Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 декабря 2017, источник: Комсомольская правда

Солдаты в Печах: «С нами нянчатся, как в детском саду»

Почти две с половиной тысячи призывников 16 декабря приняли присягу в учебном центре.

— Сейчас глаза будут на мокром месте, — переживает Татьяна по пути в Борисов, где расположена военная часть — вот уже месяц там служит ее 19-летний сын Гена.

В ночь с пятницы на субботу они с мужем Дмитрием почти не спали — выехали из дома в три ночи, чтобы к пяти утра добраться в соседний город и сесть на маршрутку до Минска. Несмотря на бессонную ночь, усталости на их лицах нет, только легкое волнение.

— Конечно, переживаем, как он там. По телефону говорит, что все хорошо, все прекрасно — но он у нас всегда был немногословный. Звонит каждый день, телефоны у них есть — бывает, в четыре вечера, бывает, перед отбоем наберет.

Родители везут сыну домашюю еду — черная дорожная сумка набита вкусностями.

— Первым делом попросил конфет — сладкого очень хочется. А потом, чуть позже, перезвонил и сказал привезти еще котлет и какого-нибудь салата.

— Как думаете, возмужал? — интересуюсь у родителей по дороге.

— Ой, думаю, скорее похудел. Но ему там нравится: недавно с радостью рассказывал, что из автомата давали пострелять, — смеется Дмитрий.

К девяти утра в 72-й объединенный учебный центр подготовки прапорщиков и младших специалистов непрерывным потоком въезжают машины. Перед въездом в часть стоят сотрудники ГАИ, на обочине дороги табличка с крупной надписью и стрелкой: «На присягу». По всей территории части стоят солдаты, которые направляют автомобили в нужную сторону.

В десять все призывники, а их почти две с половиной тысячи, уже выстроились на плацу, чуть дальше плотными рядами стоят родители.

— Так, мама, только не плакать, — успокаивает дочка женщину, которая вот-вот разрыдается. Многие пришли на присягу с тяжелыми пакетами с едой. Некоторые мамы признаются, что готовили всю ночь, звали на помощь подруг и соседок — только чтобы порадовать сына.

Министр обороны: «Родители должны понимать, что есть связь с командирами, начальниками, Министерством обороны».

На присяге выступил министр обороны Андрей Равков. В своей речи он обратился к мамам и папам молодых солдат.

— Родители должны понимать, что есть связь с командирами, начальниками, Министерством обороны. Позвоните, мы все вопросы внимательно рассмотрим и примем меры. Хотелось бы, чтобы родители не тогда, когда что-то случится, кричали во весь голос, а делали все заранее.

Равков рассказал, что среди призывников есть 12 человек, которых сейчас проверяют на годность к военной службе в РНПЦ психического здоровья.

— Если это будет поправимо, то они пойдут служить, если же нет — будут комиссованы. Семь ребят с общими заболеваниями лежат в госпиталях, рассматривается вопрос целесообразности для них прохождения военной службы — все зависит от результатов их углубленного обследования, — рассказал министр. Он отметил, что в части проводится капитальный ремонт, «чтобы у мальчишек были хорошие условия жизни и службы».

— Сейчас проводим технические мероприятия по оборудованию расположения рот современными средствами охраны. Поработали с сержантами, офицерами, провели тестирование офицерского состава, прапорщиков — тех, кто связан по работе с солдатами.

«Сын очень соскучился по салу»

Людей на плацу так много, что рассмотреть своего сына, который стоит в шеренге и готовится зачитать присягу, удается не всем. Маленьких детей сажают на плечи, а взрослые даже залезают на танк, чтобы было лучше видно.

Некоторые родители, друзья и близкие призывников стоят в сторонке — обсуждают предстоящую встречу с бойцом.

— Сейчас думаем, куда пойти после присяги, чтобы пообщаться, перекусить. Сына мы уже видели — лицо посветлело, немного повзрослел, хотя он у нас и так был взрослый — 21 год. Он у меня парень самостоятельный — единственное, на что жалуется — мало нагрузок, — говорит Наталья из Брестской области.

