Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 апреля, источник: АиФ Кузбасc

Где жили строители КМК? От прежнего города остались руины

Новокузнецк начинался с живописнейшего места, которые мы называем Верхней колонией. Здесь строили первые дома для ударников Кузнецкстроя.

Жизнь здесь кипела когда-то, даже парк был с первым в городе фонтаном. Что там теперь, узнавала корреспондент «АиФ — Кузбасс».

Чьи дома первые?

В 1929 году на левобережье Томи напротив старинного Кузнецка началась одна из самых великих строек того времени — сначала сотни, а потом и тысячи людей со всех уголков страны ехали строить Кузнецкий металлургический комбинат. Решено было рядом строить и жильё: чуть севернее, на склоне Старцевых гор, — Верхнюю колонию, а южнее, до реки Абы, — Нижнюю.

Петр Лизогуб

«В то время склоны Старцевых гор посчитали наиболее удобным местом для проживания, — рассказывает Пётр ЛИЗОГУБ, историк, заместитель директора по науке Новокузнецкого краеведческого музея, — рядом с площадкой, у берёзовой рощи, с великолепным видом на стройку, вдали от болота и комаров. В то время никто даже и не подумал о неблагоприятной розе ветров, о том, что весь дым от металлургического гиганта будет окутывать посёлок». Действительно, очутившись на этом месте, понимаешь первых строителей: перед тобой открывается великолепный вид на весь город, КМК — как на ладони, а за спиной — горы и лес. Как знать? Быть может, Иван Бардин не раз любовался с этих мест своим детищем — заводом, который строил.

Первыми домами для строителей КМК были палатки, землянки и старинные крестьянские избы старожилов из Горбуновки и Бессоново, на месте которых строился новый город. А в 1929-м построили 18 бараков и заложили первое каменное здание — заводоуправление Кузнецкстроя.

Кто жил в коттеджах?

«Верхняя колония разрасталась, — продолжает Пётр Лизогуб. — Появился первый парк отдыха — Сад металлургов с первым в городе фонтаном, танцплощадкой, парком аттракционов и даже колесом обозрения. В саду стояли гипсовые фигуры спортсменов и комбайнёра».

Сейчас здесь находится Пантеон кузнецких металлургов — памятник федерального значения. Первая братская могила появилась здесь после серьёзной аварии 1931 года. В той аварии погибло 24 человека, десятки были ранены. Позже здесь был перезахоронен прах Михаила Курако. А в 50−60-е годы появилось ещё две — с именами великих металлургов Григория Казарновского и Антона Лаушкина.

В Верхней колонии застраивались новые улицы с очень характерными названиями — Коллективная, Коксовая, Батарейная, Индустриальная, Коммунальная.

Была на Верхней колонии и своя «элитная» улица — Орлиная. Здесь было несколько сборно-щитовых домов с квартирами немыслимого для того времени размера — 150−160 кв. м., с двумя жилыми уровнями, с обшивкой стен массивом из карельской берёзы, подвалами и зимним садом. Это жильё первоначально предназначалось для инженерно-технических работников завода. Много позже здесь разместились различные учреждения (детская поликлиника и др.).

Где блеск, где нищета?

В Верхней колонии была крупнейшая на тот момент гостиница Кузбасса — первый гранд-отель Сталинска на 46 номеров, в том числе люксовых — с ванными и горячей водой (неслыханная роскошь, ведь в те годы кузнецкстроевец мог помыться в муниципальной бане по талону лишь раз в месяц). Ныне это полуразрушенное заброшенное здание — памятник муниципального значения. К его строительству приступили в 1934 году после визитов в город наркома Серго Орджоникидзе и председателя ВЦИК Михаила Калинина, которых, как оказалось, толком-то и негде было разместить.

И рядом с этой роскошью были всё те же бараки. О том, что было за жильё у рабочих и в каких условиях жили люди, свидетельствуют яркие воспоминания писателя Александра Бека, который побывал в начале 1930-х годов на стройке: «Шел обложной дождь… С потолков на стены, на нары падали коричневые капли. Оказалось, сверху для тепла бараки были укрыты слоем навоза из совхозных пригонов. Ноги и под крышей скользили в хлюпающей грязи. Сквозь щели задувал и погуливал ветер… Бараки шили в одну доску… Щели конопатили, но почти вся пакля выпала. Вошёл рабочий. Не разуваясь, лёг. Доски нар не стали оттого грязней — новая грязь не отличалась от старой, тоже сырой, непросыхающей, чёрной».

Верхняя колония, когда-то бывшая центром Сталинска, сейчас заброшена. Исторического места из неё не получилось и, наверное, неслучайно, ведь в роскоши тут жили только иностранные гости.