Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
15 марта, источник: АиФ Прикамье

Главный архитектор Перми: «Застройщикам не хватает смелости»

Дмитрий Лапшин — про Генплан, озеленение и отсутствие амбиций у девелоперов.

Одни считают Пермь серой и грязной. Другие говорят о ней, как о городе парков и скверов. Третьи с гордостью показывают гостям старинные особняки и современные арт-объекты.

Мы поговорили с Дмитрием Лапшиным, главным архитектором города, о том, чего не хватает Перми и почему она сегодня выглядит именно так.

Меняем правила.

Мария Сафина, «АиФ-прикамье»: Работает ли сейчас Генплан Перми?

Дмирий Лапшин: Генеральный план — это документ стратегического развития города. Он позволяет увидеть, в каком направлении будет развиваться Пермь в ближайшие десятилетия. Главным итогом его реализации должно стать эффективное использование городского пространства и формирование комфортной городской среды. Но Генплан Перми — это не застывший документ, созданный семь лет назад.

Например, когда разрабатывали Генплан Екатеринбурга, вряд ли кто-то мог предположить, что в столице Урала будет проходить чемпионат мира по футболу. Но это не означает, что там взяли и отказались от проведения чемпионата. А в Перми происходили немного анекдотичные ситуации.

Пермское предприятие добилось получения госконтракта на производство оборудования для Вооружённых сил РФ. Новое производство не могли разместить на имеющейся территории. Минобороны готово было передать свой земельный участок в городе. Но тут у горячих голов возникли вопросы, а не нужно ли сначала поменять Генплан, а уж потом принимать участие в подобных мероприятиях? С огромным трудом удалось договориться, хотя могли отложить принятие решения на три года.

— Для чего же принимались ограничения, например, по высотности, если сейчас их так часто меняют?

— Ограничения по высоте зданий — это уже не Генплан, а Правила землепользования и застройки (ПЗЗ). У муниципалитета практически нет возможности влиять на девелоперские проекты в городе. Это неправильно. А так застройщик заранее обязан ознакомить общество и городские власти с параметрами будущего объекта, и есть возможность с этими планами не согласиться.

Для меня, конечно, более ценно качество архитектуры. Ограничения только по высоте недостаточны или не нужны. Намного важнее возможность предъявлять требования к материалу, пропорциям, цвету, ночной подсветке и т. д.

— Вы хотите, чтобы подобные ограничения действовали в центре, в исторической зоне Перми?

— Да, а также в прилегающей к исторической. Но не ограничения, а требования. Есть как минимум два момента, достойных обязательного внимания и регулирования. Это основные скоростные улицы, где из-за особенностей восприятия важнее регулировать силуэт.

Второй момент — это панорамные виды города, которые открываются с высотных точек. Здесь важно регулировать особенности, которые могли бы подчеркнуть специфику города и не дать разрушить гармонию.

Большие дворы — новостройкам.

— Ещё есть какие-то сферы, где нужен контроль?

— Необходимо регулировать соотношение квадратных метров построенного объекта и объёмы придомовой территории. Например, коэффициент один к двум. Застройщик не сможет построить здание площадью больше, чем две площади этого участка. В марте наше предложение выходит на публичные слушания.

— Не приведёт это к росту цен на квартиры?

— Нет. Эта пропорция не критична для застройщика. Все разговоры про рост цен — это преувеличение проблемы. Проект всё равно будет прибыльным. А вот жильё в итоге получится более комфортным.

— Чего вам, как главному архитектору, не хватает в городе?

— Не хватает смелости коллег по архитектурному цеху. Будем честны — облик Перми мало отличается от других промышленных городов. Перед архитектурой не стояло задачи создания величественных памятников. У Перми была нелёгкая судьба города-труженика. Он достался нам таким, какой он есть, и мы его должны принимать, как дети принимают своих родителей, без критики и упрёков.

Сейчас же у большинства пермских девелоперов не хватает амбиций. Нет стремлений выразить себя монументально в объекте архитектуры. Побеждают прагматизм и экономия.

Сердце Перми.

— Вы разработали проекты реконструкций улиц Героев Хасана, Революции. Много в городе ещё архитектурно-болевых точек?

— Не очень, но для себя считаю важным ликвидацию так называемых «белых пятен» в центре Перми. Речь идёт о земельных участках, где находятся аварийные здания, недострои, пустыри. В большинстве случаев это частные территории, на которые муниципалитет не может оказывать влияние.

— Михаил Боярский назвал наш город хаотичным. А вы какой видите Пермь?

— Мне кажется, город наш достаточно брутальный. Возможно, нам даже не хватает яркой, но стильной рекламы. Не хватает архитектурной подсветки. Но самое главное — у города нет так называемой площади перед «ратушей» — места, которое во многих городах считается сердцем, началом, историческим центром, местом общего собрания людей. Пермь — это, грубо говоря, город двух улиц: Ленина и Комсомольского проспекта.

Хотя сейчас на месте стыка «старого» и «нового» города формируются признаки нового центра: широкий проспект, высотные здания с двух сторон, городской парк, крытый спортобъект, аллея с монументальной скульптурой, торгово-развлекательный центр — на пересечении улиц Сибирской и Революции.