Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Reuters

После масштабных расследований The New York Times и The New Yorker, посвященных одному из главных продюсеров Голливуда, о домогательствах и сексуальном насилии со стороны Вайнштейна рассказали еще несколько десятков женщин, которые не упоминались в первоначальном расследовании.

Среди женщин, подвергшихся харассменту со стороны знаменитого продюсера — Гвинет Пэлтроу, Анджелина Джоли, Леа Сейду, Азия Ардженто, Кара Делевинь, Эшли Джадд, Роуз Макгоун и многие другие. 19 октября к ним присоединилась обладательница «Оскара», кенийская актриса Люпита Нионго, после чего о проблеме заговорили во всем мире.

Недавно актриса Алиса Милано (Фиби из «Зачарованных») начала в твиттере флэшмоб #MeToo («Я тоже» или «Меня тоже»), призывающий жертв домогательств и сексуального насилия делиться своим опытом. Цель акции — перевести фокус с насильника (в частности, Вайнштейна) на тех, кто пострадал от насилия и показать масштабы бедствия.

Во флэшмобе приняли участие тысячи людей, в том числе певица Леди Гага, актриса Америка Феррера, которая призналась, что впервые столкнулась с домогательствами в девятилетнем возрасте, а также звезда сериала «Мир дикого запада» Эван Рейчел Вуд. Актриса рассказала о том, что была неоднократно изнасилована.

Во второй раз было легче. Мое тело помнило, что это такое, и просто отключилось. После этого мне пришлось всему учиться заново: испытывать радость, эмпатию, заниматься сексом, плакать. Из-за того, что меня стыдили и называли “разгульной девчонкой” я думала, что заслужила это.
Эван Рейчел Вуд
Звезда сериала «Мир дикого запада», актриса

Актриса написала, что прошла через годы осуждения, проблем в отношениях и психотерапии — и видит прогресс.

«Поделиться этим и почувствовать себя не в одиночестве правда помогает. Спасибо, что выслушали меня», — написала Вуд.

Флэшмоб поддержали во Франции, Германии, Индии и некоторых других странах.

В какой-то момент в Сети появилась мысль: что, если бы мы жили в мире, где после произошедшего секс-скандала с Вайнштейном не женщины запустили флэшмоб, а мужчины начали признаваться и раскаиваться в домогательствах под хэштегами #ItWasMe («Это был я»)?

Очень скоро мужчины на самом деле начали высказываться под вышеупомянутым хэштегом. В настоящий момент в фейсбуке и твиттере под #ItWasMe («Это был я») и #YesIHave («Да, я так поступил») уже десятки историй.

«1. Я либо участвовал, либо был свидетелем сотен «мужских» разговоров в раздевалках, полных мизогинии.

2. Я знал и молчал о том, что мои друзья ведут себя неприемлемо с женщинами, домогаются их, проявляют силу. Теперь я знаю, что должен был проверить, что происходит, вмешаться, но я был морально извращен и гораздо больше обеспокоен своим собственным комфортом, чтобы сделать это.

3. В 7−9 классе на школьных танцах одна девочка согласилась зайти со мной в специальную будку для поцелуев (такие иногда ставят на праздниках и вечеринках — прим. ред.), и попытался поцеловать ее по-французски. Это было насилие.

Когда она выбежала и стала рассказывать своим друзьям, что я пытался засунуть ей язык в горло, я соврал, что все было ровно наоборот. Это был газлайтинг (форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в объективности своего восприятия, а также в самой реальности — прим. ред.).

Кстати, тогда я был связан устной клятвой верности с другой девушкой, будучи уверенным, что все происходящее очень весело.

Я не вспоминал об этом более десяти лет, но сейчас мне стыдно. Мне было 12−13 лет, но это дерьмо начинается, когда ты еще ребенок.

