Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 апреля, источник: Sputnik.by, (новости источника)

Он выучил ради меня белорусский: как белоруска вышла замуж за бразильца

Белоруска Воля Ермалаева-Франко, которая уже пять лет живет в бразильском городе Сальвадоре, рассказала Sputnik о том, как вышла замуж за бразильца, и чем жители Бразилии отличаются от белорусов.

Источник: Sputnik.by

Он предложил напоить меня чаем….

Познакомились мы с мужем на второй день моего пребывания в бразильском городе Салвадоре. Я приехала на стажировку, и первым заданием была презентация своей страны для организации и остальных стажеров. Патерсон раньше работал в той же организации, и ездил на стажировки в Россию и в Колумбию, но в тот день пришел гостем на мероприятие. Он утверждает, будто я ему сразу понравилась, и он пытался со мной поговорить, впечатлить своими знаниями русского, но мне это было не очень интересно в тот момент — сказывалась разница часовых поясов, усталость после перелета, я успела обгореть на пляже, простудиться под кондиционером, не выспалась и вообще чувствовала себя отвратительно.

Патерсон оставил мне свой номер на всякий случай, предложил пообедать с ним и его канадской гостьей по каучсерфингу. Сразу я отказалась, но чуть позже позвонила, и мне повезло, что он недалеко ушел и меня дождался.

Ужасно хотелось спать или хотя бы чаю. А надо сказать, что кроме кондиционеров здесь в почете холодные напитки — пьют ледяное пиво, соки со льдом, холодную воду и т. д. Чай заваривают обычно, если заболеют (и это, как правило, ромашковый, мятный чай), и в ресторанах его найти непросто. И тут Патерсон говорит: «А у меня дома есть чай». В Беларуси это даже звучало бы как намек, но тут для меня это стало просто спасением. Напоил он меня чаем, мне полегчало, и я, наконец, его разглядела.

Патерсон показал Воле Бразилию во всей ее красе.

В первые же дни он мне показал все, что я мечтала увидеть в городе, который полюбила еще по книгам Жоржи Амаду, — исторический центр, храм морской богини Иеманжи, лучшие пляжи и рестораны баиянской кухни.

Все свободное от стажировки время мы проводили вместе — Патерсон учился в университете, и, когда я приехала, у него были каникулы. Он меня знакомил с Салвадором и вообще с Бразилией, учил готовить местные блюда, помогал устроиться в музей Жоржи Амаду на преддипломную практику, объяснял тонкости португальского языка, которым я уже сносно владела, когда приехала, готовил меня к экзамену по языку, который я сдала в итоге на высшую отметку. Я продлила визу до шести месяцев (стажировка длилась только три), по максимуму.

…и выучил ради меня белорусский язык.

Потом мне нужно было уезжать, и он согласился поехать со мной. Мои родители жили тогда в Москве, Новый год встречали на Красной площади, а потом три недели катались по зимней Беларуси, были на концертах «Троiцы» и «Старога Ольсы», навестили кучу друзей, и моих, и его, как ни удивительно. И Патерсон решил, что это как-то глупо, что мы говорим с ним, помимо португальского, по-русски, и начал учить белорусский. Патерсон говорит, что, раз белорусы, в отличие от бразильцев, имеют и до сих пор сохранили свой собственный язык, пренебрегать им просто глупо. С тех пор, как выучил, по-русски мы, в самом деле, больше не общаемся.

Потом он решил не уезжать, пока я не закончу университет, остался еще на один семестр, «заморозив» учебу. Мы оба устроились на работу, Патерсон преподавал английский, португальский и испанский. Удобно, что в России и Беларуси бразильцы могут находиться до трех месяцев без визы безвыездно.

Когда Патерсон приехал в Беларусь, он решил выучить белорусский язык.

Однажды, на майские праздники, мы поехали в Киев, всего на один день, как раз, чтобы Патерсону выехать после трех месяцев, гуляли там целый день вдвоем. К позднему вечеру мы, уставшие, дотопали до статуи «Родины-матери». И оказалось, что он весь день подбирал наиболее удачный момент, чтобы сделать мне предложение. Я расплакалась, естественно, согласилась, мы обменялись кольцами, ну и на следующий день уже, вернувшись, объявили родителям. Они отреагировали без особых эмоций, мол, а, ну наконец-то.

Свадьба и жизнь в Бразилии.

Пожениться мы решили уже в Бразилии. Все было очень скромно, быстро расписались в загсе утром в среду и пошли на пляж. Зато красивая дата, которую едва ли забудешь: 12.12.2012. У родителей на свадьбу приехать не получилось, поэтому мы для них устроили потом еще «церемонию» — снова обменялись кольцами уже у другой статуи, возле Христа в Рио-де-Жанейро, когда летали туда с моими родителями и свекром, через несколько лет после свадьбы.

Родственники мужа меня приняли очень тепло (вообще у бразильцев первый контакт обычно очень доброжелательный), у него большая семья — папа, трое братьев и две сестры (все взрослые, муж самый младший), целая орава племянников и несчетное количество теть, дядь и двоюродных братьев-сестер. Все живут отдельно, но любят собираться на семейные праздники. Свекор у меня очень забавный, ему за семьдесят лет, он играет на гитаре и поет песни на разных языках.

Мои родители Патерсона тоже сразу полюбили, папа сразу же потащил его играть в футбол (ты ж бразилец!), а мама поражалась его русскому языку и галантности.

