Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 мая, источник: "Российская газета"

Ростовчанин из декораций к фильму «Тихий Дон» создал хутор-музей

Затерявшийся в донских плавнях крохотный хутор Старозолотовский, где официально проживают всего лишь 44 человека, обрел вторую жизнь. Именно сюда сопродюсер телесериала «Тихий Дон» Али Узденов перевез построенные для съемок курени и базы и создал этнографический музей под открытым небом «Тихий Дон». Спустя неделю о нем уже стало известно далеко за пределами области. Побывать там стремятся московские артисты, известные режиссеры и прославленные спортсмены. Они готовы ехать на край географии лишь для того, чтобы подышать полынным воздухом вольной степи, увидеть широкий Дон и окунуться в уклад жизни казаков из романа Михаила Шолохова.

От многочисленных туристических подворий хутор Старозолотовский отличается тем, что тут нет декоративных построек а-ля старина. Все казачьи курени, торговые лавки, сараи, конюшни и прочие постройки самые настоящие и… жилые. Входя во двор, смотришь, как бы не наступить в конский навоз. Обязательно запираешь за собой калитку, иначе куры выбегут на улицу. Причем запираешь не на шпингалет, а на кованую щеколду, порыжевшую от времени. Жмешься с опаской к стене, ибо «дворянин» на цепи заливается лаем. На окнах резные наличники. На плетнях крынки, чугунки, живописные половики, у стены летняя печь….

Три года назад, когда режиссер Сергей Урсуляк снимал шолоховскую эпопею, на хуторах Краснояровском, Еланском и Громовском были построены три огромные съемочные площадки с домами, конюшнями, складами и лабазами.

— Когда закончились съемки кинофильма, встал вопрос, что будет с декорациями. Мы не могли остаться безучастными, когда снимали «Тихий Дон», сильнейшее произведение о трагедии казачества, о жизни и любви. А после окончания съемок не могли оставить разрушаться подворья героев фильма. И тогда появилась идея организовать этнографический музей и собрать в нем все предметы казачьего быта и культуры. Хотелось сделать так, чтобы «Тихий Дон» остался не только на дисках и в Интернете, чтобы наши дети могли почувствовать и понять, как жили люди в то непростое время, — говорит инициатор создания необычного музея Али Узденов. Кстати, шолоховской темой он интересуется давно, а несколько лет назад был награжден медалью имени Михаила Шолохова за поддержку фестивалей и музеев казачества.

Создавать музей он решил на своей малой родине, в Старозолотовском. Несколько лет назад вместе с супругой Ириной Владимировной приехал на хутор, да там и остался, пораженный красотой здешних мест. И загорелся идеей сохранить первозданный вид и сделать все, чтобы казачий Дон жил. Вывез мусор, привел в порядок улицы, построил церковь. И постепенно хутор, где всего шесть улиц, стал оживать. Появилась асфальтированная дорога, газ, телефон.

Казалось бы, чего проще, перевезти декорации: кран, машина, разнорабочие, и вези куда глаза глядят… Но Узденов хотел не просто переместить из точки «А» в точку «Б» стены, ворота, крыши и прочий киношный инвентарь. Он стремился перенести за 350 километров от съемочной площадки старинный хутор с его укладом и неповторимым колоритом.

Сделать это одним махом оказалось непросто даже такому энергичному человеку. На строительство музея ушло два года.

— Прежде чем начать разбирать каждый дом и постройку, ее тщательно фотографировали и замеряли. Так у нас получился внушительный фотоархив декораций. Дома Астаховых, Мелеховых и Коршуновых разобрали на части. Поскольку временные декорации были из пенопласта и фанеры, то перевозили лишь главные, становые части, балки, ворота, ставни. В Старозолотовском курени строили основательно, из блоков, а штукатурку затирали руками, как в свое время казаки, — вспоминает Узденов.

Мастер на все руки Владимир Маханьков рассказывает, как работал за плотника, реставратора, строителя, печника, краснодеревщика и штукатура.

— Практически два года безвылазно жил на хуторе. Жена даже грозилась из дома выгнать, но потом смирилась, — делится Владимир Иванович. — Мы старались, чтобы все было идентично. Крыша на курене Астаховых из камыша, на доме Мелеховых — из чакана, особого вида камыша. Дом Коршунова, богатого казака, восстановили как в романе, он с тремя входами. Крышу сделали из состаренной меди. Чтобы в доме можно было жить, я собственными руками сложил печь-грубку. Теперь даже в самые холодные зимы здесь тепло.

Кстати, по старинному казачьему способу, описанному еще Михаилом Шолоховым, в домах устроены полы.

— Они из глины, лошадиного навоза и соломы. Сырье поставлял местный мерин Кузьма, и он же месил эту субстанцию. Всего на постройку ушло около 20 тонн глины, а сколько тонн навоза и соломы, не сосчитать, — шутит Маханьков.

Также основательно пришлось делать плетни, площадку, сеновал, мельницу, лабаз, склады. Вторая жизнь началась и для построенного в конце ХIХ столетия куреня казака Никифорова, чьи потомки сейчас перебрались в райцентр. Благодаря семейным фото и преданиям реставраторам удалось вернуть дому первоначальный облик. Художницы из Семикаракорска расписали резные ставни и наличники, а также изразцы старинной печки. Ни один из рисунков не повторяется. Бережно отремонтированы и сундуки, клейменные царскими двуглавыми орлами….

В домах все выглядит так, словно их на минуту покинули хозяева. У входа висит одежда, стоит обувь. На столе в гостиной пыхтит самовар. К кольцу на потолке подвешена колыбель. Возле швейной машинки на женской половине дома, будто случайно, брошен латунный гребешок для волос.

Доцент кафедры Донского технического университета Екатерина Наумова рассказала, что в поисках казачьей старины исколесила все верхнедонские станицы. Шкафы, прялки, деревянные корыта и жернова, плотницкий инструмент, — старались приобрести все, что возможно.

На церемонию открытия, несмотря на внезапное похолодание и мелкий противный дождь, из Москвы прилетел режиссер Сергей Урсуляк и исполнители главных героев фильма Полина Чернышева (Аксинья), Евгений Ткачук (Григорий), Артур Иванов (Петр) и Анастасия Веденская (Дарья).

— Этот музей стал для нас настоящим сюрпризом! Мы не ожидали, что декорации, использованные в фильме, оживут здесь в новом качестве. Меня до слез тронула такая искренняя и бескорыстная любовь к донской старине, — с восторгом говорил Сергей Урсуляк, заглядывая во все уголки домов. — Вот-вот, и полы, как полагается, глиняные, а не деревянные, как было у нас в фильме. Молодцы!