Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 ноября 2017, источник: АиФ Кузбасc, (новости источника)

За гранью добра. Поэт — о современном обществе и взаимовыручке

Почему в современном обществе так много жестокости?

Недавно в Кемерове суд приговорил к трём годам условно маму, которая палкой била своего семилетнего сына. Женщину раздражало, что мальчик не любил делать уроки, без спроса брал игрушки сестры или просто неправильно себя вёл. О том, откуда взялась в нас такая злоба, размышляет поэт Сергей Донбай.

Доброта в дефиците.

Наталья Исаева, «АиФ — Кузбасс»: Сергей Лаврентьевич, люди «советской» закалки часто жалуются, что сегодня мы стали злее: в очереди в магазине нагрубят, в переполненном автобусе толкнут. Но ведь они же нас и воспитали! Мам, которые сегодня избивают детей; детей, которые унижают родителей. Да и старшее поколение добротой не всегда отличается. Вот в мае в Кемерове пенсионер выстрелил в девочку, потому что она громко стучала в его дверь. Почему это происходит и как это исправить?

Сергей Донбай

Сергей Донбай: Вопрос добра и зла — вечный. Понятно, что и в советское время тоже были злые люди. И отрицательные черты эпохи были: наша идеология, которая коверкала судьбы несогласных, которая создала ГУЛАГ. Но, на мой взгляд, не было такого дефицита доброты. Это, скорее, носит временной характер — идеал капитализма. Сегодня люди больше озабочены тем, как заработать денег, это становится основной целью в жизни. Мы же в советское время были доброжелательнее, потому что никто не считал бедность пороком. Наоборот, считалось, что быть очень богатым — это значит выделяться среди других. Мы жили по заповедям Христовым, правда, честно считая их коммунистическими.

Многое зависит от нравственных установок самого человека. А они идут из семьи. Человека трудно заставить исправляться. Наверное, только в армии он делает так, как ему говорят. В обществе же он не подчиняется, а повторяет поведение родителей. В моей семье всегда говорили вежливо, не ругались матом. Хотя мы жили в Соцгороде (сейчас это ул. Рукавишникова), где такая речь процветала крепко. Для меня же это до сих пор остаётся невозможным. Такое немое родительское поучение много значит в воспитании.

Сегодня мы забыли о том, что нужно проводить больше времени с детьми. У нас раньше не было телевидения, только по радио иногда могли послушать что-то интересное. Но была книга. Мама читала нам с сестрой и днём, и перед сном. Это объединяло всю семью. Сейчас семейное чтение почти утрачено, даже чтение на ночь. Сегодня люди вымотаны настолько, что сил на это не хватает. Отсюда и раздражение по отношению к своим детям, даже злость. Но ведь, с другой стороны, и наши мамы уставали. Думаю, просто тогда люди были сильнее, ведь это закалённое трудностями поколение, которое пережило войну.

Нас развратил золотой телец. В новостях только и видно, что себе позволяют люди, у которых есть деньги: все эти «золотые» мальчики и девочки, которые летают на бешеной скорости по городским улицам и т. д. Разве могли мы подумать, что будет столько миллионеров? Или что чиновники станут такими богатыми? На общую бездуховность влияет и постоянное коверкание нашей истории. В ложь ведь верит молодое поколение! Но уверен: русский характер сможет это преодолеть.

— Каждый день людей что-то возмущает. И Интернет с лихвой предоставляет возможность разразиться гневным письмом в адрес властей, что остановки не защищают от ветра и дождя, что по улицам течёт грязь, что в ресторане дали недожаренный кусок курицы… Как, по вашему мнению, не злиться по пустякам? И как определить, пустяк ли это?

— Негатива вокруг стало больше, чем позитива. И преподносится он теперь, кажется, даже со скрытым восторгом. А это плохо влияет на человека. В советское время сильно замалчивали трагедии. Возможно, это было неправильно. Но зато как много было добрых новостей. С каким восторгом мы восприняли первый полёт в космос! Помню, в кинотеатре перед фильмом всегда показывали именно такие положительные новости. И от этого жить хотелось! Не было безнадёги в наши бедные времена. Сегодняшние же новости удручают. А отсюда, я уверен, и раздражение людей. Само общество должно это исправить, своими вкусами и предпочтениями создать баланс между негативом и позитивом.

