Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 ноября 2017, источник: Коммерсантъ-Огонек

На отеческих началах

Никита Аронов понаблюдал за созданием нового федерального органа — Совета отцов.

До Нового года в России появится новый официальный орган — Совет отцов. «Огонек» отправился на тематический форум в Общественной палате и присмотрелся к зарождающемуся папскому движению.

Сиденья в зале Общественной палаты заняты меньше, чем наполовину, да и то не совсем целевым контингентом. Вот молодая мама с ребенком на руках, вот строгие дамы от женских организаций, компактной группой сидят кадеты в пятнистой форме. Но большинство участников форума «Отец. Отцовство. Отечество» — все-таки мужчины, солидные, бородатые и православные. В зале мелькают рясы.

Очень рад, что здесь присутствуют священники. Для меня уже давно все люди поделились на верующих и неверующих. И верующие куда проще решают проблемы в семье, — начинает свою речь первый солидный и бородатый докладчик, председатель общественного совета при уполномоченном по правам ребенка при президенте РФ Андрей Коченов.

У него самого пятеро детей, но в его кругу это считается немного. Кроме того, у господина Коченова обширная общественная деятельность. Андрей Петрович возглавляет Сибирский клуб мотоциклистов им. Дмитрия Донского, а также представительство фонда святителя Василия Великого в Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах.

В фонде Василия Великого пару лет назад разработали специальный кодекс мужчины и отца, начинающийся со слов: «Я мужчина и я в ответе перед Богом». Андрей Коченов зачитывает его со сцены и объясняет: «Эти простые истины должны с молоком матери впитываться нашими с вами будущими отцами». Насчет молока матери судить рановато, но, по крайней мере, именно этот документ должен стать идейной основой будущего федерального Совета отцов.

Совет этот будет действовать при детском омбудсмене, и Андрей Коченов сейчас возглавляет рабочую группу по его созданию. Правда, руководить новым органом будет уже не он.

— Сам я не настолько известен, — объясняет Андрей Юрьевич «Огоньку».— Главой станет человек уважаемый и не нуждающийся в представлении. В совет войдут как медийные личности, так и люди не настолько известные, но очень достойные. Многие даже удивятся, какие достойные люди у нас есть. Ведь задача перед нами очень серьезная — восстановить коллективный образ мужчины и отца вместо того образа, который мы видим в сериалах.

Состав совета предварительно уже известен, но пока держится в секрете. Его обещают раскрыть ближе к Новому году, когда новый орган будет официально представлен общественности.

Отцы и батюшки

Тем временем на сцену выходит другой член общественного совета при детском омбудсмене, Игорь Белобородов (естественно, тоже при бороде).

Одной из первых наших инициатив должно стать признание чайлдфри экстремистской идеологией. Тем более что она привнесена к нам извне.
Игорь Белобородов

У активиста много идей: законодательно закрепить понятие «традиционные семейные ценности», бороться с рекламой, в которой навязывают образ слишком маленьких семей (то есть таких, где не более четырех детей), упростить для многодетных получение кредитов и обеспечить отцов билетами на чемпионат мира по футболу. Наконец, отмечает Белобородов, отцы у нас почти не участвуют в семейной политике на государственном уровне:

— Давайте вспомним, как у нас называется профильный комитет в Государственной думе. Кто забыл или не знает, напомню: комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Как видим, упоминание об отцах здесь отсутствует. Но самое интересное другое. В состав комитета входят 10 очень уважаемых мною депутатов. Из них девять женщин и один мужчина.

Аналогичная ситуация в профильном подразделении Министерства труда и социальной защиты. А в комиссии Совета Федерации мужчин вообще нет.

— Отсюда вытекают содержание и направленность государственной политики. Все знают, самая известная мера поддержки семей у нас называется «материнский капитал». А теперь назовите, пожалуйста, хоть одну меру, направленную на укрепление отцовства, — вопрошает общественник.

