Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 марта 2017, источник: ТАСС, (новости источника)

Необычное имя — преступление или подарок: нужен ли закон о запрете на «позорящие» имена

ТАСС поговорил с юристом, экспертом по влиянию имени на характер и обладателем необычного имени, чтобы узнать, что они думают об истории мальчика по имени БОЧ рВФ 260602 и новом законопроекте.

В марте депутаты Госдумы планируют рассмотреть законопроект о запрете регистрировать в органах ЗАГС имена, состоящие из числительных, цифровых обозначений, аббревиатур и ненормативной лексики. В Минюсте его уже назвали законопроектом о запрете на «позорящие» имена.

Как поясняет автор документа сенатор Валентина Петренко, сегодня родителей невозможно обязать давать детям имена, не нарушающие их интересы и права.

В качестве примера она приводит историю мальчика с именем БОЧ рВФ 260602 (Биологический объект человека рода Ворониных — Фроловых, родившийся 26 июня 2002 года). По словам сенатора, мальчик все это время жил без российского свидетельства о рождении, так как органы ЗАГС Москвы отказались регистрировать ребенка с таким именем, объясняя это защитой его интересов, а суд встал на их сторону.

ТАСС поговорил с юристом, экспертом по антропонимике (раздел языкознания, изучающий имена людей — прим. ТАСС) и обладателем необычного имени, чтобы узнать, что они думают об истории БОЧа и новом законе, а также о том, как имена влияют на характер.

«В 14 лет ребенок назвал себя Игорем и все стало нормально»

Сегодня сотрудники ЗАГС не могут отказать в регистрации имени, отмечает адвокат, специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву Антон Жаров. И формально законодательства, позволяющего переименовать ребенка, нет. Однако, по его мнению, в России существует достаточно инструментов, чтобы исправить ситуации, подобные той, что произошла с БОЧем. Судебная система в рамках действующего законодательства, исходя из общих принципов и интересов ребенка, вполне может разрешать подобные вопросы и переименовывать детей.

А в данном случае история зашла в тупик с силу «некоторой робости» судебной системы, считает эксперт. Тем не менее, по словам Жарова, в конце концов ситуация разрешилась. «В 14 лет ребенок назвал себя Игорем и все стало нормально», — пояснил он.

Адвокат уверен, что нормальные родители не станут называть новорожденного именем, из-за которого у него будут проблемы. А если такое произойдет и ребенку дадут имя, например, Фекалия, органы опеки и попечительства имеют достаточно оснований, чтобы подать в суд и переименовать девочку, на основании того, что в данной ситуации родители явно действовали против интересов ребенка.

Если родители не могут присвоить имя ребенку, его дают органы опеки и попечительства. Этот вопрос в законодательстве разрешен
Антон Жаров
специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву

Из-за одного случая не стоит менять законы

Несмотря на то, что сейчас в России практически нет ограничений на имена, БОЧ — единственный прецедент, когда это как-то повлияло на жизнь людей. Поэтому, считает Жаров, из-за одного ребенка менять законодательство и вводить какие-то запреты не имеет смысла. Тем более, что предложенные критерии не имеют четкого определения.

Неблагозвучные, нелепые имена — что это такое? Имя Сова — нелепое? А Савва? Где мы остановимся? Ненормативная лексика — тут можно далеко уйти. Или запрет включать в имя цифры. А почему собственно нельзя ребенка назвать Генрих IV?
Антон Жаров

Кроме того, уверен Жаров, любое ограничение влечет за собой множество вопросов. «Кто будет определять, благозвучное имя или похабное? Сотрудник ЗАГСа? А вы уверены, что у него есть соответствующая компетенция, например, лингвистическое образование? Или мы будем звать экспертов? Или составлять списки разрешенных имен?», — продолжает адвокат.

«Детям тоже дам оригинальные имена»

18-летний студент медицинского колледжа Бриллиант Базуев вполне доволен своим именем. «Если у меня будут дети, возможно, тоже дам им оригинальные имена», — говорит он.

По словам юноши, он понял, что обладает редким именем еще в детстве. «Примерно лет в пять я начал задумываться о том, что мое имя отличается от других, потому что заметил, что ребята, с которыми я играл во дворе, были несколько в шоке. Но я не горевал и не радовался особо, так как принимал свое имя, как должное», — рассказывает Базуев.

