Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 апреля, источник: ДЕЙТА, (новости источника)

Приморье вспоминает погибших моряков-подводников

Профессия моряка-подводника — одна из самых опасных, тяжёлых и ответственных военных профессий. Моряки-подводники подвергаются ежеминутному риску, погибая как в военное, так и в мирное время. За более чем вековую историю русского подводного флота произошло несколько десятков аварий подводных лодок, которые повлекли жертвы среди личного состава. Об этом сообщает ИА «Дейта».

Источник: ДЕЙТА

Погибших подводников вспоминают в России ежегодно 7 апреля. День 7 апреля выбран в качестве памятной даты в память о трагической гибели подводной лодки Северного флота К-278 «Комсомолец» 7 апреля 1989 года. В этот день 24 года назад подлодка «Комсомолец», оснащённая по последнему слову техники и на много лет опережавшая своё время, затонула в водах Норвежского моря. Причиной ЧП стал пожар, возникший на борту ПЛ по пути на базу в подводном положении. После всплытия подлодки экипаж начал самоотверженную борьбу за живучесть судна, которая продолжалась в течение 6 часов, в результате реактор был остановлен, ядерная катастрофа была предотвращена. Однако саму подводную лодку спасти не удалось — её прочный корпус был полностью разгерметизирован, кормовые отсеки полностью затоплены, в лодку поступило слишком много забортной воды, и «Комсомолец» пошёл ко дну.

Катастрофа «Комсомольца» унесла жизни 42 подводников, в том числе командира корабля Евгения Ванина, все они были посмертно награждены орденом Красного Знамени, а в Никольском морском соборе Санкт-Петербурга была установлена мемориальная доска с именами погибших моряков.

Не менее драматичной была гибель атомной подводной лодки «Курск». Эта катастрофа стала, пожалуй, самым трагичным событием в современной истории российского ВМФ. 12 августа 2000 года во время учений Северного флота в Баренцевом море затонул атомный подводный ракетный крейсер «Курск», став братской могилой для всех 118 членов своего экипажа.

Сегодня в память о погибших моряках-подводниках, самоотверженно выполнявших свой долг перед Родиной, после подъема флагов на кораблях и судах всего российского ВМФ была объявлена минута молчания. По традиции, в каждой части подводного плавания и высших учебных заведениях, готовящих флотских офицеров, проводятся мероприятия, посвященные памяти героев-подводников, принявших смерть на борту своих кораблей.

Для Владивостока и Приморья подводный флот и служба подводников — темы актуальные и не проходящие. А в День памяти не грех вспомнить лучших подводников, а также не самые трагические моменты из жизни подплава ТОФ.

Вице-адмирал Борис Приходько:

 — Я провел в море — в отсеке и на командирском мостике подлодки — более 20 лет жизни. Вывел личное правило: в любое мгновение будь готов к нештатной ситуации. А значит, постоянно анализируй и думай, сотни раз проигрывай в уме всевозможные неожиданности и действия по их ликвидации — свои и экипажа. До автоматизма: вскочил со сна — и уже готово командирское решение. Хотя жизнь моряка-подводника — штука сложная и состоит она, по большому счету, из сплошных нештатных ситуаций.

Досье. Борис Федорович Приходько родился на Украине в 1939 году. В 1956 году поступил в ТОВВМУ. Служил на дизельных и атомных подводных лодках ТОФ — от командира рулевой группы штурманской БЧ до командира стратегического ракетоносца. С 1976 года — начштаба, командир 8-й дивизии АПЛ на Камчатке. В 1983—1990 годах — замкомандующего ТОФ по боевой подготовке, в 1990—1993 году — в Главной инспекции Минобороны. Уволен в запас в 1995 году с должности главного капитана-наставника ДВМП по военно-морской подготовке.

 — Служба на лодках для меня началась с нештатной ситуации. Перед выпуском стажировался в Вилючинске, на Камчатке, на «эске» 613-го проекта — С-176, тогда это была новейшая советская субмарина. Как раз в те дни глава КПСС Хрущев «громко» выступил на Ассамблее ООН в Нью-Йорке — стучал ботинком по трибуне, обещал Америке «кузькину мать»… Нас наутро по боевой тревоге — два часа на сборы! — бросили в океанскую автономку. Отпускников-офицеров заменили прикомандированными, те спросонья командиру доложили: «К бою готов!», швартовые команды отдали концы — и в море. На третьи сутки врач — он кроме медицины за провизионку отвечал — лично проверил заведование и выяснил, что продуктов на борту… кот наплакал.

В трюмах — «цинки» с сухарями, на камбузе — ведро растительного масла, в холодильнике — шесть палок «конской» колбасы. Ну и аварийные бачки в отсеках — десять пачек сахара, сгущенка, ящик галет. На полсотни голодных ртов….

Провели в подводном положении открытое собрание, обложили на нем от души раздолбаев-снабженцев и единогласно приняли решение… затянуть пояса и сдюжить. Месяц голодными несли службу в районе. Утром — чай с сухарем, днем — сухарь с баландой, вечером — чай с «флотскими оладьями» — размоченными и зажаренными галетами. Но бдили, хотя иной раз и падали в голодные обмороки… Пришли в базу, нескольких моряков эвакуировали из отсеков в санчасть на носилках — сами они уже не ходили, да и нас на пирсе ветром качало. Но — усиленное питание, доппаек, и через неделю запросились на танцы… А я вернулся в ТОВВМУ, защитил диплом, получил лейтенантские погоны и кортик, отгулял отпуск — и снова на Камчатку, командиром рулевой группы на лодку С-179.

Василий Буслаев,