Бразильские особенности и привычки.

Как-то мы были вместе на экскурсии по Вильнюсу, и заходили на кладбище. И вот оказалось, что у Патерсона в семье принято после посещения кладбища стирать всю одежду и мыть обувь, причем, сразу же по возвращении. Я спросила, могу ли я не стирать (у меня не было в этой короткой поездке сменной одежды), мы же не в Бразилии, и в моей семье такой традиции нет. Он сказал, что нет проблем. Но когда я попыталась его обнять в «грязной» одежде, не вышло — пришлось стирать.

Большинство моих привычек, вроде ежедневных чаепитий или употребления сырого сала под борщ муж разделяет и поддерживает.

Здесь обед имеет какой-то особый статус. И если сказать кому-то, что ты не пообедал, то реакция, будто ты сейчас помрешь с голоду. Привыкла есть бобовые каждый день, это источник железа и протеина, фасоль с рисом — пожалуй, самое популярное обеденное блюдо, причем, наверное, единственное, которое популярно во всей Бразилии (а вообще страна огромная и традиции и культурные особенности очень разные в зависимости от региона). Не поел фасоли — считай, не пообедал.

В первые месяцы меня шокировало обилие вкусной еды, и за пять лет мне так и не попалось место, где бы готовили невкусно (даже в самых дешевых студенческих столовках не найдешь пересоленного супа или слипшегося риса).

А еще здесь популярны недорогие рестораны с едой на вес или еще круче — без ограничений, за фиксированную плату. В итоге мы дружно начали набирать вес, поддаваясь местной традиции хорошенько обедать и ужинать.

Но спустя какое-то время поддались другой, тоже характерной местной тенденции, вести здоровый образ жизни, и пошли в спортзал. Это оказалось очень здорово. Я со школы ненавидела физру, в основном из-за троллинга одноклассников и учителей, но здесь мне никто не говорит, что я слабачка и ничего не смогу, и не нагружает упражнениями, после которых на следующий день не встать с кровати, так что адаптация прошла быстро и успешно, и мы вот уже два года в строю. Патерсон спортом и раньше занимался, а для меня это большое открытие.

Еще научилась постоянно ходить в шлепанцах (типа вьетнамок), поначалу было неудобно, а теперь соглашусь, что это самая комфортная обувь.

Через пять лет почти привыкла к кондиционерам и ледяной воде, хотя до сих пор не понимаю, зачем это все. Приучилась чистить зубы после каждого приема пищи. Здесь это нормальное дело даже в туалете университетской столовой. И теперь по-другому сложно.

Воля призналась, что еще со школьных времен ненавидела физкультуру, но в Бразилии с удовольствием занимается спортом вместе с Патерсоном.

Раздельный бюджет — нормальная практика, особенно если оба супруга работают. С другой стороны, по крайней мере, в нашей семье, нет правила, что каждый обязательно платит за себя. Например, в ресторане это спонтанно — могу я оплатить счет, может он, обычно зависит от того, кто взял деньги или карточку, или кто не платил в прошлый раз.

Домашние обязанности тоже разделяются, хотя порядком в доме я обязана скорее мужу. Я страшная лентяйка, и если бы он не проявлял инициативу, было бы сложнее. Но вообще, стараемся, делить уборку поровну. Первое, что меня впечатлило, еще в день знакомство, это озвученное им правило: кто готовил, не моет посуду. Очень справедливо.

Готовка — под настроение. Мы любим есть дома и стараемся часто готовить, но когда обоим лень или не успеваем — идем в ресторан.

Но, на самом деле, я не уверена, что это типичный для бразильцев расклад. Например, средний и высший социальные классы часто нанимают домработниц, не только как в сериалах — на постоянную работу с проживанием (это становится все дороже с улучшением трудовых прав), но и на один день в неделю — как раз все прибрать и наготовить обедов на неделю.

Чем бразильцы отличаются от белорусов.

В отличие от белорусов, у бразильцев меньше патриархата в голове. Я не вижу строгого разделения обязанностей на мужские и женские, например, в воспитании детей мужчины здесь участвуют наравне с женщинами.

В Бразилии очень вкусно готовят — поэтому без активных занятий спортом здесь никак не обойтись.

Гораздо реже, на мой взгляд, встречаются мнения вроде «женщина не должна быть умнее мужчины» или «место женщины на кухне», ну и прочее — что каждая обязательно должна рожать и сидеть дома с ребенком.

Я уже как-то больше привыкла, а моя мама удивлялась, сколько здесь пап, гуляющих с детьми, — не меньше, чем мам, причем еще в роддоме отец имеет право постоянно сопровождать роженицу.

Здесь не так «обязательно» выходить замуж и жениться, или непременно рожать.

Мне видится это связанным не только с тем, что патриархат сдает позиции, но и что вообще дсикриминация по любому признаку здесь не приветствуется. Насилие, расизм, гомофобия — это преступления, причем серьезные и на практике наказуемые. Меня приятно впечатляет здесь создание безбарьерной среды на всех уровнях — от пандусов и дорожек для слабовидящих на улицах до преподавания языков жестов и Брайля в университетах.

Патерсон меня всегда «защищает» здесь, когда новые знакомые, например, не знают, что такое Беларусь, и (бывает такое иногда) додумывают, что это же, часть России — он объясняет на ярких примерах типа «А вам бы понравилось, если бы вас, бразильцев, сравнивали с аргентинцами? Или называли португальской колонией?».