Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Женщину в Британии осудили за домашнее насилиеДевушка в течение почти четырех лет причиняла бойфренду не только моральный, но и физический вред
22 мая 2017, источник: Комсомольская правда

Сирийские дети в «Артеке» научились петь «Катюшу»

Во всемирно известном лагере сыновья погибших военнослужащих танцуют, ходят в походы и учат русский язык.

Впервые за последние годы эти дети просыпаются не от звуков взрывов, а от артековского горна. Сирийская трагедия разделила их жизнь на «до» и «после». Все они однажды потеряли отцов. И хотя война в Сирии еще не закончилась, Убейда Абдала, Набиль аль-Халяби, Хасан Бадур и еще шесть парней сейчас под мирным крымским небом.

Девять учащихся Дамасской школы-интерната детей погибших военнослужащих за успехи в учебе получили путевку в Международный детский центр «Артек». Вместе они ходили в двухдневный поход в горы, посетили исторические памятники, насладились архитектурой Ливадийского дворца, побывали в музее Чехова.

«Хочу как отец ходить с высоко поднятой головой».

— Мы жили в Алеппо. Когда начались боевые действия, отец отправил всю нашу семью в город Джабле, — вспоминает 16-летний Убейда Абдала. — Через два месяца после этого, 25 августа 2012 года, нам пришла печальная весть. Было блокировано место, где находился отец и остальные военные. Когда они освободили эту точку и уже ехали домой, моего отца убили.

С тех пор Убейда Абдала все время представляет отца в военной форме. Он еще в 11 классе, но уже готов защищать не только семью, но и большую Родину.

— У меня даже появилась мечта, — стать военным. Я хочу ходить с высоко поднятой головой, как это делал отец, — говорит парень. — Мне очень понравилось в Крыму, но я соскучился по дому. В Сирии меня ждут мама, две сестры и два брата.

Один против четырех боевиков.

Отец 16-летнего Набиля аль-Халяби из Эс-Сувейда был главой полиции в городе Ракка. В один из дней, 5 августа 2012 года, в здание ворвались боевики.

— У отца они потребовали все оружие, которое есть в полицейском участке, и машины. Но он сказал, что ничего не даст, потому что не имеет права, — рассказывает сын. — Его убили.

Парень часто вспоминает отца. Во время поездки на Сапун гору, он возложил цветы к обелиску Победы.

— Мне очень понравился двухдневных поход на гору, там я научился ставить палатку, — наконец-то освещает улыбка лицо Набиля. — А еще я в восторге от артековских танцев.

Сирийские ребята не сразу стали танцевать. Всем им понадобилось время, чтобы понять, что они на земле, где царит лишь мир и дружба, — в «Артеке».

«Я буду летчиком и встану на защиту Родины».

— Я впервые выехал из своей страны. В Крыму прекрасная природа и люди. У меня останется море положительных впечатлений, — пытается выговорить на русском языке 15-летний Хасан Бадур из Латакии.

На родине школьники выучили несколько слов и предложений, которые могут понадобиться им в России.

— Мой отец был летчиком, майором, — рассказывает свою историю Хасан. — 2007 год, лето, у отца — отпуск. Мы собирались поехать на отдых в деревню. Но ему позвонили с работы и сказали подъехать на аэродром. В тот год израильские самолеты залетали периодически в Сирию. Вот и тогда… Отца в небе окружили. Сначала он вел воздушную оборону. В результате было принято решение идти на снижение. Он повредил крыло самолета, борт разломался на две части. Врачи не смогли его спасти. Как и мой отец я хочу стать летчиком и защищать свою Родину!

«Пусть всегда будет солнце».

Смена ребят называется «История нашей Победы». Больше двух недель отряд готовился к музыкальному конкурсу, где исполнил песню военных лет.

— Часть отряда — это дети из России, а девять ребят — из Сирии. Они знают песню «Катюша» на арабском языке, поэтому на русском им легче выучить именно ее. Они понимают смысл, — рассказывает вожатый детского лагеря «Морской» Тимур Хайбулин. — Еще они теперь знают песню «Солнечный круг».

В первое время детям из-за языкового барьера было тяжело общаться друг с другом. Они использовали жесты. Позже они нашли «общий» язык, — английский. А теперь сирийские парни учат русский, а россияне — арабский. И у тех, и у других получается неплохо. За смену отряд стал настоящей семьей.