Багровой приехал автор фильмов «Даун Хаус» и «ДМБ» Роман Качанов. У визита культурные цели: показать новую ленту «Повелители снов», а также пробить почву для создания первой омской профессиональной киношколы. Режиссер рассказал, почему в Москве скучно снимать, чему можно поучиться у якутских режиссеров и зачем нужно смотреть плохое кино.

Я был прошлым летом в Омске на фестивале «Киносозвездие России». Очень понравился Омск, здесь огромный культурный слой, не затоптанный петербуржцами и москвичами, и у вас огромный потенциал. Слово регион звучит как-то унизительно. Омск — это третья столица России, Якутия, например, — отдельная республика. Это целые страны, целые миры, о которых можно бесконечно рассказывать. Причем московские истории все про менеджера или миллионера, золушку и принца. В столицах уже стоят кресты, куда ставить штатив, потому что все точки известны: вот этот мостик я снимал в прошлом фильме, этот — позапрошлом. Поэтому есть явная потребность в том, чтобы кино развивалось повсюду.

Хотим поздравить Сергея Фамильцева с открытием Дома кино. Я считаю, это знаменательное событие для Омска, потому что Дом кино — не только площадка для демонстрации фильмов, но еще и центр, вокруг которого может собраться омский кинематограф. Известно, что Омск сейчас вышел на третье место по региональному кино после Якутии и Бурятии. Много людей уезжает в Москву, но там сейчас действительно перебор. Сама Москва уже пытается вырваться, выезжает в Ярославль, Торжок, потому что не протолкнуться в прямом и переносном смысле. Смена 12 часов, 4 часа уходит на стояние в пробке, час уходит на то, чтобы отцепить и пересмотреть провода — снимать некогда. А у вас огромный потенциал. И мы хотим наладить диалог с заинтересованными ребятами из Омска. Достаточно одного толчка, чтобы начался кинопроцесс. Не факт, что этот толчок сразу всех вытолкнет на орбиту мирового кинематографа, но некое движение попробуем придать.

Нужна школа, потому что кино — это искусство синтетическое, и требуется образование в нескольких областях. Нужна реализация пусть сначала в небольших короткометражных, телевизионных проектах, чтобы работали все цеха — не только один операторский или актерский. Будем думать с Сергеем Фамильцевым, как на основе Дома кино сделать такой кластер, наладить сотрудничество с университетом, независимыми киношстудиями. Может, коллеги-телевизионщики нам помогут совместный проект придумать.

О феномене якутского кино

Во-первых, оно появилось среди московского и питерского кино первым чисто хронологически. Во-вторых, в Якутии снимают за условные бюджеты — 200−300 тысяч рублей. В этом плане они ведут себя как нормальные кинематографисты, и при этом не жертвуют светом или чем-то еще. В Якутии у ребят был, на мой взгляд, правильный подход. Они снимали на те деньги, которые у них были. Подбирали специально историю, чтобы уложиться в этот бюджет, что-то простое: заглохла на дороге машина, тысяча километров заснеженной пустыни, и люди как-то выживают.

О бюджетах и распилах

У меня был случай. Звонит парень, говорит: «У нас есть столько-то миллионов, и хотим получить еще столько же от Госкино. Давай тебя запишем как режиссера». Я говорю: «А зачем? Вам не дадут, даже за мое имя, вы дебютанты. Я вам гарантирую, что сниму за эти 40 миллионов, еще на банкет останется». Сперва согласились, а потом звонят: «Нет, мы все-таки будем подаваться на 80 миллионов». Напрашивается простой вывод: за 40 млн они хотят снять кино, а еще 40 млн — заработать.

В принципе, ничего плохого в желании заработать на профессии нет, но желание снять кино должно быть сильнее, чем срубить бабки. Когда я был моложе и кто-то говорил, что купил дорогую машину, я сразу пересчитывал, сколько фильмов можно снять на эти деньги. Во время съемок думать о бюджете — это верный путь снять плохой фильм. Если в театре, например, перестают ходить зрители, о пьесе забывают черед год. Кино же остается во времени. Даже если не получишь сиюминутную выгоду, выгода придет потом. Поэтому такой условно современный подход, что нужно фильм снять, а половину бюджета во время съемок сразу окупить, ведет в никуда. Сейчас в условиях рецессии продюсеры-жулики испытывают дискомфорт.

Совет начинающим режиссерам

Снимать и учиться. И не разбрасываться — сегодня я, допустим, занимаюсь кино, а завтра вышиваю крестиком. Так не получится, потому что кино — не только искусство, но и сложный технологический процесс. Причем надо смотреть плохие фильмы. Хороший фильм сделан незаметно, а вот как сделан плохой, сразу видно: все сшито белыми нитками. Поэтому, чтобы не потерять совсем уж веру в людей, я бы рекомендовал смотреть один хороший фильм и два плохих. По ним видно, как не надо снимать кино. Самообразование тоже хорошо, но с комментариями. Если под ним понимать чтение хороших книжек, то welcome, а всякие мутные сочинения о том, как продать сценарий в Голливуде, я бы не советовал.

Каким может быть омское кино

Я четвертый день в Омске, пятый, если считать приезд на «Киносозвездие России». Пока могу передать только ощущения. Здесь люди открытые, творческие, с чувством юмора и признаками интеллекта. И очень большой культурный потенциал. Если, например, якутское или бурятское кино строится на этнике, то в Омске должны быть честные человеческие фильмы, о простых людях. Понятно, что зритель любит следить за героем в экстремальной ситуации, но в такой ситуации может оказаться не только милиционер или бандит, а обычный человек.

Ирина Багрова о своем дебюте

Во время съёмок фильма я была беременна, и я чувствовала, что рожаю и ребёнка, и фильм. Я не говорю о том, что этот фильм должен всем понравиться, но в него действительно вложена любовь и все те мысли, которые были у нас на тот момент. Он интересен и маленьким зрителям, поскольку здесь много мультипликации и всего позитивного, и взрослым, потому что рассказывает о наших ценностях. Я бы сказала, что это семейное кино, которое понравится и детям, и взрослым. Я хотела показать, что наши благие побуждения приводят к благому концу. Но с другой стороны, если даже хорошему человеку дать возможность творить всё, что ему захочется, ему будет трудно остаться идеальным. А дальше родились герои, идеи обросли сюжетом, мне пришла в голову мысль про прибор и про то, что можно передавать свои фантазии, сны и мечты из одной головы в другую.