Читайте также
Бедный, но не бледныйРоссийские дети стали беднее, но здоровее за последние 20 лет.

Следом выступает священник и показывает ролики против абортов с ангелоподобными детьми. В аудитории умиляются. Под конец на сцене 79-летний ветеран труда. Он говорит, что не видит семьи без дедов и прадедов, а дедам и прадедам на форуме уделяется недостаточно внимания. В президиуме примирительно отвечают, что деды ведь тоже отцы, значит, также будут охвачены деятельностью отцовских организаций.

После перерыва на кофе папы разбредаются совещаться по секциям. Одни под руководством иерея Федора Лукьянова обсуждают, нужно ли учиться, чтобы стать отцом (вывод — обязательно). Другие при посредстве еще одного священника изучат образ пап в медиа. Третьим предстоит разговор о законодательных инициативах, направленных на популяризацию отцовства.

— Сергей Владимирович Усков не пришел, так как позавчера четвертый раз стал папой, — кивает на пустой стул модератор дискуссии о законодательстве, председатель Московского городского родительского комитета Руслан Ткаченко.

Присутствующие в очередной раз умиляются. Собрание многодетных отцов все больше напоминает съезд многодетных матерей.

В малом зале, где заседает секция, примерно половина женщин, и основные законодательные инициативы исходят именно от них. Бывший кандидат в Госдуму Алена Попова представляет проект закона о специальном декретном отпуске для отцов, который нельзя передать матери. Оказывается, есть такой позитивный опыт в Финляндии, Германии и Южной Корее, он ощутимо снижает количество разводов. Группа активисток из Сибири предлагает упростить мужчинам-заключенным свидания с детьми. А многодетная мать из Подмосковья — упрочить статус домашнего обучения.

Но в конечную резолюцию форума попадет только одно законодательное предложение — учредить в России День отца. Идею поддерживают все, правда, с датой праздника определиться не получается.

Союз да совет

— Долго отцовское движение ассоциировалось с обиженными папами из «Отцовского комитета», в нашем понимании это не совсем такое отцовство, которое мы хотим защищать, — говорит Руслан Ткаченко и вставляет цитату протоиерея Дмитрия Смирнова: «Защита материнства и детства — это и есть отцовство».

«Отцовский комитет» — движение разведенных отцов за право общаться с детьми. Судя по их форумам и сообществам в социальных сетях, они ведут настоящую войну полов, на которой все средства хороши: от судов до силовых акций. И многодетным отцам — поборникам традиционных ценностей с ними, конечно, не по пути. Так что на форум таких пап не позвали.

Есть, впрочем, у отцовского движения и третья крупная фракция. Ее на форуме представляет директор по стратегическому развитию МОО «Союз отцов» Алексей Чегодаев. Он здорово выделяется на общем фоне не только чисто выбритым лицом, но и выражениями типа «семьесберегающие инновационные технологии». Вместо протоиерея Смирнова он цитирует демографа из Высшей школы экономики Анатолия Вишневского: «Прежней семьи, прежних отношений между мужчиной и женщиной, между детьми и родителями, между поколениями уже не может быть».

Если вкратце, то отцы по-прежнему много работают и маловато общаются с детьми, но уже очень серьезно из-за этого переживают. Отсюда необходимость новых, оригинальных подходов.

Например, отцов можно учить, как правильно построить беседу с ребенком, если от возвращения папы с работы до отхода малыша ко сну есть всего 15 минут.

«Союз отцов» в отличие от будущего Совета — орган неофициальный, хотя и влиятельный. Он объединяет 35 регионов с местными отцовскими организациями, то есть примерно 8 тысяч активных мужчин по всей стране. Три года назад председателем президиума этого союза был избран депутат Госдумы Александр Сидякин. Начал он с проекта по учреждению всероссийского праздника «День отца». Но воз, как видим, и ныне там.

