Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Голоса женщин стали ниже. В чем причина?Конечно, до шаляпинского баса еще далеко, тем не менее некоторые свежие исследования показали, что в ряде стран голоса женщин звучат все ниже
24 марта 2017, источник: Om1.ru, (новости источника)

Спецоперация по изъятию трупов лошадей из реки Оша заняла двое суток

Из-подо льда достали 19 туш общим весом 12 тонн.

Сегодня, 24 марта, в паблике правительства Омской области появилась информация по очистке реки Оша от вмерзших в лед останков лошадей фермера из Крутинского района Бориса Никулина.

В ночь с 20 по 21 марта бригада предпринимателя и депутата районного совета Николая Бабаева сумела-таки достать из-подо льда 19 туш общим весом 12 тонн.

Во время загрузки произошла ошибка.

Николай Бабаев, депутат райсовета Крутинского района Омской области:

 — Работа была не из легких. Нам пришлось несколько раз открывать шандоры на Устьлогатской дамбе и с помощью салтаимской воды размывать ледовую западню.

В свою очередь, руководитель районной ветеринарной службы Александр Раниннен убежденно заявил, что опасность инфекции миновала.

«Останки животных мы отправим специальным транспортом на утилизацию в Кормиловку», — уточнил специалист.

Во время загрузки произошла ошибка.

Отметим, что задачу высвободить трупы животных из ледяного плена до 1 апреля поставил глава Крутинского района Василий Киселев поставил на заседании КЧС. Они могли отравить воду реки.

Напомним, что лошади вмерзли в лед Оши еще в ноябре прошлого года. История была странной. Их хозяин Борис Никулин заявил об исчезновении животных, начал искать он их через неделю и нашел уже намертво вросшими в лед. Финансировал эти работы хозяин погибшего стада.

Добавим, что по документам Борису Никулину принадлежит 20 кобыл и 20 жеребцов, но, по словам соседей, его стадо насчитывает около 200 лошадиных голов.

Также известно, что в 2016 году фермер трижды привлекался к административной ответственности, в том числе, и за потраву посевов В. В. Терлеева, убыток оценивался почти в 300 тысяч рублей, однако вина его не была доказана.