Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Хрущевки: история появления Самый крупный социальный проект в истории СССР. Во что это обошлось стране и кто рассчитывал параметры?
5 апреля, источник: "Российская газета"

В Екатеринбурге открыли туры по криминальному прошлому города

Журналисты отправились в тур по криминальному прошлому уральской столицы.

Источник: "Российская газета"

«Екатеринбург криминальный» — экскурсия авторская, можно сказать, эксклюзивная. Обычно ее заказывают юристы. Поэтому, когда нам предложили присоединиться, отказаться даже мысли не было.

— Говорить будем не столько о преступлениях, сколько об истории города с акцентом на криминальные сюжеты, — задает установку экскурсовод Дмитрий Москвин, сотрудник Уральского филиала Государственного центра современного искусства.

Заречный тын

В XVIII веке Екатеринбург — обычный заводской город, где преступления совершались в основном на почве пьянства: пять кабаков на десять тысяч жителей — по тем временам очень много. Большая часть происшествий в хрониках отражения не нашла, запомнились только события 1764 года, когда в Исетском остроге на берегу городского пруда (сегодня там расположен Екатеринбург-сити) выпороли и выдрали ноздри Хлопуше, который затем примкнул к пугачевскому восстанию.

Автобус медленно спускается к стрелке стадиона «Динамо». Этот вид можно найти на любой туристической открытке. Даже сложно представить, что 200 лет назад здесь стоял Заречный тын, одна из самых страшных тюрем для старообрядцев. Построена по поручению Татищева в 1736 году. Место гибельное: с трех сторон река и болота, сбежать невозможно.

Жила тюрьма за счет самообслуживания: заключенные производили разного рода ширпотреб, который продавали, а на вырученные деньги покупали еду. После того как в 1763 году острог ликвидировали, участок забросили. Хотя в народной памяти Заречный тын и кладбище засели накрепко: никто не посягал на эту территорию, ведь старообрядцы считались элитой Екатеринбурга, все главы города вышли из таких семей.

Золотая лихорадка

В середине XVIII века в Березовском поселении находят первое российское золото, и правоохранительную систему Екатеринбурга начинает лихорадить. Она борется с нелегальной чеканкой дукатов, промывкой и переплавкой драгметалла.

19 апреля 1831 года в городе происходит первое заказное убийство. Жертва — главный механик Горного правления Осип Меджер. Его находят дома с проломленным черепом. Внутри жилища все вверх дном, украдено 32 килограмма золота! Государь лично отправляет на Урал несколько групп следователей.

— Оказалось, Меджера заказал местный купец Маряныч. Там действовала целая цепочка исполнителей. Погорели преступники на том, что один из них решил присвоить добычу и продать ее. Но эта история не просто про наживу, — интригует экскурсовод. — Уже позже по документам, которые не использовались в суде, историки выяснили: убийцы были знакомы с Меджером, за 10 лет до того они вместе проходили по делу об украденном золоте. По всей видимости, Осип участвовал в нелегальной перепродаже золота из Сибири, где разрешалось держать частные прииски, в отличие от Урала.

Не менее печальная участь, как правило, ждала тех, кто работал с уральскими самоцветами. Исчезновение изумруда Коковина весом 2,2 килограмма — чем не детектив? Яков Коковин, родом из семьи крепостных мастеровых, дослужился до директора Екатеринбургской гранильной фабрики. В 1835 году прибывшая из столицы комиссия обвинила его в том, что он не сдал вовремя камни в казну. «Вещдоки» запаковали в ящики и отправили в Департамент Уделов Его Величества, возглавляемый Львом Перовским. По прибытии в Петербург оказалось, что камней меньше, чем числилось по описи. Коковина посадили в Екатеринбургский тюремный замок, где он ослеп, а вскоре заболел и умер. Спустя 100 лет стало известно, что донос написал граф Перовский. Дальнейшая судьба камня неизвестна, скорее всего, его распилили на части.

Такой разный Уралмаш

Уралмашевцы с детских лет привыкли к лидерству: если производство — то завод заводов, водонапорная башня — самая емкая в мире (700 кубов, рекорд продержался несколько лет). ЦК «Орджоникидзевский» — это бывшая фабрика-кухня, рассчитанная на 25 тысяч блюд в 40 вариантах! Первый звуковой кинотеатр в Свердловске тоже появился именно здесь. На площади Первой Пятилетки, где сейчас стоит памятник наркому промышленности Серго Орджоникидзе, когда-то был мавзолей. Не такой, как на Красной площади, — кубическая конструкция, где покоился прах Александра Банникова и Владимира Фидлера, отцов-основателей УЗТМ.

