Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 ноября 2017, источник: BBC News Русская служба, (новости источника)

Бежать при угрозе теракта — это не паника. Это рационально

Бегство — это вполне рациональная реакция на опасность, даже если тревога в итоге оказывается ложной. Психологи разбирают, насколько корректно характеризовать случившееся на Оксфорд-стрит в «черную пятницу» как панику.

Источник: Reuters

Реакцию людей на тревогу, оказавшуюся ложной, на лондонской Оксфорд-стрит в «черную пятницу» многие называли паникой. Однако действия людей, пытающихся покинуть опасное место, вполне соответствовали ситуации, полагают психологи Стивен Рейчер и Джон Друри.

Две станции метро в центре Лондона вечером в минувшую пятницу были эвакуированы, а прилегающий к ним район оцеплен полицией после поступления множественных сообщений о стрельбе. Люди в спешном порядке разбегались со станции Оксфорд-серкус. Позже, однако, никаких подтверждений стрельбы полицейские не обнаружили.

СМИ, освещавшие события в центре Лондона, оказались на редкость единодушны: все они писали о «панике», охватившей прохожих.

Именно словом «паника» они описывали действия пассажиров метро, покидавших станцию после сообщений о стрельбе, а также поведение покупателей, забаррикадировавшихся в магазинах.

Проблема заключается в том, что слово «паника» описывает не только ситуацию, когда люди, будучи напуганными, пытаются убежать от опасности, но и дает определенную оценку их действиям.

Как правило, когда мы говорим о «панике», мы имеем в виду действия нерациональные, чрезмерные и, возможно, даже эгоистические.

Пассажиры, бежавшие со станции Оксфорд-серкус, действительно буквально топтали друг друга. Несколько человек получили травмы, девяти из них потребовалось стационарное лечение — хотя, как мы теперь знаем, никакого теракта и опасности нападения не было.

Но попробуем представить себя на станции Оксфорд-серкус в тот самый момент, когда разворачивались события. Люди вокруг вас начинают кричать и разбегаются.

Вы слышите обрывки фраз: «выстрелы», «бомба», «теракт».

Как вы должны действовать?

Источник: Reuters

У вас есть, на самом деле, два варианта: первый — отнестись к происходящему скептически, остаться на месте и попытаться оценить ситуацию. Второй вариант — поступить так же, как и все остальные — то есть бежать от предполагаемой опасности.

В разных ситуациях оба варианта могут быть как правильными, так и неправильными. Но если оценить потенциальный ущерб от этих действий, то вы поймете, что разница будет очень большой.

Если вы решите бежать и ошибетесь — как сделали люди на Оксфорд-стрит — вы можете потом чувствовать себя идиотом, но вы уж точно останетесь в живых.

Но если вы останетесь на месте, а ситуация ухудшится, то риск быть раненым или погибшим резко возрастает.

Как свидетельствуют данные, многие погибают во время происшествий и нападений из-за того, что не отнеслись к сообщениям об опасности со всей серьезностью и не покинули опасную территорию вовремя.

Мы изучали данные о пожарах, в которых погибли десятки людей, и многие из них не спаслись именно потому, что недооценили опасность или пытались унести с собой какие-то вещи.

Даже когда люди принимают решение бежать, они не следуют примеру других людей автоматически, не задумываясь.

Мы обнаружили, что когда люди принимают решения, они, как правило, сначала спрашивают себя, на кого сейчас они должны ориентироваться. Они задаются вопросом, кто может обладать той информацией, которая им нужна для принятия решения.

Потом они думают, какой информации они могут доверять, какие данные выглядят более правдоподобными.

Учитывая то, что опасения по поводу террористических нападений сейчас довольно велики, информация о том, что что-то происходит — в особенности, если речь идет о метро — кажется пассажирам весьма правдоподобной.

Источник: Reuters

Именно поэтому полиция рекомендует бежать и прятаться в случае возникновения опасности террористического нападения. Также необходимо сообщить об опасности экстренным службам.

Полиция и сама изначально отреагировала на происходящее так, будто теракт реален, хотя уже через полтора часа завершила операцию.

Почему же мы тогда называем реакцию людей «паникой»?

Очевидный ответ — потому, что мы подчеркиваем эмоциональный, неконтролируемый характер действий некоторых людей.

Но опасность заключается в том, что один или два инцидента — когда кто-то кричит или топчет другого человека — может влиять на то, как оцениваются действия всей толпы. Исключения слишком легко принимаются за правило.

В нашем исследовании поведения людей во время нападения в Лондоне 7 июля 2005 года и других чрезвычайных ситуациях мы заметили, что слово «паника» использовалось, несмотря на то, что действия многих людей совсем не соответствовали этому описанию.

Видеозапись происходившего на Оксфорд-серкус в «черную пятницу» свидетельствуют о том, что люди пытались быстрее убежать, при этом они были явно напуганы.

Но их поведение в целом соответствовало ситуации.

Мы наблюдали то же самое, что видели во время других происшествий и во время проведения экспериментов.

В ходе одного из экспериментов с помощью виртуальной реальности моделировалась ситуация пожара в метро.

Выяснилось, что когда у людей есть сознание общности и ответственности за других, они более склонны помогать раненым и тем, кто нуждается в помощи.

То же самое можно было наблюдать во время инцидента на Оксфорд-серкус.

Источник: Reuters

В присутствии таких людей остальные менее склонны толкать друг друга на узких участках дороги — например, в очереди на эскалатор — и, как правило, в такой обстановке люди покидают опасное место довольно быстро.

Это групповая психология, которая заставляет людей быть более мобильными и действовать более эффективно в случае чрезвычайной ситуации.

Реальная опасность использования таких слов, как «паника» и «давка», заключается в том, что власти и чрезвычайные службы будут игнорировать самые важные ресурсы, которыми мы обладаем.

Характерно, что в чрезвычайных ситуациях первые ответные меры принимают не чрезвычайные службы, а кто-то из тех людей, которые оказались в беде.

Стивен Рейчер — профессор социальной психологии Сент-Эндрюсского университета, Джон Друри — преподаватель психологии Университета Сассекса.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.