Еще несколько месяцев назад я бы мог сказать, что никогда в жизни не делал ничего плохого женщинам, но только потому, что попросту не думал о своих поступках годами и почти забыл об этом случае.

Дело в том, что миллионы женщин, которые пишут «меня тоже», не имели никакого выбора в этой жизни, у них появился выбор только сейчас — поделиться своим опытом в рамках флэшмоба или нет. Многим хватило смелости сделать это. У меня, как у парня, был выбор с самого начала, и я сделал неправильный.

Однако у меня хватило мужества написать свои мысли. Друзья, я знаю, что у каждого из вас найдется десяток похожих историй. Где вы? Почему молчите? Настало время встретиться лицом к лицу со своим внутренним дерьмом, осознать его и рассказать о нем, чтобы не допустить подобного в будущем. К сожалению, я могу говорить только за себя: «я тоже». А ты?"

«Слишком часто (настолько, что уже невозможно посчитать) я ставил свой сексуальный голод выше чувств и личных границ женщин. Есть один случай, о котором я готов рассказать. Это не значит, что это был единственный раз, когда я проявил насилие, хотя мне и хотелось бы так думать.

Мне было 19 лет, я встречался с девушкой, и она неоднократно говорила мне прямым текстом, что не готова заниматься со мной сексом. Однажды я остался у нее на ночь, и после того, как она заснула, возбудился и попытался проникнуть в нее. Она тут же проснулась, спокойно отстранила меня и попросила идти спать. Только через несколько лет я осознал, что она вынуждена была так спокойно отреагировать, поскольку боялась. В ее мире я мог легко разозлиться и неадекватно отреагировать на ее отказ, проявив насилие.

Сейчас я понимаю, что каждый раз, когда ставил собственные сексуальные потребности выше чужих чувств и личных границ — я домогался женщин. Я чувствовал себя могущественным, проявлял инициативу, уверяя себя, что подталкиваю женщину ради общего блага, просто помогаю ей расслабиться и раскрепоститься.

Каким бы ни был итог в каждом отдельном случае, проявление настойчивости заставляло меня чувствовать себя лучше, я самоутверждался в собственной неотразимости.

Если бы все мужчины, совершившие насилие, принуждавшие женщин к сексу или домогавшиеся их, написали у себя на странице «Это я», мы могли бы увидеть масштаб проблемы.

Друзья, если вы чувствуете, что тоже внесли свой вклад в эту культуру насилия или когда-то проигнорировали очевидное насилие, проявляемое к женщинам, не проходите мимо этой акции. Пишите о своем опыте. Не оставляйте жертвам насилия решение проблем, которых они не создавали.

Я также обещаю всегда уважать границы женщин и поддерживать их".

«Я был тем парнем, который плохо обращался с девушками.

Я был тем парнем, которому было легко на сердце после изнасилований.

Я был тем парнем, который был бы точно не согласен сейчас с вами, пишущими в фейсбук.

Я не менялся, потому что я считал, что я умен.

Я не менялся, потому что я считал себя хорошим парнем.

Я не менялся, потому что думал, что и так достаточно либерален.

Но я изменился, потому что многие высказались и продолжают высказываться.

Я изменился, потому что оказался неправ.

Я изменился, потому что принял вызов и решил учиться.

Я изменился, потому что и мои друзья изменились. Наконец, я изменился благодаря вашей настойчивости.

Пожалуйста, не останавливайтесь, продолжайте говорить об этом. Пожалуйста, открывайте свои истории, не молчите.

Оставшимся в живых хочу сказать, что представляю, как трудно вам было рассказать обо всем, и за это вам большое спасибо. Спасибо, что заставили меня стать лучше. Я не заслужил вашего упорства, и за это я благодарен.

И если вы, как и я, изменились в лучшую сторону и осознали свои ошибки, присоединяйтесь ко мне, расскажите об этом. Мы не можем освободиться от нашей вины, но мы можем облегчить бремя других, показав, что мы осознали наши действия и поменялись".