— Микрорайон Уралмаш — уникальное место. Его дух и история наложили отпечаток на формирование преступной группировки, гремевшей по всей стране. Последний всплеск интереса к этой теме связан с книгой Алексея Иванова «Ебург». Красиво, но помните, что это беллетристика, а не документальное произведение. Сегодня бывшие члены группировки занимаются бизнесом и категорически против общения с журналистами. Отказываются даже для мемуаров давать информацию. Пустоты заполняет мифология, — замечает Дмитрий Москвин.

Начиналось же все банально, с подростковых банд, которые контролировали отдельные улицы. С приходом перестройки и кооперативов уличные стычки переросли в борьбу за ресурсы. То же самое происходило по всему городу, но уралмашевцы стояли особняком. Объединяло их не только место рождения, но и своя этика, атрибутика. К примеру, местные братки очень уважали спорт, выступали против наркоторговли. В период расцвета группировке, по разным версиям, принадлежало от 40 до 600 предприятий по всей России. Ее обслуживало до 2000 человек, а бюджет ОПГ был равен бюджету Свердловской области.

Городок юстиции

Последняя точка маршрута — Городок юстиции, комплекс зданий в стиле конструктивизма на улице Малышева. Строился в конце 1920-х — начале 1930-х годов. С одной стороны — СИЗО и колония. С другой — жилье для сотрудников этих учреждений. Тюремный замок — мощное сооружение 1830 года, изрядно обветшавшее. От улицы оно скрыто авангардным пристроем, где в разные годы располагались облсуд и юридический институт.

— Дети, выросшие в этом дворе, рассказывают, как протекала жизнь под стенами тюрьмы. Выходишь на балкон, а из окон заключенные машут тряпками или перекрикиваются, — поясняет Дмитрий Москвин. — Тюремный замок до сих пор используется по назначению, несмотря на то что в 2018-м в 100 метрах отсюда будут проходить игры чемпионата мира по футболу. СИЗО обещают закрыть баннером. Жаль, если и конструктивистский Городок юстиции окажется невидимым для гостей Екатеринбурга.

Война группировок

Нас подвозят к дому на улице Кировградской, где в 1991 году убили первого неформального лидера ОПГ «Уралмаш» Григория Цыганова. С точки зрения современных представлений о мафии все выглядит более чем странно: невзрачная трехэтажка сталинской эпохи. Цыганов живет на первом этаже вместе с братом и родителями. Вечером он выходит на кухню, а киллер, сидящий в кустах, стреляет в окно. На похоронах друзья клянутся найти убийцу. Охота на главу ОПГ «Центр» Олега Вагина завершается в октябре 1992-го. По слухам, киллер за работу получил «баснословную» награду — ВАЗ девятой модели.

Так в Екатеринбурге началась война преступных группировок, многие ее сюжеты сродни киношным. К примеру, одну из жертв уралмашевцы достали в Будапеште, угнали самолет и перевели несколько десятков миллионов долларов на свои счета. Другую отправили на тот свет, отключив от электричества больницу и всю аппаратуру жизнеобеспечения. Отзвуки этой криминальной саги можно найти на Широкореченском и Северном кладбищах — на вычурных могилах авторитетов и бойцов преступного мира.

После ареста в 1993 году старшего брата Цыганова, Константина, «Уралмаш» объявляет войну уже официальной власти: сначала граната влетает в здание РУБОП, а спустя 1,5 месяца палят по дому областного правительства. Эта устрашающая акция дает свои плоды: Цыганова освобождают, он сразу бежит за границу. Следующим лидером уралмашевцев становится Александр Хабаров. Он понимает, что пора избавляться от имиджа братков. В 1999-м регистрируется общественно-политический союз «Уралмаш», его участники начинают вкладывать деньги в предвыборные кампании. Самое большое достижение — избрание Хабарова депутатом гордумы. Правда, ненадолго. В 2004-м, после массовой сходки преступных группировок в центре Екатеринбурга, его берут под арест по делу одного из банков. Через два месяца Хабаров умирает в СИЗО при таинственных обстоятельствах. Официальная версия — повесился, но до сих пор ходят разные слухи. В любом случае уход лидера становится концом ОПС «Уралмаш». Отныне каждый сам за себя.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку