Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 мая, источник: Ведомости

Российские студенты не доверяют политикам и чиновникам

Две трети российских студентов (66%) считают коррупцию основной проблемой страны, которая мешает ее развитию. Об этом говорится в исследовании «Ценностные ориентации российского студенчества», подготовленном Научно-учебной лабораторией политических исследований Высшей школы экономики.

Источник: РИА "Новости"

Исследование проводилось в феврале — марте 2017 г. среди 6055 студентов 109 вузов. На втором и третьем местах в списке главных проблем — низкое качество медицины (так считают 50% опрошенных) и образования (44%).

63% студентов полагают, что уровень культуры и образования людей, которые находятся у власти, должен быть значительно выше, чем у рядовых граждан.

В перечне 11 профессий, представителям которых студенты не доверяют, первые пять мест занимают депутаты Госдумы (66%) и местных органов власти (65%), мэры городов (62%), губернаторы (61%) и журналисты (56%).

Кроме них в этом списке полицейские, служащие аппарата местных органов власти, руководители частных и государственных российских компаний, члены правительства и служащие федеральных министерств. Среди тех, кому студенты доверяют больше всего, — ученые и преподаватели.

«Студенты не доверяют чиновникам и госслужащим, поскольку есть запрос на добросовестную элиту, которая должна быть образованной и умной. Нынешней же элите они не доверяют», — говорит один из авторов исследования, руководитель лаборатории Валерия Касамара. При этом в активную позицию опрошенные не переходят, т. е. они «не говорят, что сейчас доучусь и попытаюсь взять ответственность за будущее своей страны», подчеркивает эксперт: «Политическая система доверием не пользуется в отличие от президента, но все завязано не на сам институт президентства, а на конкретного человека».

Студентов также спросили, за кого бы они проголосовали на президентских выборах: 47% предпочли Владимира Путина, 7% — оппозиционера Алексея Навального, 6% — лидера ЛДПР Владимира Жириновского. При этом в Москве за Навального готовы голосовать 11% респондентов, а в Санкт-Петербурге — 10%.

Навальный нашел консолидирующую проблему, поясняет Касамара: «Студенты сами сталкиваются с коррупцией. Поэтому это подтверждение позиции, что митинг 26 марта был не за Навального, а против коррупции. При этом большинство не считает, что митингами можно чего-то добиться, но участие в нем просто стало для них новым социальным опытом, поскольку с прошлых крупных протестов все-таки прошло пять лет». Вместе с тем 64% студентов не готовы принимать участие в акциях протеста (о готовности заявили лишь 14%), 55% полагают, что протесты в их городах маловероятны, и 34% считают их возможными (в Санкт-Петербурге — 45%).

В то же время 75% опрошенных уверены, что реформы сейчас нужны не только в экономике, но и в политике, хотя 48% говорят о необходимости «осторожной, тонкой настройки существующей системы», а не кардинальных изменений. При этом 65% респондентов считают, что страх не должен определять отношения власти и общества, и не согласны с утверждением «власть должны бояться, иначе ее не будут уважать».

Эксперты также пришли к выводу, что взгляды студенчества представляют собой смесь патерналистских представлений о социальной роли государства.

Эти настроения и неготовность взять на себя ответственность за собственное благополучие являются тревожным сигналом для тех, кто столкнется с необходимостью проведения реформ, считают авторы исследования. При этом у студентов наблюдается двойственность сознания: с одной стороны, 78% из них удовлетворены своей жизнью, а 80% говорят, что у них больше возможностей, чем было у их родителей в их возрасте, с другой — 76% опрошенных беспокоит неопределенность своего будущего, а 69% — неопределенность будущего страны. 68% говорят, что Россия может существовать только как великая держава, а 40% считают, что страну должны бояться.

Все последние исторические события — от Крыма до Сирии — подтвердили статус России как великой державы и это ложилось на существовавшие представления, которые были не сформированы, а просто подкреплены, говорит Касамара. При этом треть опрошенных считает одной из характеристик, которыми должна обладать страна, свободу частного предпринимательства.

«Это поколение очень сфокусировано на себе, они хотят получать от жизни удовольствие во всех сферах — от работы, от продвижения по социальной лестнице. И, говоря про свободу частного предпринимательства, они считают, что у этих людей есть подобная свобода», — поясняет соавтор исследования.

В то же время чуть более четверти респондентов (26%) говорят, что хотят уехать из России, 44% хотели бы поехать в другую страну на непродолжительное время, а 68% хотят быть полезны России. Побудить нынешних студентов к отъезду могут трудности с карьерой (73%), рост национализма (64%) и политические репрессии (63%).

В молодежной среде уровень доверия к политикам и чиновникам изначально низок, поскольку молодежь не особо интересуется политикой и воспринимает их как бюрократов, говорит политолог Александр Пожалов. Кроме того, молодежь в целом плохо ориентируется в сути предметных бытовых проблем их родителей: «Поэтому логично, что на первом месте среди претензий оказывается общая тема коррупции, ведь в общественно-политическом дискурсе это основная претензия к системе управления, причем о борьбе с коррупцией регулярно говорит и сама власть».

При низком интересе к политике готовность проголосовать за того или иного политика в первую очередь связана с их узнаваемостью среди молодежи; студенты знают про Путина, Навального и Жириновского, поэтому они и находятся на первых местах, добавляет эксперт.

Что же касается ожиданий от государства, то российское общество в целом патерналистское, и запрос молодежи к государству тоже во многом патерналистский — дать образование и трудоустройство, отмечает Пожалов: «Нынешняя система образования не формирует у молодежи интереса к самостоятельному предпринимательству и политической жизни, поэтому у большинства нет и стремления самим добиваться каких-то политических изменений. Но среди молодежи растет интерес к участию в общественных проектах, НКО, так как это в том числе является и формой занятости».

Согласно идеалистической риторике, Россия как сверхдержава и всемогущее государство достаточно богата, чтобы решать все социальные проблемы и устанавливать социальную гармонию внутри страны и за ее пределами, отмечает политолог Михаил Виноградов: «Но если старшее поколение видит разницу между такой риторикой и практикой, то молодежь механически проецирует эту отвлеченную идеологическую риторику на существующие реалии. Раз государство такое богатое и всемогущее, то должно всех содержать».

Насчет коррупции тоже есть «идеализированное представление» о том, что если ее запретить или победить — наступит счастье, продолжает эксперт: «Оппозиции же удалось словом “коррупция” обьяснить все несправедливости, связанные как с перекосами политики, так и с общим устройством современного мира. Коррупция становится синонимом несправедливости, но если бороться с несправедливостью немного утопично, то борьба с коррупцией кажется все-таки возможной». Источником этой несправедливости молодежи видятся политики и чиновники, а «поскольку социальные лифты закупорены, начинаешь не любить тех, на чье место не можешь попасть», — заключает Виноградов.