Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 марта, источник: Аргументы и факты

Шаги командора Резанова. История героя рок-оперы «Юнона» и «Авось»

Герой рок-оперы «Юнона» и «Авось» принёс в жертву России чувства испанки.

210 лет назад, 13 марта 1807 г., в метрической книге Воскресенской церкви Красноярска священником была оставлена запись: «От горячки. В доме мещанина Родюкова. Исповедован и приобщён. Погребён при соборной церкви». Звали покойного Николай Петрович Резанов.

Может показаться, что существует как минимум три Николая Резанова. Первого американская энциклопедия «Британника» описывает так: «Первый русский, обогнувший земной шар. По заслугам равный Петру Великому и Михаилу Ломоносову, идеальный тип русского аристократа». О втором упоминают японские учебники истории — там он не вполне успешный, но весьма достойный дипломат: «Он первым разбудил Японию от глубокого сна». Для России вне конкуренции третий Резанов — романтический герой поэмы и рок-оперы «Юнона» и «Авось»:

«Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая выйдешь…».
Во время загрузки произошла ошибка.

Меховая ссора

Как ни обидно, но реальный Николай Петрович, камергер двора императора Александра I, командор Мальтийского ордена и административный начальник первой русской кругосветки, меньше всего соответствует нашему, отечественному представлению.

Если верить дневникам участников кругосветного путешествия, самое мягкое выражение, которое можно было от него услышать: «Посажу головой в нужник!».

Кое в чём ошибается и «Британника». Резанов не был первым русским, обогнувшим земной шар. Он поссорился с морским начальником экспедиции, адмиралом Иваном Крузенштерном. И был вынужден сойти на берег, преодолев лишь полпути — от Петербурга через Южную Америку до Японии и Аляски.

Именно здесь, в северной части Тихого океана, и развернулись события, превратившие сына бедного коллежского советника в фигуру мирового масштаба.

Главной задачей Резанова было установление торговых отношений с Японией. В то время эта островная империя категорически отказывалась вести какие-либо дела с ино­странцами. По обычаю посольство сопровождалось обменом подарками: «Товаров с собой не имеем, а только дары к его Тензин-Кубоскому величеству, самодержавнейшему государю великой земли Японской, превосходнейшему императору и повелителю».

Русские были на высоте — точно воспроизвели даже японский титул «Тэндзин-Кубо» («государь-небожитель»). Но сами подарки подкачали — среди них были меха, которые в Японии того времени не пользовались популярностью. Мало того — это были чернобурки. А лисица в Японии почитается животным нечистым, даже дьявольским. Посольство застопорилось. Наш корабль держали на рейде почти полгода.

Единственный положительный результат — впечатление японцев от выдержки Резанова.

Заболевший, в горячке, он твёрдо защищал интересы России. И когда получил окончательный отказ, реакция его была достойной: «Неуважение к государю моему заставит меня принять меры, которые в народе будут гибельны и невозвратные произведут потери».

Любовь или сало?

Единственной базой, которая могла позволить осуществить обещанные «гибельные меры», были наши колонии на Аляске. Именно туда отправляется Резанов. И находит там полный раздрай. Свиреп­ствует цинга. Город Новоархангельск, столица русских колоний, на грани голода. Нужно срочно добыть продовольствие, иначе весь проект «Русская Америка» грозит обрушиться.

Резанов действует быстро и жёстко. «Из своих денег» покупает американскую шхуну «Юнона» и закладывает тендер (вспомогательный корабль) «Авось». Формирует из шатающихся от цинги людей команду, вооружает её до зубов и совершает отчаянный рывок в Калифорнию. Больше добыть продовольствие негде.

Торг с комендантом крепости Сан-Франциско Резанов вёл при поддержке русских пушек. Результат впечатляющий. Комендант Хосе Дарио Аргуэльо практически за бесценок отдал: «2156 пудов пшеницы, 351 пуд ячменя, 560 пудов бобовых. Сала и масла на 470 пудов и ещё всяких вещей на 100 пудов, да так, что судно не могло поначалу отправиться». От губернатора Калифорнии русский камергер добился разрешения строить на его земле русские крепости.

А что же дочь коменданта Кончита и вся история любви? Ответ даст судовой врач Григорий Лангсдорф:

Можно было бы подумать, что господин Резанов влюбился в эту молодую испанскую красавицу. Однако ввиду присущей этому холодному человеку осмотрительности следует допустить, что он имел на неё дипломатические виды
Григорий Лангсдорф
судовой врач

Курилы наши!

Идеальный исполнитель воли государя. Жёсткий администратор. Суровый, холодный, временами даже яростный человек. Вот портрет настоящего Николая Резанова.

Фоторепортаж

«Войти в губу Анива и, буде найдёте японские суда, истребить их. Людей, годных в работу и здоровых, взять с собою. В числе пленных стараться брать мастеровых и ремесленников. Что найдёте в японских магазинах, как то: пшено, соль, товары и рыбу, взять всё с собою. Строения сжечь». Это инструкция отъезжавшего в Россию Резанова командирам кораблей «Юнона» и «Авось».

Они выполнили приказ блестяще. В течение 1806−1807 гг. Сахалин и все Курильские острова были зачищены от японских торговцев и военных. Их коренное население признало власть Российской империи. Военные уже примеривались к Хоккайдо — второму по величине острову Японии. Учитывая, что ранее японские гарнизоны капитулировали перед вдесятеро меньшими силами русских, Хоккайдо вполне мог бы стать нашим. Вероятнее всего, именно этого и добивался Резанов. Согласно его планам, надо было создать базы на Аляске, в Калифорнии и на Сахалине. Полный контроль над севером Тихого океана. Полное доминирование России в регионе.

Этому можно было принести в жертву свою судьбу. Калифорнийские базы Резанов покупал именно такой ценой: «Кончита прекрасна, мила, как ангел, добра, любит меня… Я же плачу о том, что нет ей места в сердце моём».

Нелюбовный многоугольник «Юноны»

Сахалин, Курилы, Хоккайдо

«1806 года, октября месяца российский фрегат “Юнона” принял остров Сахалин и жителей оного под покровительство российского императора Александра I. Всякое приходящее судно просим старшину острова признавать за российского подданного» (из судового журнала «Юноны»).

Аляска, Новоархангельск

Нашими колониями на Аляске управляла Русско-американская компания с главной квартирой в Иркутске. Снабжение колонии шло из России через Сибирь, далее морем. К моменту прибытия Резанова в Новоархангельск продовольствия не подвозили уже 5 лет.

Япония, Нагасаки

После полугодового неудачного посольства Резанова японцы в качестве ответных даров преподнесли русским 100 мешков риса и 2 тыс. свёртков хлопчатобумажной ваты. Это граничило с оскорблением, но Резанов сумел постоять за себя.

Калифорния, Сан-Франциско

«Хорошая земля, тёплый климат, хлеба и скота много, а более — ничего» — так описала свои края Кончита Аргуэльо. До этого 6 лет она жила в Париже. А сейчас страшно скучала на родине, так что русский дворянин, камергер самого блестящего двора Европы, пришёлся очень кстати.