Как не злиться? В православии есть такое понятие, как смирение. Просто определённые вещи нужно принимать такими, какие они есть. Чаще оглядываться на свои поступки и мысли, честно оценивать себя. Как-то писатель Валентин Распутин сказал, что мы живём в оккупированной стране. Это про 90-е годы, когда к нам хлынули из Европы, Америки и т. д. искусство, музыка, литература. В итоге родная культура стала практически чужой. Вот с этим нужно бороться, возвращаться к корням. Понятно, что мы не можем смириться, например, если видим грязь на тротуаре. Но желание кого-то обругать, прийти домой и написать что-нибудь гневное в Интернете — неправильно, ведь мы сами выстроили такое общество. Значит, сами должны и исправлять его, делать тот порядок, который нам бы хотелось видеть. Нельзя дать волю злости.

Разошлись по углам.

— Как создавать этот порядок и менять общество?

— Надо дома стараться жить в чистоте, она перейдёт и на улицу. Если ты кинул в урну бумажку, а она туда не попала, наклонись и подними. Глядишь, и наши дети так будут поступать. Мы жили так бедно, что даже урн не было на улицах. Но бумажки не бросали, потому что они элементарно могли на что-нибудь пригодиться. В моём детстве вообще было сложно представить, чтобы что-то где-то валялось. А вот в детстве моих сыновей можно было увидеть на улицах и кирпичи, и доски. Стройки практически не огораживали, сторожей не было. Любой мог прийти и набрать кирпичей. Государство само себя развращало. Сейчас снова возвращаемся к порядку. На самом деле на улицах сегодня всё-таки чище. Наши службы хорошо работают. Особенно озеленители. Просто это нужно беречь и помогать им.

— Сегодня многие также сожалеют о времени, когда люди жили открыто, знали соседей, отпускали детей одних играть во дворе. Как вы считаете, что изменилось? Разве после войны опасности на улицах не было? Может, мы просто идеализируем старое время?

— Мы не идеализируем. С малолетства нас отпускали играть во двор, а потом мы отпускали на улицу своих детей. Конечно, присматривали, но не боялись за их жизнь. Сейчас нельзя ребёнка оставить одного, потому что так много соблазнов для преступного мира. И всё это создал золотой телец, ведь убивают и похищают людей с какой-то выгодой. Это не только потому, что есть преступники, но и потому, что общество стало равнодушнее. Кажется, что логика такая: это же не со мной происходит и ладно. Вот что страшно. Мы не могли представить, что кто-то будет, например, издеваться над другим человеком на глазах у прохожих. Сейчас же могут пройти мимо. Но это и объяснить можно: каждый боится попасть в историю и остаться виноватым. Сердечное отношение к людям может быть приравнено к преступлению.

Мне кажется, наше общество развращает также и то, что богатые люди и учреждения стали огораживаться заборами. Понятно, что в деревне ограда нужна, чтобы скотина огороды не топтала. Но зачем огораживать здание полиции в городе? Или банка? Я живу в центре, рядом много административных зданий, и все огорожены. Если раньше ходил напрямую, то теперь делаю крюки. В наше время было не страшно пройти по улице. В детстве мы выходили во двор с куском хлеба с маслом и сахаром и были довольны. Ко мне подскакивал товарищ, и я с удовольствием делился. Потому что знал, что и он со мной поделится. Детство наше было босым, и мы не страдали от этого. Всё лето бегали без обуви, в дождь выбегали и плясали в тёплых лужах. Город вообще был больше похож на деревню. В Соцгороде, где мы жили, под окном барака был огород с картошкой, погреба, сараи. Такая деревенская жизнь объединяла людей.

Опасно стало на улицах города с приходом перестройки. Отсюда, может, и появились заборы.

Нам нужно возвращаться к сочувствию и жалости. Это наше настоящее русское чувство, которого не надо стесняться. Всё остальное пришло извне. Вот пенсионер, который выстрелил в девочку, — он так охранял свой покой. Это же страшно! А ведь нам только о таких способах и говорят везде! В советское время мы читали книги, в которых справедливость всегда побеждала. Сегодня возьми книгу или включи фильм, так увидишь героя, который правды добивается и «идёт» по трупам. И ведь на это никто не обращает внимания. Это почему-то считается нормальным, и героя все называют борцом.