Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Не учебная тревога: что делать в случае ракетного удара?Как действовать, если вражеская ракета летит в сторону вашей страны, и у вас есть всего несколько минут, чтобы добежать до укрытия
24 апреля 2017, источник: PrimaMedia.ru, (новости источника)

Илья Лагутенко про «Морскую»: Мне важно было увековечить владивостокские эмоции и реалии

Бессменный лидер группы «Мумий Тролль» о том, как записывался ее первый студийный альбом.

Владивосток, 24 апреля, PrimaMedia.

Юбилейные 20 лет со дня выхода в продажу празднует сегодня, 24 апреля, первый студийный альбом «Морская» группы «Мумий Тролль». О том, как подбирались музыканты для его записи и что было самым важным при создании диска, в интервью ИА PrimaMedia рассказал бессменный лидер коллектива Илья Лагутенко.

Справка: «Морская» — дебютный студийный альбом группы «Мумий Тролль», записан в 1996 году в Лондоне под лейблом Rec Records при участии приглашенных сессионных музыкантов. Выход альбома в России состоялся 24 апреля 1997 года, в дальнейшем дважды переиздавался. В 2012 году под лейблом Мирумир «Морская» вышла на виниле. В записи «Морской» участвовали Илья Лагутенко (вокал), Rod Blake (гитара), Matt Boddy (барабаны), Simone Hagiagge (перкуссионная установка), Ali Maas (женский бэк-вокал), Frank Williams (саксофон), Марк Комонько (скрипка), Юрий Степанов-Брегвадзе (клавишные). Леонид Бурлаков выступил продюсером, вложив в проект все свои средства, Альберт Краснов — аранжировщиком. Звукорежиссером был Крис Бенди.

— Когда у вас был выбор, почему вы предпочли музыку, а не международную карьеру?

— В детстве, как всякий владивостокский школьник, я мечтал стать капитаном дальнего плавания. Ну, а моим хобби была воображаемая рок-группа. В тетрадках я рисовал обложки будущих альбомов, а на карте вычерчивал маршруты туров по разным странам и континентам. Сейчас, спустя несколько десятков лет и многих лет гастролей Мумий Тролль за рубежом, можно с уверенностью сказать, что международная карьера как раз вполне состоялась (смеется).

— Как вы вышли на Alaska Studios в Лондоне, как подбирали сессионных музыкантов? Удалось ли достичь ощущение единомыслия с ними во время записи песен?

— Я в то время жил в Лондоне, у меня было много знакомых среди клубных групп, их Лондоне всегда предостаточно. И из моих знакомых, их знакомых и их приятелей был создан такой костяк людей с опытом студийной работы. На тот момент Alaska была самая дешевая, а потому и доступная студия, у нас не получилось достучаться до какого-то именитого продюсера, поэтому продюсерские решения пришлось брать на себя. А музыканты были и русские и английские.

Единственным музыкантом «доморского» периода, принявшим участие в записи, стал Алик Краснов. Matt Boddy играл в дружеской группе Swear, а вокаклистка группы Ali Maas исполнила все вокальные женские партии на альбоме. На гитаре играл джазовый музыкант Rod Blake. Звукорежиссером пластинки стал никому неизвестный молодой парень Chris Bandy, который был в «Аляске» на подхвате.

— Уже до Морской у вас было написано много песен, был издан альбом. Почему в первый студийный альбом вы решили включить только «Новую луну апреля»?

— У «Мумий Тролля» была записана пара так называемых магнитоальбомов — это «Новая луна апреля» и «Делай Ю! Ю!», в 1983 и 1990 годах. Большинство из этих песен нам позже захотелось перезаписать «по-взрослому». Они были изданы как сборники «Шамора 1 и 2», и также опубликованы как добавочные дорожки к альбомам «Морская» и «Икра».

— Снова же, если сравнивать то, что получилось на «Морской», то ранее творчество группы, его стиль были более агрессивными, вызывающими. Был ли у вас какой-то конкретный стилистический ориентир во время записи «Морской»?

