Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 марта, источник: "Российская газета", (новости источника)

На юге России началось весеннее половодье

Этой весной на юге России, как и в стране в целом, прогнозируют большой паводок. Первый тревожный сигнал прозвучал в конце февраля, когда в Ростовской области из-за сильных дождей и обильного таяния снега в пяти муниципалитетах оказалось подтоплено более ста частных подворий. В трех районах даже пришлось ввести режим ЧС.

В тот раз ситуацию удалось быстро стабилизировать, обошлось без жертв и сильных разрушений. Но специалисты говорят, что расслабляться не стоит: муниципалитеты, которые находятся в зоне риска, ежедневно должны быть готовы к тому, что в любой момент вода может вернуться. Что же предпринимают в южных регионах, чтобы снизить риск и минимизировать ущерб от большой воды?

Вышли из берегов

Длинные праздничные выходные обернулись для жителей села Федосеевка в Заветинском районе Ростовской области серьезными проблемами. Разлилась река Загиста, которая пересекает поселок почти пополам, и вплотную подобралась к прибрежным домам. В зону риска попало около 40 подворий, в которых живут сейчас чуть больше ста человек. Кто-то, опасаясь оказаться в затопленном доме, быстро перебрался к родственникам и знакомым, живущим повыше, а 15 человек решили переждать непогоду во временном пункте размещения, организованном сотрудниками МЧС. Одну семью спасателям экстренно пришлось вывозить из отрезанного водой двора на лодке.

Примерно в это же время в Тацинском районе резко повысился уровень воды в реке Кагальник. В плотине образовалась брешь шириной 10 метров, куда и хлынула вода. В результате в ближайшем хуторе Зазерском вода залила три подворья. В соседнем хуторе Кухтачеве вода также добралась до ближайших к реке дворов. Как сообщают в департаменте по предупреждению и ликвидации ЧС в Ростовской области, всего в эти дни в регионе оказались подтопленными более 150 подворий.

— Сейчас ситуация уже нормализовалась, вода ушла, люди смогли вернуться в свои дома. К счастью, инженерная инфраструктура не повреждена, да и дома серьезно не пострадали, — говорит заместитель главы Заветинского района Ростовской области Сергей Линченко. — Теперь мы вместе со специалистами областного министерства подсчитываем ущерб. Так как серьезного вреда стихия нанести не успела, жителям домов, которые попали под воду, будем выплачивать по 10 тысяч рублей на человека из местного бюджета. А вот на восстановление автодорог придется просить денег из регионального бюджета. Окончательной цифры пока нет, но по примерным подсчетам нужно не меньше 10 миллионов рублей.

Пока в затопленных поселках считают ущерб, в остальных муниципалитетах тренируются «на кошках». На днях в регионе прошли масштабные противопаводковые учения. Как поясняют в ГУ МЧС России по региону, уже несколько лет подряд в преддверии весны во всех 55 муниципалитетах Дона проводится учебная отработка действий спасателей в условиях непогоды.

— Мы готовы к любой чрезвычайной ситуации, связанной с паводком, — прокомментировал занятия заместитель губернатора Ростовской области Вадим Артемов. — На территории региона развернут 51 пост наблюдения за паводковой ситуацией, на 14 узлах Азово-Черноморского и Волго-Донского бассейнов проводится постоянный мониторинг уровня воды, в муниципальных образованиях области созданы 32 межведомственные рабочие группы контроля за ситуацией. На случай ЧС в бюджете области предусмотрен финансовый резерв и подготовлен запас материальных ресурсов.

Правда, размер резерва в региональном правительстве пока не называют.

Между тем в соседней Калмыкии от большой воды в конце февраля пострадали жители Элисты. Сильные дожди затопили 32 подворья южного района калмыцкой столицы, где живут около 60 человек. Все они пока переселились во временные пункты проживания, организованные сотрудниками МЧС. А в администрации Элисты тем временем решают вопрос с компенсациями пострадавшим. Выплачивать их будут по двум направлениям: на восстановление жилищного фонда и за потерю имущества.

Выше нормы

К высокой воде готовятся и в Волгоградской области. Основное внимание здесь — к Волжской ГЭС. По предварительным расчетам, сброс на Волжской ГЭС будет на уровне 2016 года.

— До 20 марта режим работы прежний. После этой даты, может быть, появится предварительный прогноз. Все остальное — это гадание на кофейной гуще. Запасы снега в верховьях еще не показатель. Он может быстро растаять и стечь, — прокомментировала специалист по связям с общественностью волгоградского филиала ПАО «Русгидро» Галина Шацкая.

На волгоградском гидроузле создана паводковая комиссия для подготовки гидротехнических сооружений, производственных зданий и оборудования к половодью. Также на ГЭС организуют ежедневный осмотр гидротехнических сооружений. Уровень воды тоже замеряется каждый день.