Тем не менее мысль о смене имени его посещала. «Уж слишком много внимания люди обращали, ожидали чего-то великого, а я простой парень, просто с редким именем», — отмечает молодой человек.

Юноша признается, что необычное имя помогло ему пару раз при оформлении документов.

Вечно злые работники паспортного стола или налоговой млели при виде имени
Бриллиант Базуев

К запрету Госдумы обладатель редкого имени относится отрицательно. «Имя человека — его личное дело или родителей, но не депутатов. Не понравится имя — сменит», — считает он. Если БОЧ рВФ 260602 рад своему имени, ничего плохого в этом Базуев не видит.

Юноша уверен, даже, если бы его звали по-другому, жизнь вряд ли изменилась, так как «в человеке главное — его поступки, а не фантик».

«Детей с такими именами не воспринимают сверстники»

С Базуевым не соглашается доктор психологических наук, эксперт по влиянию имени на характер человека Борис Хигир. По его мнению, когда родители дают ребенку неправильное имя, он растет неустойчивым, болезненным, и может рано умереть. Чем раньше человек меняет имя на «нормальное», тем раньше он становится устойчивым.

Эксперт призывает не использовать двойные имена, так как у таких детей страдает нервная система и психика. Кроме того, по словам психолога, выбирая имя новорожденному, не стоит прибегать к зарубежным именам, потому что в иностранных языках совсем другие нормы произношения и звуковой ряд.

По наблюдениям психолога, которые он приводит в книге «Имя и преступление. Ключ от судьбы — ваше имя», в наши дни некоторые имена мальчикам вообще лучше не давать. Среди них Сергей и Анатолий. «Эти люди начинают пить и могут пристраститься к наркотикам. Александр и вовсе может начать курить с пяти лет, потом заниматься воровством», — добавляет эксперт.

Что касается девочек, то, по словам Хигира, имена Татьяна, Яна и Юлия — мужские.

«Их обладательницы могут быть склонны к агрессии из-за того, что у них забирают женственность через нарекание подобным именем. В старину имя давали по святцам. Если Татьяна родилась в конце января — возражений нет, но нужно слушать, как это имя сочетается с отчеством», — поясняет он.

Имя автора законопроекта о запрете на «позорящие имена» Валентины Петренко очень властное, имеющее сильное мужское начало, добавляет Хигир.

Имя с числовыми значениями, как у БОЧ РВФ 260602, по мнению эксперта, вовсе не имя. «Оно не имеет значения в отличие от слова. И имя должно соответствовать отчеству по звуковому ряду».

По словам психолога, он познакомился с мальчиком, когда тому было четыре года. Для психолога главным было отчество ребенка, потому что имени у него, по сути, нет. Отчество БОЧа — Вячеславович. «Вячеслав может быть талантливым человеком, но нельзя так называть ребенка. Надо забирать этого ребенка у родителей, потому что у него есть риск заболеть шизофренией с таким именем», — считает эксперт.

О родителях мальчика по имени Люцифер Хигир говорит, что ребенок им не нужен, раз они назвали его одним из имен дьявола.

Месяц на раздумья

В ходе обсуждения законопроекта Петренко мало кто обратил внимание на еще один важный пункт, который появился в документе.

Речь идет о ситуации, когда родители не успевают зарегистрировать новорожденного в течение 30 дней.

Согласно поправкам, в таких случаях ребенок будет регистрироваться по статье 19 (госрегистрация найденного или подкинутого ребенка). Это значит, что имя ему присваивают органы опеки и попечительства, а в графу «Родители» не записывают никого.

Адвокат Антон Жаров считает, что правовые последствия этого решения не продуманы. «Допустим, ребенок болел и мама с папой пришли регистрировать его не через месяц, а через 33 дня. И выясняется, что они уже не родители, а ребенок уже зарегистрирован на имя Иванов Петр Петрович. И что делать? Доказывать, что это их биологический ребенок или регистрировать его заново?», — рассуждает эксперт.

Другим слабым местом данной поправки, адвокат называет сложность учета подобных случаев. «Если ребенок появился на свет в роддоме, администрация может переслать какие-то бумаги в ЗАГС. А если ребенок родился за границей или это были домашние роды? Как о нем узнают? Так можно доиграться, что люди просто будут бояться ходить в роддом», — считает Жаров.

Тамара Казарина, Ольга Махмутова

Материал подготовлен при участии ТАСС-Досье