«Через несколько дней мне будет 66 лет. В детстве я говорил: “Ненавижу девчонок!” Когда я был подростком, я хотел переспать с как можно большим количеством девушек. И я осуждал их и за согласие переспать со мной, и за отказ. Когда я вырос, я приставал к женщинам, платил за секс в странах, где мы носили военную форму и оружие, называл недостаточно мужественных мужчин “бабами”, чтобы унизить их. Я постоянно смотрел на женщин как на объект. Я использовал женщин. Я обесценивал женщин. Я был неправ. Я виноват. Я прощу прощения».

«#Это был я. Я делал это, я помогал делать это, и я ничего не сказал, когда другие вокруг меня это делали. Я рассердился, как подросток, когда моя девушка отвечала мне привязанностью. Я назвал ее сукой, я фантазировал о ее страданиях без меня, просто потому что я чувствовал, что имею право на ее любовь. Просто потому, что я был «хорошим парнем».

Я поступал гнусно, когда мои партнеры не хотели заниматься сексом со мной, я заставлял их чувствовать себя виноватыми и неблагодарными, просто потому, что чувствовал, что имею право на их любовь. Просто потому, что я был «хорошим парнем».

Я рассказывал анекдоты, унижающие женщин и превращающие их в объекты, предназначенные только для удовольствия и развлечения мужчин. И даже когда я начал понимать, что, возможно, эти анекдоты не следует рассказывать, я все же позволял другим рассказать их в моем присутствии. Иногда, когда такой анекдот рассказывал какой-нибудь начальник, возможно, я даже вежливо рассмеялся.

Я слушал, как мои друзья рассказывают истории о жестоком обращении с женщинами и о презрении, с которым они их рассматривали, и я ничего не сказал.

Совсем недавно я прочитал все эти сообщения по хэштегу #metoo, от друзей, партнеров, членов семьи и просто незнакомцев. И я подумал: «Это ужасно, это ужасно, но это не я».

Так вот, это я.

Самое ужасное, что, вероятно, есть вещи, ситуации и поступки, которых я даже не удосужился запомнить. Настолько легко и естественно все это приходило. Во всех нас, мужчинах, это укоренилось с самого детства, нас учили с самого раннего возраста так себя вести.

«Это не я, я — не проблема» — хочется подумать. Но постойте, нет. Я — проблема, как и каждый, кто читает это. И особенно те, кто думает, что это не так. Чтобы увидеть ошеломляющие признания женщин под хэштегом #Ятоже, увидеть заговор женщин и подумать «Это не я» нужно иметь особый вид мусора в голове.

Мы мусор. Каждый из нас. Мы должны стыдиться этого. Не потому, что мы потерпели неудачу в какой-то божественной ответственности за защиту женщин, не потому, что у нас есть дочери или матери или партнеры или сестры или даже друзья женщины, а потому, что нам удалось заставить 50% людей на земле чувствовать себя боязливыми и небезопасными БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ ВРЕМЕНИ. И только тогда, когда мы осознаем это, выявим проблему и попытаемся вести себя иначе, будет какой-то шанс на изменение.

Несправедливее всего, что жертвы этой отвратительной системы вынуждены становиться еще более уязвимыми, рассказывая о своих травмах, чтобы люди просто могли принять это к сведению. Но им не нужно заново открывать свои раны, чтобы мы могли увидеть шрамы от того, что мы сделали.

Пожалуйста, не ставьте лайк этому посту и не поздравляйте меня за то, что я признал свою причастность ко всему этому. Человек не должен быть вознагражден за то, что просто честен.

Меня также спрашивают, почему это так долго продолжалось.

Мы, мужчины, все хлам. Это в нашей крови. Это в моей крови. Это вирус, которым мы были инфицированы с рождения.