— Мы с ним созваниваемся каждый день, со связью проблем нет. Все мы помним историю Саши Коржича, но сын говорит, что никакого давления, дедовщины не было. — Я думаю, что это правда — он мне все рассказывает, никогда от меня ничего не утаивал. Говорит, что кормят хорошо, правда соскучился по салу, — смеется Наталья. — Конечно, привезли ему домашнего сала и много другой еды.

«Нам не дают сильных нагрузок, хотят сделать так, чтобы все было чин чином».

Как только официальная часть мероприятия закончилась, родители лавиной хлынули к своим детям. Солдаты перестают сдерживать эмоции: широко улыбаются, раскрывают руки для объятий, а через несколько минут уже с удовольствием позируют для семейного альбома все с той же строгой выправкой: подбородок приподнят, спина идеально прямая, оружие наперевес.

— Служить очень легко, вообще детский сад, если честно. Я служу в первой роте, там, где поставили новые камеры, — делится впечатлениями улыбчивый Артем.

На уточняющие вопросы он отвечает по-солдатски: «так точно».

— Нам не дают сильных нагрузок, хотят сделать так, чтобы все было чин чином. Самое сложное — привыкнуть к подъему в шесть утра и к отбою в 10. Сержанты очень добрые, никакой дедовщины, о которой говорили, сейчас нет. Я планирую продолжить карьеру в вооруженных силах, милиции или МЧС.

Похожее мнение и у других призывников, с которыми нам удалось поговорить. Ребята рассказывают, что деньги другие солдаты у них не вымогают, никого не избивают. Как только они прибыли в Печи, их предупредили: если что-то случается — сразу идти к командирам и обо всем рассказывать.

— Даже не знаю, что вам и сказать — мне кажется, служить вообще не тяжело, — говорит солдат, который расслабленной походкой идет с отцом к выходу из части.

— Ему не тяжело, потому что папа много лет служил в армии и подготовил его, — добавляет папа новобранца.

— Сейчас везде поставили камеры. Ребята, которые здесь давно служат, говорят, что стало намного проще. Что именно проще? Да с нами теперь няньчатся, как с детьми. Конечно, мне это не нравится. Да, я понимаю, что заботятся о нашей безопасности, но если ты самостоятельный человек, то это все не нужно.

«Может, это до присяги они были как на курорте, а потом все будет жестче?».

После присяги солдаты могут уехать домой на сутки в свой первый увольнительный. Для тех, кто живет далеко от Минской области, это проблематично — слишком много времени займет дорога. Поэтому родители снимают номера в гостиницах, договариваются с родственниками, которые живут в Минске или окрестностях.

Елена приехала к сыну Денису из Пинска. Вместе с ней — бабушка парня, его друг и любимая девушка. Все в растерянности — в последний момент оказалось, что им негде переночевать и сейчас нужно быстро найти, где разместиться впятером.

— Внуку 19 лет, он сам хотел в армию пойти. У нас в Пинске трудно с работой — Денис говорил, что лучше пойдет в армию, чем будет сидеть без работы, — рассказывает бабушка парня, Надежда Васильевна. — Хлопец у нас спокойный, немножко мнительный, но сейчас, смотрю, более решительный стал. Звонит каждый день по несколько раз — девушке так вообще даже чаще, чем маме, — с улыбкой кивает Надежда Федоровна на смущенную Алину. Девушка говорит, что это их первая долгая разлука с Денисом. А впереди еще полтора года.

— Может, это до присяги они были как на курорте, а потом все будет жестче? — задается вопросом бабушка солдата. Женщина говорит, что поначалу переживала, когда узнала, что внука отправляют в Печи.

— А потом, со временем, поняли, что все нормально — руководство поменялось, телефоном дают пользоваться. Правда, живет в старой казарме. В первые дни он попал в новую казарму, где новая мебель, все красивое, а на следующий день сказали, что переселяют в другую.

Мы стоим возле той самой казармы, где живет Денис и другие ребята. Из давно не крашенных окон торчит что-то похожее на вату, внутри просматриваются старые железные кровати. Соседние казармы выглядят опрятнее: свежая краска на стенах, новые окна.

Из казарм один за другим выходят солдаты, некоторые вприпрыжку подбегают к родным — забирают у мам тяжелые пакеты и шагают к машинам — впереди у них целый выходной день.