Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 мая, источник: АиФ Кузбасc

Партизанка Аня. Ветеран — о диверсиях, войне и мире

Когда началась война, Анне КАЛАЧЁВОЙ было 16 лет. В 1941 г. её родную деревню Плотки, недалеко от Смоленска, оккупировали немцы. Чтобы спастись от их домогательств, девушка ушла в партизанский отряд.

Анна Калачёва

Партизанка Аня, как все, ходила в разведку, подрывала фашистские машины, спасала раненых советских солдат. В День Победы Анна Сергеевна вспоминает жизнь в оккупированной врагом деревне и о том, как селяне приближали Победу.

«Грохотало всё вокруг».

В Плотки война пришла в июле 1941 г. По пыльным дорогам поползли фашистские машины, тут и там слышались взрывы бомб и снарядов. «Грохотало всё вокруг», — уже в мирное время напишет в своих воспоминаниях ветеран. В первые же дни войны односельчанин Воронов собрал своих земляков в партизанский отряд и ушёл в лес. Селяне помогали им как могли. Семья Анны в стороне не осталась: мама приносила в землянки скромную еду, а Аня — сведения о враге, его вооружении, о появившихся полицаях. Был у партизан и свой сигнал: если немцы уходили из деревни — поднимали скворечник на дереве, если немцы возвращались — скворечник опускали.

Однажды мама приютила раненого комиссара из партизанского отряда. А на следующий день деревню оккупировали немцы… В том числе враги поселились и в доме Анны. Комиссара спрятали в подполье. Семья, можно сказать, была на волоске от расстрела. Фашисты и без того были злы на подпольщиков за диверсии и мечтали поскорее уничтожить партизанский отряд, поэтому если бы они узнали, что живут в одном доме с комиссаром, то беды было бы не миновать. «Помню, печёт мама блины, и, чтобы покормить нашего партизана, незаметно спускает их в дырку для кошки в подполье. Однажды ночью, когда немцы ушли куда-то, мы подали сигнал партизанам, и комиссара вывезли в лес», — вспоминает 91-летний ветеран. После войны Анна Сергеевна и спасённый комиссар долго поддерживали связь, переписывались. Пока позволяло здоровье почти каждый год даже устраивали «партизанские слёты». Встречались всегда в Москве, вспоминали войну, боевых товарищей.

Юная крестьянка-партизанка.

Первое время фашисты в деревне вели себя спокойно. Но со временем они стали приставать к юной Ане. «Приходилось прятаться от них. А однажды не успела убежать: меня уже пытались посадить в машину, но наши партизаны отбили», — рассказывает Анна Сергеевна. После этого случая она и ушла в лес сама, стала настоящей партизанкой. Как и все, жила в землянке, варила партизанам еду, перевязывала раненых.

Как сегодня признаётся Анна Сергеевна, в то время она была маленькой и хрупкой, поэтому её часто принимали за маленькую девчонку, но никак не за подпольщицу! Это много раз ей помогало: наденет крестьянское платье и пойдёт в деревню на разведку. На неё, с виду простушку, никто внимания не обратит. В итоге в отряд она возвращалась со сведениями о том, сколько немцев в деревнях, где они остановились, какая обстановка и где какая вражеская техника.

Но однажды Аня вызвала подозрение у немецкого солдата, он доставил её к офицеру. Был поздний вечер, поэтому допрос оставили на утро, а саму девушку заперли в бане. Неизвестно, чем закончился бы для неё тот допрос, если бы не товарищи-партизаны. Местные жители успели послать им сигнал, что девушка попала в плен. Подпольщики в беде её не оставили, вызволили из заключения.

Операция, окружение, операция.

В партизанском отряде Анна Калачёва освоила миномётное дело, пулемёт и карабин. Воевала, признаётся женщина, как все: в боевые операции ходила, в разведку, дозорную службу несла. Чаще всего, вспоминает ветеран, партизаны совершали диверсии. Во время одной такой операции Анну ранили в руку. Врачи даже хотели её ампутировать, но девушка взбунтовалась и на операцию не согласилась. К счастью, в Кемерове она попала к известному хирургу Михаилу Подгорбунскому. Он пожалел, что такая совсем ещё молодая девушка останется на всю жизнь инвалидом, и решил рискнуть — прооперировать и сохранить руку. До сих пор Анна Сергеевна ему благодарна за ту операцию.

В ту последнюю свою боевую операцию Анна Калачёва вышла минировать железную дорогу. Неожиданно партизанский отряд со всех сторон окружили немцы. Подпольщики спустились к реке. Был сильный туман, врага практически не разглядеть. Начался плотный обстрел наугад. «Мы тогда отбились, но рана у меня оказалась серьёзной. После неё о партизанском отряде не могло быть и речи. Сразу комиссовали», — говорит Анна Сергеевна.

После ранения юную партизанку отправили в госпиталь, а затем комиссовали в Кузбасс, куда ранее эвакуировали всю её семью. Это был 1943 г. Сначала семья жила в Осиновке, а затем переехала в Кемерово. После войны Анна Сергеевна окончила педагогический институт, преподавала в школе русский язык и литературу. Писала стихи о войне и Родине, написала воспоминания о войне, о своём партизанском отряде. Каждый год в преддверии праздника женщина встречает в своей квартире гостей, принимает подарки (особенно любит сладости). Уже три года подряд к Анне Сергеевне приходят сотрудники следственного отдела по Ленинскому району Кемерова, чтобы сказать спасибо за Победу и поздравить с праздником. А женщина признаётся, что самое главное — чтобы ветеранов не забывали, чтобы им уделяли внимание. И всегда искренне радуется гостям.