Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 ноября 2017, источник: Kazinform, (новости источника)

Коллекцию трофеев со дна Иртыша в Павлодаре за 35 лет собрал спасатель

ПАВЛОДАР. КАЗИНФОРМ — Анатолий Балашов, который 35 лет проработал водолазом и пробыл в общей сложности более 8000 часов под водой, собрал около 40 килограммов трофеев со дня Иртыша, передаёт корреспондент МИА «Казинформ».

Анатолий Поликарпович Балашов, или, как его уважительно и по-свойски называют коллеги, Поликарпыч, уволился из оперативно-спасательного отряда департамента по чрезвычайным ситуациям Павлодарской области только в этом году. Но в последние годы он тут работал уже не водолазом, а начальником спасательной станции. В ряды спасателей мужчина пришёл в 1975 году с завода «Октябрь» после пятилетней работы там слесарем-инструментальщиком. Отучился на курсах и стал трудиться. Общий стаж работы А. Балашова на Центральной спасательной станции — 42 года, в том числе 35 лет непрерывного водолазного стажа. У Анатолия Поликарповича за плечами — около 8000 подводных часов. Всю жизнь Поликарпыч спасал людей, десятилетия его работы связаны с погружением в воду. Оттого и попросил он начальство не списывать его на берег с уходом на пенсию, а оставить его хотя бы за штатом, стал ребятам помогать. В августе 2017 года ему исполнится уже 70 лет.

Когда кто-то терпел бедствие, шёл под воду, и всё происходило в зоне действия спасательной станции, на глазах у её сотрудников, то они бросались спасать ещё живых людей. Если миновало больше шести или десяти минут, ЧС-ники отправлялись на поиски трупа — честно и откровенно.

В семидесятые годы А. Балашов и его коллеги ездили в Баянаульский национальный парк чистить от мусора дно озера Жасыбай. Там с одного-двух пляжей вывозили большой грузовик строительного мусора: шифер, арматуру и прочие отходы. Озеро было загрязнено очень сильно. С годами непрерывной чистки отходов в водоёме становилось меньше, но ныне, говорит ветеран, Жасыбай снова нуждается в помощи. Об Иртыше — разговор особый.

«Всё попадалось на дне Иртыша, — вспоминает А. Балашов. — Бывало, доставали технику, машины. Очень много на дне реки лежит рыбацких снастей и мусора. Вдоль русла, где мы чистим пляжи, особенно близ детских лагерей отдыха, дно очень сильно загажено. В Иртыше лежат консервные банки, шифер, целые раздевалки и тентовые навесы, которые бросают в реку, скажем, осенью, когда закрываются лагеря».

Мусор в воде, к слову, — не просто склад, а вредное для экологии и опасное для человека явление. На Набережной Иртыша в Павлодаре рыбаков много. Несколько месяцев назад, как обычно, к реке пришли мальчишки, бросили закидушки в воду. Одна из снастей зацепилась за что-то в воде. Мимо шёл один из знакомых А. Балашова. Отзывчивый мужчина пообещал рыбаку-подростку помочь — я, мол, местный, реку тут знаю хорошо, плаваю неплохо. Разделся и, держась за леску, поплыл. Нырнул, и нет его. Потом вынырнул, крикнул и ушёл уже насовсем. Оказалось, что на дне была масса рыбацких самоловов, вырваться из которых человек оказался бессилен — позже спасатели в теле мужчины нашли три или четыре самолова.

Когда Анатолий Поликарпович нырял по просьбе полиции, то доставал ножи, пистолеты и ружья. Доводилось поднимать трупы в мешках. За помощь правоохранительным органам у Поликарпыча — масса благодарственных писем и наград.

В кабинете А. Балашова лежит железный ящик со всем, что он когда-то достал из реки, и что ещё не раздал всевозможным коллекционерам, друзьям-товарищам. В этой коллекции ветерана-водолаза — железные крючья и свинцовые грузила, медные блёсны и алюминиевые самоловы, монеты и пломбы.

Там, где сейчас стоит главная павлодарская «спасалка», ещё в девятнадцатом веке разгружали соль, глину и песок, а сюда привозили по реке лес да всякую мануфактуру: ткани, продукты питания, всевозможные изделия. Вот и лежат на дне казахские, русские, современные и старинные имперские деньги. На одной из пломб от мешков с товаром — надпись «В. Морозов».

Викула Елисеевич Морозов жил в 1829—1894 годах и принадлежал к старообрядческому роду купцов и крупных промышленников России. В 1914 году журнал «Форбс» поместил их на пятую позицию в списке самых богатых людей государства. У основателя династии Саввы Васильевича Морозова, крепостного крестьянина помещика села Зуева Богородского уезда Московской губернии Николая Гавриловича Рюмина, положившего основание Никольской хлопчатобумажной мануфактуре «С. Морозова сын и Ко», было пятеро сыновей, от которых пошли четыре ответвления знаменитого Морозовского дела. Одна из них — Викуловичи — имела мануфактуру в местечке Никольском. Морозовы прославились меценатством и коллекционированием: Алексей Викулович создал Музей фарфора… Много о чём могут рассказать вещицы, которые Анатолий Балашов находил в Павлодаре, на дне реки Иртыш.

Какие-то матросы, юнги в начале двадцатого века подметали свои палубы или неловко роняли мелочь в реку. И монеты лежали до тех пор, пока водолаз не найдёт, хотя видимость в реке очень низкая, точнее сказать, нулевая, особенно летом и весной — только зимой в Иртыше под водой водолазу видно на метр.

Всё добро, поднятое А. Балашовым со дня Иртыша, весило килограммов 40. Когда-то оно было развешано на шести длинных рейках на стене. Сейчас значительную часть водолаз уже раздарил — осталось килограммов 15. Кроме Анатолия Балашова, по его словам, в Павлодаре никто из спасателей такие трофеи не собирает: «Сейчас нашей молодёжи ничего не нужно, кроме как в телефоне или в компьютере посидеть», — сетует он. Сам ветеран ещё очень любит фотографировать, особенно природу.

Не раз начальство Центральной спасательной станции говорило А. Балашову о том, чтобы он сдал все свои находки в музей или организовал сам какую-нибудь экспозицию. Но сделать это пока никак не удаётся: слишком мало места.

Фото автора и из архива Анатолия Балашова