В январе суммарный приток воды в водохранилища Волжско-Камского каскада составил 9,8 кубических километра при норме 7,1. Впрочем, в многоводном 2016 году в то же время было 12,3 кубокилометра.

В феврале приток в водохранилища каскада прогнозируется в диапазоне 6,7 — 9,1 кубического километра (норма — 5,9). По итогам квартала тоже ожидают превышение среднего уровня на 15 — 43 процента.

Запасы воды в снежном покрове в бассейне Волгоградского водохранилища специалисты Росводресурсов оценивают в 112 — 119 процентов нормы.

Обычно в центре внимания всякую весну оказывается Волго-Ахтубинская пойма. Многолетнее маловодье уже нанесло немалый вред ее экосистеме, однако при благоприятном режиме она сможет восстановиться. Но даже избыток воды может не поступить в удаленные уголки поймы из-за того, что протоки забиты.

Сейчас большинство русел заилено, заросло деревьями и кустарниками. Поэтому даже в пик половодья они заполняются влагой лишь на 60 процентов.

Последние годы проблему перестали игнорировать. На всех уровнях бюджета закладываются средства для расчистки водных объектов. По информации пресс-службы администрации Волгоградской области, уже «реабилитировали» пять ериков и протоки до озера Проклятого. В этом году планируется завершить углубление ерика Аверкина и приступить к расчистке еще пяти ериков и нескольких озер. После весеннего половодья эти водоемы будут использовать для орошения.

Не хотят платить за риск

На побережье Черного моря в Краснодарском крае экономические и социальные потери от затопления, по оценкам экспертов, являются одними из самых больших в России. В конце прошлого года специалисты МГУ имени Ломоносова, Института географии и Института водных проблем изучили частоту и закономерность случаев затопления на побережье Кубани.

По мнению ученых, чаще всего экстремальный паводок в регионе возникает летом и в начале осени. Один из авторов исследования Дмитрий Магрицкий из МГУ считает, что ежегодный экономический риск речных наводнений для Краснодарского края можно оценить приблизительно в 13,2 миллиона долларов. Как отмечает Магрицкий, причина катаклизмов — сочетание нескольких факторов: сложный рельеф и многочисленные небольшие, но капризные горные реки, в долинах которых обычно селятся люди, сконцентрированы промышленные и транспортные объекты.

Самыми опасными районами Кубани климатологи признали окрестности Новороссийска, Геленджика и Туапсе, где доля случаев разрушительного наводнения достигает 13 процентов. В Сочи этот показатель составляет восемь процентов, а в Анапе — ноль.

По мнению экспертов, ежегодно наводнения наносят ущерб экономике региона в среднем 0,3 — 0,9 миллиарда рублей.

— Возведение новых плотин и укрепление старых от наводнения не спасет, — считает заместитель генерального директора инвесткомпании «Финам» Ярослав Кабаков. — Вода все равно находит где прорваться. Кроме того, дальше такие меры приводят к тому, что русло реки поднимается. Стратегическим решением проблем могла бы стать программа углубления речных русел земснарядами.

В советское время, напоминает эксперт, существовала развитая инфраструктура при речных пароходствах, которая была занята расчисткой фарватера и углублением дна. Аналитик полагает, что здесь требуется долгосрочная комплексная госпрограмма, направленная на решение проблемы наводнения и развития речного транспорта.

— Конечно, есть ряд экстренных мер, которые позволят снизить угрозу наводнения, — продолжает Ярослав Кабаков. — В частности, заблаговременно колоть лед в низовьях рек. Но это тоже довольно затратное мероприятие, требующее ледокольных судов или взрывных работ. Опять же, они решают проблему лишь временно.

Еще один вариант, обсуждаемый уже не первый год, — страхование имущества от паводка. Нежелание населения оформлять такой полис специалисты связывают с тем, что у людей довольно скудные доходы и им не хочется расставаться с деньгами. Кроме того, они надеются на авось: а вдруг именно в этот год наводнения не будет.

— Многие привыкли к тому, что если уж станет совсем плохо, то власть обязательно поможет, — полагает Кабаков. — Государство, конечно, должно оказывать помощь пострадавшим, но неплохо все-таки принять закон об обязательном страховании от стихийных бедствий. При распределении риска на всех такая страховка могла бы стать доступной даже для социально незащищенных слоев населения. Что касается отселения подальше от опасных рек, то мешает этому многое. Прежде всего, проживание у реки имеет много преимуществ, которые, как правило, в сознании людей перевешивают риск: доступ к воде, речному транспорту, рыбным и рекреационным ресурсам. Кроме того, для многих переезд финансово неподъемен, да и продать жилье в том месте, которое реально находится под угрозой затопления, можно лишь за бесценок.