Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 февраля, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

Как свое вырастить? Преподаватель — о мелких фермерах и домашнем мясе

С севера области, что из Тяжина, что из Мариинска, что из Тисуля и Чебулы, молодёжь уезжает. Кто-то мечтает сделать карьеру или быть полезным стране, занимаясь наукой.

Но кому-то и в полях работать нужно. Как трактористу дать понять, что его труд не менее важен, чем труд химика? Об этом корреспондент «АиФ — Кузбасс» разговаривала с кандидатом сельскохозяйственных наук Александром БОЯРСКИМ.

Трактористов становится меньше.

Анна Городкова, «АиФ — Кузбасс»: Александр Викторович, работать руками современная молодёжь зачастую не желает, ведь проще сидеть весь день в офисе или торговать в магазине. Расскажите про студентов техникума: какая часть из них работает по специальности? Много ли ребят приходят целенаправленно учиться на тракториста, потому что это нужная и важная профессия?

Александр Боярский

Александр Боярский: В среднем 30−40% наших студентов — люди, которые целенаправленно получают профессию или специальность и идут трудиться именно по ней, ещё 30% — сомневающиеся и делающие выбор, а остальные 30% — те ребята, которые или отсеиваются во время учёбы, или по окончании её и устраиваются, куда придётся.

Большинство студентов получает сразу несколько квалификаций, поэтому устроиться по профессии проблемы нет. Но с сельскохозяйственным профилем (50% наших специальностей) есть проблемы: зарплаты в этой отрасли молодых выпускников не устраивают — всего 10−15 тысяч по Тяжинскому, Мариинскому, Чебулинскому, Тисульскому районам. Ребята пытаются получить дополнительные навыки, переобучиться, чтобы потом стать тем же машинистом бульдозера, экскаватора где-нибудь на севере или дальнобойщиком. Кто-то пытается организовать своё дело (допустим, заниматься авторемонтом) или после армии пойти служить по контракту.

— С 10−15 тыс. рублей начинать жизнь не очень-то легко. Неужели у селянина нет возможности заработать больше?

— В среднем работодатели по области платят именно 10−15 тысяч. Зарплата во многом зависит от хозяйств и сезонности работы. К примеру, в период осенних и весенних полевых работ механизаторы, труженики полей могут получать до 40 тыс. рублей в месяц.

Продадите даром?

— Чаще всего мы слышим о хороших овощных урожаях Промышленновского и Яшкинского районов, знаем Юргинское, Анжерское и Кемеровское молоко, мясо из Новокузнецка, яйца из Беловского района. Есть ли что-то в Тяжине, Мариинске, Тисуле и Чебуле, о чём пока не знают кузбассовцы?

— О нас слышат нечасто, поскольку мы не производим продукты питания в больших масштабах, и географическая удалённость от крупных городов играет свою отрицательную роль. В большие города легче сбыть продукцию и продать её немного дороже. Наши хозяйства в основном заняты производством зерна, т. к. это менее затратно, требует меньше людей. В то же время природно-климатические условия, особенно Мариинского и Тяжинского районов, расположенных по большей части в подтаёжной зоне, немного хуже, чем в центральной части Кемеровской области.

Перекупщики продукции сильно подкосили местные производства. Они предлагают фермерам и частникам, продающим излишки продукции с личных подворий, слишком низкие цены, которые попросту не окупят производство. Допустим, за килограмм картошки торговцы предлагают до 5 рублей, мяса — 150 рублей. На рынках и в магазинах цены будут накручены минимум в два раза. У нас, к сожалению, не развита кооперация, которая могла бы решить многие проблемы мелких товаропроизводителей. Тяжинский молочно-консервный завод долгое время закупал молоко в соседних регионах. Почему бы его не покупать у кузбасских фермеров, пусть и чуть дороже? Думаю, что такое сотрудничество, начнись оно в 90-е годы, сохранило бы молочную отрасль района, обеспечило бы завод качественным сырьём.

— По данным областной администрации, индекс промышленного производства в Кузбассе за 2016 год вырос на 5,2% в сравнении с 2015-м. Мяса мы стали производить больше на 2,5%, молока — на 2,4%, сливочного масла — на 22,7%, муки — на 6,4%. Как вы думаете, чья это заслуга? Есть ли какие-то достижения в сельском хозяйстве у Тяжинского, Тисульского, Мариинского и Чебулинского районов?

— Конечно, заслуга эта во многом принадлежит центральным территориям, хотя последние годы расширились площади посева рапса в Чебулинском районе. И отрадно заметить, что больше не сокращаются площади посевов и количество хозяйств.

Многие мелкие хозяйственники стараются возрождать производство. К примеру, в Тяжине не так давно снова заработал цех по переработке мяса, который делает неплохую колбасу (она действительно пахнет мясом и не имеет ненатурального нежно-розового цвета). А местные хлебопёки в большем объёме стали выпекать разнообразные сорта хлеба, выпускать и продавать замороженные практически домашние полуфабрикаты (пельмени, вареники) не только в районе, но в и других регионах — в Красноярском крае, например.

Домашнее мясо вкуснее.

— В Тяжинском районе после всех перипетий из 15 колхозов осталось пять хозяйств. Но ведь в советские времена работа на селе не была простой. Надо было косить сено, готовить комбикорм, да и тракторы были похуже нынешних. Что мешает работать сейчас?

— Сейчас на первое место вышел вопрос доходности хозяйства. Наших обычных 4 тыс. литров надоя в год на корову для мелких фермеров недостаточно, чтобы производство приносило значимую прибыль. Закупочная цена натурального чистого молока, которое можно даже использовать для производства детского питания, слишком мала — редко превышает 20−25 рублей за литр. Животноводство требует больших инвестиций. Своими силами хозяйство не поднять, а чтобы добиться государственной поддержки или взять кредит, нужно собрать бумаги, суметь всё юридически грамотно оформить и доказать, что помощь нужна именно тебе. Удаётся это не всем.

— Сами директора хозяйств отмечают, что селяне потеряли былую хватку, перестали держать скот, хотя и сено, и комбикорма доступны, их можно купить и не тратить время и силы на покос. Как вы считаете, почему сейчас люди не хотят заводить хотя бы свиней и кур, не говоря уже о коровах?

— Думаю, у всех людей причины разные. Возможно, нас немного разбаловали существующие формы социальной поддержки. Те же пособия по безработице получить довольно легко, и можно не работать. А живут эти «разбалованные» люди чуть хуже, чем те, кто пытается держать свой скот, огород и что-то заработать с их продажи. Недаром говорят: «Лучше за рубль лежать, чем за два бежать». Влияет и отток из села деятельных молодых людей — в сёлах остаются доживать свой век пенсионеры, которым не всегда под силу держать хозяйство. Некоторые родители, отправившие детей учиться в крупные города, отказались от двух-трёх коров или свиней и оставили себе одну — это тоже статистика.

Уход за свиньями, курами и коровами — это ежедневный нелёгкий и недешёвый труд без выходных и праздников. Чтобы прокормить одну корову, нужно минимум 20 рулонов сена. Один рулон стоит 700−800 рублей — это уже 15 тысяч. Ещё нужно заплатить за комбикорм, летом — за выпас стада (1−2 тысячи рублей в месяц). Я со своей семьёй обрабатываю сад и огород (больше 20 соток), держу свиней, кур и кроликов, потому что мне нравится этот труд. Получаешь огромное удовольствие, когда можно пощупать его плоды своими руками.