Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Британские следователи рассказали, кто отравил Скрипалей В Великобритании следователи рассказали о личностях тех, кто отравил Сергея Скрипаля и его дочь
15 июня 2017, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

За наши деньги. Когда требовать реновации?

С 1 июля в Кузбассе увеличится размер платы за капитальный ремонт на 5,9%.

Теперь вместо 3,9 руб. за 1 кв. м мы будем платить 4,13 руб. Но и такого тарифа, считают эксперты, недостаточно, чтобы привести в порядок все нуждающиеся в ремонте дома. Как быть в сложившейся ситуации, разбиралась корреспондент «АиФ — Кузбасс».

Бремя ремонта.

Как объяснил генеральный директор Фонда капитального ремонта многоквартирных домов Кемеровской области Роман Гулый, капитальный ремонт — это не покраска стен и латание дыр: «Сюда входит шесть видов работ: ремонт крыши, ремонт фасада с установкой в подъезде новых дверей и окон, замена инженерных сетей, ремонт фундамента, замена лифтов и ремонт подвала». В целом капремонт нужно проводить после 25 лет эксплуатации дома. Однако срок службы у каждого конструктивного элемента свой. Например, трубопроводы можно использовать 10 лет, лифты — 25 лет, кровлю — 15−20 лет в зависимости от материала.

В Кузбассе в региональную программу капремонта включены 14338 многоквартирных домов. Очередь расписана до 2043 г. За два года отремонтировали только 951 дом. От графика вроде пока не отстаём, и программа предполагает, что за 30 лет её реализации (с 2014 г.) в каждом доме будут выполнены все шесть видов работ. При условии, что на это хватит денег. Основная проблема — долги населения.

Счёт при капремонте идёт на миллионы. Например, только на замену системы теплоснабжения в доме № 8 по ул. Весенней в Кемерове потратят 5 млн руб., а в доме № 1А по ул. Инициативной — 3,3 млн руб. на ремонт крыши. Дешевле обходится ремонт фундамента: жильцы дома № 15 по ул. Светлой на него потратят 227,2 тыс. руб. А на капремонт дома № 4 по ул. Орджоникидзе уйдёт 8,9 млн руб. На них отремонтируют систему теплоснабжения и фасад. «К сожалению, часто к вопросу ремонта разный подход у фонда и управляющей компании. Мы считаем, что нет смысла ремонтировать, например, кровлю, если разваливается фасад и есть большие проблемы с инженерными коммуникациями, потому что таким образом мы не решаем проблему, а лишаем жителей возможности признания их дома аварийным (в этом году, по планам Фонда аварийным признают 51 дом из тех, что стоят в очереди на ремонт, — прим ред.) и последующего расселения. У УК позиция другая: раз дом внесли в программу, нужно ремонтировать», — рассказывает Роман Гулый.

Максим Учватов

«Яркий пример — двухэтажные бараки на ул. Луганской, 8 и Водонапорной, 5. Вместо того чтобы признать аварийными, два года назад администрация включила их в программу капремонта. В итоге отремонтировали крышу, потратив по 1 млн руб. на каждый барак, чем снизили процент изношенности. Но стены-то продолжают рушиться, грибок расползается. В подъезды и в квартиры на первых этажах во время дождей заходит вода, люди вынуждены ходить в резиновых сапогах. В 2016 г. дом № 5 на Водонапорной признали аварийным… Вопрос: зачем нужно было тратить 1 млн?» — рассказывает общественник, член регионального штаба ОНФ Максим Учватов.

Кто копейки бережёт?

Как рассказал Роман Гулый, на 5 июня на котловом счёте регионального оператора находилось 1, Весенней в Кемерове потратят 5 млн руб., на специальных счетах собственников — 131 млн руб. Собираемость взносов по итогам 2016 г. составила 80%. При этом долги копят не только собственники — за ремонт своего имущества не платят и администрации. Например, за прошлый год муниципалитеты из начисленных им 154 млн руб. оплатили всего 59 млн руб. Самые большие долги у Кемерова и Новокузнецка: 32 и 19 млн руб. соответственно.

По словам Евгении Гордиенко, прокурора отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан областной прокуратуры, прокурорские проверки из года в год показывают плачевные результаты: «Практически во всех муниципалитетах местные администрации вовремя не принимают краткосрочную программу капремонта, не проводят мониторинг технического состояния домов. Мы выявили единичные факты, когда взимали плату за капремонт с жителей аварийных домов. Это говорит об отсутствии контроля со стороны местной власти». Глава Анжеро-Судженска Дмитрий Ажичаков объяснил это нехваткой денег и специалистов: «У нас всё жильё построено в хрущёвско-брежневский период. Домам уже не поможет ремонт какого-то одного элемента. Нужен или комплексный ремонт или признание их аварийными. Поэтому уверен, что нужно выделять больше денег именно на реализацию программы переселения из аварийного жилья. А капремонт целесообразен только в том случае, если мы уверены, что дом ещё простоит 30 лет. Ещё одна проблема: технический мониторинг должны проводить специалисты. В администрациях их нет. Мы должны нанимать специальные организации. Это снова деньги. Кто-то вообще анализировал, сколько их нужно, чтобы провести комплексный капитальный ремонт? С сегодняшним тарифом мы так и будем либо кровлю ремонтировать, либо лифт менять и 29 лет рассчитываться за это».

Юрий Скворцов

По мнению члена регионального штаба ОНФ, руководителя рабочей группы «Качество повседневной жизни» Юрия Скворцова, тарифа действительно не хватает: «Вижу три шага к решению проблемы. Во-первых, повышение тарифа до экономически обоснованного. Во-вторых, софинансирование государства и органов местного самоуправления. И, в-третьих, до собственников нужно донести, что за их собственность они должны платить». Опять всё ложится на собственника. А с ним разговор короткий. В прошлом году прокуратура, например, выяснила управляющие компании деньги на капремонт собирают, а оператору не передают. Яркий пример — кемеровская управляющая компания «Серебряный бор», по версии следствия, собрала с жильцов 835 тыс. Весенней в Кемерове потратят 5 млн руб., а в фонд перечислила только 108 тыс. руб. Всего же таким образом кузбассовцев обманули на 2 млн руб. Считай, украли две новенькие крыши!