— Когда я еще был школьником, начинал записывать первые песни, взрослые студенты обзывали нас «пляжными романтиками». Музыка новой волны и новых романтиков была для меня своеобразной отправной точкой. Как тогда, так, впрочем, и сейчас.

— Есть ли у вас любимая песня/песни на этом альбоме? На какие композиции в 1996—1997 годах вы делали «ставку», включая их в альбом? Какие, на ваш взгляд, песни должны были обязательно бы выстрелить? Оправдались ли ожидания?

Центробанк определился: Владивосток все-таки 2000.

— Мне казалось, что «Девочка» и «Скорость» должны были стать первыми синглами. Но когда записали «Утекай», то стало понятно, что это самая доходчивая композиция в альбоме. Чего не сказать было про «Владивосток 2000». Для меня это была самая сложная песня в альбоме. У меня был и текст, и готовый гитарный рифф, но я не видел тогда в ней никакого потенциала хита.

Тогда для меня было важно увековечить владивостокские эмоции и реалии 1990-х… И я абсолютно не думал, что такая песня нужна будет кому-то кроме меня и моих близких владивостокских друзей. И если вы сегодня спросите, что я убрал бы из альбома «Морская», я отвечу — ничего. Он, по-моему, выглядит и звучит очень актуально — и для тех, кто узнал его 20 лет назад, и для тех, кто открывает его впервые.

— Если до 1997 года «Мумий Тролль» скорее играли в рок-группу, чем были ею (ведь в одном из интервью вы сказали, что просто хотели выполнить свою меломанскую мечту и издать альбом «по-настоящему»), когда настал переломный момент, когда вы поняли, что «Мумий Тролль» — это серьезно?

— «Морская» стала пластинкой, которая была официально выпущена, издана звукозаписывающей компанией и получила всеобщую огласку. Настоящий релиз, с которого все и узнали о группе Мумий Тролль, не только во Владивостоке, но и за его пределами. Что все совсем непросто я понял, когда узнал, как действительно самопровозглашенные менеджеры и продюсеры «надувают» меня и моих коллег по группе.

— Какую, на ваш взгляд, роль сыграла запись альбома в Лондоне? Один российский музыкальный деятель как-то высказал мнение, что «Мумий Тролль» с тем же успехом, получив то же качество, могли бы записаться и «у себя на даче». Согласны ли вы с этим? Насколько необходимо было записываться за рубежом?

— Могли наверное. Но на тот период жизни Лондон и был «моей дачей». А спустя 20 лет опыта записей понимаешь, что результат зависит больше от слияния человеческих энергий, нежели от технической оснащенности.

— Вы уже как-то говорили, что «Морская» стал не просто альбомом, а некой жизненной установкой для целого поколения слушателей. На что, на ваш взгляд, была эта установка?

— Тогда, 20 лет назад, я и подозревать не мог, что эти песни найдут отклик в сердцах такого большого количества слушателей, да еще и что песни «Морской» будут понятны нескольким поколениям. Это комбинация разных факторов, которые предугадать невозможно.

— Согласны ли вы, что этот альбом стал точкой невозврата для группы и гарантировал ей популярность?

— Диск, если верить СМИ, стал одним из самых продаваемых российских альбомов, только официальный тираж превысил несколько миллионов копий, что стало рекордом для независимого русского рока. А «пиратские копии» «Морской», говорят, насчитывают в сотни раз больше. Альбом устроил настоящий переполох на российской сцене, и поднял уникальную в своем роде волну «мумиймании», которой ничего подобного не было и уже видимо не будет. Видимо, совпали звезды и человеческие эмоции.

— Вы наверняка знаете, как приморцы любят «Мумий Тролль» и как гордятся тем, что группа вышла именно из Приморья. Что бы вы хотели сказать своим самым преданным слушателям?

— Очень ждем следующей встречи, у нас полным ходом идет подготовка к пятому фестивалю V-ROX, увидимся во Владивостоке совсем скоро, в начале августа.