Я обещаю, что постараюсь быть лучше. Я постараюсь исследовать себя, слушать и слышать других, а еще не сидеть сложа руки, пока другие в моем присутствии способствуют этой проблеме.

#Это был я. Это все мы, мужчины".

«Я помню, как в течение всей начальной школы, а затем и средней хватал девочек за задницы и звал их «кс-кс-кс». Грубый неприятный маленький дурак. Потом я подрос и стал еще большим придурком. Я считал всех женщин шлюхами. Не уважал их и вообще не заботился. Летом 1991 года я принял решение измениться.

С тех пор я старался разговаривать с женщинами только так, как я бы говорил с мужчиной. Я изо всех сил пытался не пялиться слишком долго на декольте. Я пытаюсь завести больше нейтральных дружеских отношений, построенных на взаимном уважении.

Когда я осознаю, что почти каждая женщина имеет опыт домогательства или сексуального насилия, я смотрю на окружающих меня мужчин и удивляюсь: «Черт возьми, да что с нами не так?».

Мне очень жаль. Мне стыдно за мужчин. Я знаю, что мы можем быть лучше. Мы должны. Женщинам не нужен кто-то, чтобы защитить их от какого-то другого человека, который ведет себя ненадлежащим образом. Мужчины должны измениться. Мы должны измениться. Я попробую. Но это не компенсирует тот факт, что #это был я".

«Я оправдывал сексуальное насилие над женщинами. До сих пор иногда поступаю как расист и сексист, даже когда пытаюсь этого не делать. У меня есть определенный прогресс, но мне еще нужно работать и работать».

Нашлись и противники флэшмоба, критикующие саму идею

«Что действительно плохого в #MeToo. Ни один насильник, написавший пост с хэштегом #ItWasMe и признавшийся в ужасных вещах, не будет арестован или подвергнут наказанию. Некоторые из них еще и говорят, что изнасилование может быть травмирующим и для насильника… Не говоря уже о всех людях, которые благодарят их в комментариях и пишут, «ты хороший человек» и восхищаются тому, как смело человек поступил, ПРИЗНАВ ИЗНАСИЛОВАНИЕ. Так мы получаем людей, которые защищают насильников.

Насильник: Я изнасиловал кого-то.

Люди: Ты прекрасный, что признал это, любим тебя.

Другие люди: Не думаю, что это изнасилование. В конце концов, мы даже не знаем точно, что произошло.

Я: …этот чувак только что сказал, что изнасиловал кого-то/людей. Как это они не насильник? Нет, ты не храбрый и не хороший, оттого что признался в изнасиловании. Ты — кусок дерьма, который заслуживает того, чтобы его посадили в тюрьму на всю оставшуюся жизнь или даже заслужил смерть.

Некоторые женщины тоже присоединились к мужскому флэшмобу #ItWasMe.

«#Это была я:

— когда объективировала свое тело;.

— когда встроилась в патриархальную парадигму и объективировала чужие тела;.

— когда позволяла другим оценивать и обесценивать себя и свое тело, а также говорить мне, кем я являюсь, а кем нет;.

— когда верила, что «плохая» девчонка от природы;.

— когда принимала домогательства за лесть, а также нормальную (и даже полезную) часть рабочей и общемировой среды;.

— когда я принимала домогательства как должное, из-за страха быть пристыженной, избитой или брошенной, потому что это казалось худшей судьбой.

Это была я, когда усвоила механизм собственного угнетения.

Мы можем положить конец оккупации женских (и вообще всех людей) тел. Мы достаточно сильны, чтобы побороть то, что делает нас такими уязвимыми внутри нас. Мы не игрушки. Мы люди. Мы все достойны уважения.

Другие мужчины используют хэштег #IWill (то есть «Я буду») — обещая поддерживать женщин в их борьбе за права и не причинять им вреда.

«Погода 24»: Сексоголизм — болезнь 21 века?
Во время загрузки произошла ошибка.
21 октября 2017© Ньюстюб