«Союз отцов» — очень конкретный в своей работе. Сотни наших проектов, ежедневно работающих в десятках городов России, от Калининграда до Хабаровска, говорят сами за себя. Об этом мало пишут в СМИ, но это реальная работа в поле, люди, энтузиасты, которые тратят свое личное время на работу с детьми и их родителями.
Алексей Чегодаев

Все эти проекты можно разделить на три направления. Во-первых, формирование культуры ответственного отцовства посредством информационных кампаний, массовых мероприятий и конкурсов. Во-вторых, наставничество, когда активные папы начинают присматривать за детьми и подростками, растущими без отцов. И, наконец, проекты по формированию безопасного окружения. Например, родительские патрули на пришкольных территориях.

Все это, конечно, происходит на местах. А сам «Союз отцов» отвечает за всякие общероссийские мероприятия, вроде межрегионального форума по наставничеству и ежегодной премии «Папа года».

Теперь на ту же самую повестку собирается претендовать и создающийся при детском омбудсмене Совет отцов.

— Мы будем формировать в стране институт наставничества, — говорит «Огоньку» Андрей Коченов.— Есть очень сильные проекты, такие как «Отец солдата». Это проект по наставничеству для ребят в армии. К сожалению, за долгие годы работы комитетов солдатских матерей армия превратилась в детский сад. И надо заменить эту материнскую гиперопеку отцовским наставничеством. Со временем наставники появятся и в вузах.

При этом будущий Совет претендует на тех же региональных активистов, которые уже входят в «Союз отцов». Причем договариваться два отцовских объединения пока не пытались.

— На данный момент мы слышали только о самой идее создания Совета отцов, о чем писали СМИ, — комментирует Алексей Чегодаев.— С нами они не общались. Но мы готовы к сотрудничеству.

Деревенский папа

Сами отцы-активисты из регионов на форуме тоже есть, но на общем фоне как-то теряются.

— Честно говоря, мне тут не понравилось, — признается глава совета отцов Аннинского района Воронежской области Александр Лепинский.— Мы сейчас свеклу с полей вывозим. Есть, в общем, чем заняться. Но я сорвался в Москву на форум, а тут ладно бы людей послушали — одни и те же функционеры друг с другом говорят.

Александр Анатольевич руководит агропредприятием и растит троих детей. В совет его позвали с самого начала — для придания новому органу солидности. А появился совет отцов четыре года назад по инициативе… женсовета.

Есть такие семьи, где пьянство, агрессия, женсовету без поддержки мужчины туда не зайти. Полицию жены вызывать боятся, они посадят мужика на 15 суток, и он две недели деньги зарабатывать не будет. Хорошо, если председатель мужчина, сходит поговорить. А если нет? Вот женщины нас и попросили проявить инициативу. Теперь в каждом селе есть член совета отцов, он уже не может отказать в помощи.
Александр Лепинский

В селах выбрали мужчин покрепче и поактивнее, в райцентре — предпринимателей, то есть тех, кто может помочь финансово. Вот недавно проводили в Аннинском районе слет сельских женщин, так стол накрывали за счет совета отцов. Инициативы деревенских пап в федеральном масштабе смотрятся, конечно, мелковато. Например, недавно отцы Аннинского района уговорили учреждения культуры работать летом не до 10 вечера, а до полуночи, чтобы молодежь по вечерам не выпивала, а культурно проводила время в клубе. Но самое главное в отцовском движении — личный пример.

— У меня между первым и третьим ребенком 20 лет разницы, мы с женой уже не молодые. Бабушек-дедушек не осталось. Когда она родила младшего, я много помогал, ходил по селу с коляской. На селе за такое засмеют. А над председателем — попробуй посмейся. И теперь у нас все мужики с колясками ходят, — рассказывает Александр Лепинский.

Отправляясь в столицу, Александр Анатольевич получил единственный наказ от младшего сына: узнать, когда в России День отца.

— Только они здесь сами этого, похоже, не знают, — констатирует Александр Лепинский.

Никита Аронов