Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 января, источник: Батенька, да вы трансформер

Как устроены православные клубы знакомств

Русская православная церковь не первый год выражает желание активнее участвовать в жизни российской семьи. Среди последних инициатив — предложение РПЦ обучать школьников основам семейной жизни в соответствии с христианскими нормами.

Источник: Алёна Белякова / Батенька

По мнению представителей духовенства, так удастся исправить и демографический кризис, и ситуацию с разводами. О взаимоотношениях полов в контексте «традиционных ценностей» сегодня говорят очень много, но о том, как эти отношения выглядят на самом деле, мало кто задумывается. По просьбе самиздата журналист и сценарист Анна Попова отправилась искать себе пару в православные клубы знакомств и попыталась понять, как истинно верующие сегодня пытаются найти свою вторую половину, чтобы основать ту самую здоровую христианскую семью.

Я всегда считалась отщепенцем среди воцерковленных членов своей семьи из-за упрямства и настороженного отношения к Церкви. Всё началось с чтения экзистенциалистов в подростковом возрасте, а закончилось атеизмом к двадцати годам. Сегодня я не ношу крестик, не праздную Пасху и Рождество и живу гражданским браком с французом-католиком.

Когда знакомые монахи об этом узнали, они пришли в ужас. Один из батюшек заявил, что у православной девушки два пути: либо в монастырь, либо в законный брак с детьми. В противном случае, по его мнению, я рискую стать «бесплодной смоковницей» и жить в блуде до конца жизни.

Меня заинтересовал вопрос: что такое «любовь по-православному» и где её можно найти? Ответ оказался проще простого: в специальных православных клубах знакомств. Они существуют в двух вариантах: в социальных сетях и в реальности. Я изучила и те и другие, для чистоты эксперимента скрыв, что являюсь журналистом, и попытавшись познакомиться с православным мужчиной под личиной воцерковленной девушки.

Я вступила во все крупные группы «ВКонтакте» и сходила на собрание московского Клуба Петра и Февронии, на чаепитиях которого якобы нередко совершается таинство любви с первого взгляда.

Эксперимент удался: я завела православных друзей, получила несколько предложений узнать друг друга ближе, приглашение вместе помолиться (что бы это ни значило) и чуть не стала жертвой любвеобильного защитника людей.

Православная любовь: руководство по выживанию

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви. (Послание апостола Павла к ефесянам 5:22−33)

Прежде чем окунуться в мир православных знакомств, следует понять, в какой системе координат живут верующие, ищущие вторую половину. Если вы далеки от Церкви, то при знакомстве с основами православного социума у вас создастся впечатление, что вы попали в Нарнию. Настолько всё непривычно для светского человека, привыкшего не стесняться своей сексуальности и распоряжаться собственным телом.

Мир российского православия не нуждается во вмешательстве со стороны. Здесь есть популярные журналы («Фома», «Вверх»), интернет-порталы (Правмир), YouTube-каналы (Batushka otvetit со священником-блогером Александром), показы мод и, главное, развитая сфера услуг для желающих обвенчаться: православный тамада поможет устроить праздник в лучших церковных традициях, воцерковленные музыканты сыграют для вас и ваших гостей, а швеи сошьют максимально скромное платье для невесты.

Православие признает одну форму любви — законный брак, заключённый минимум в ЗАГСе, а максимум — подкреплённый венчанием. Фундамент настоящей православной семьи — дети, они считаются благословением божьим. «Церковное брачное право гласит: “Семья полноценна, когда в ней есть дети. Дети — равноправные её члены”», — пишет иерей Дионисий Свечников в одной из своих проповедей. По его словам, брак — «средство продолжения и умножения человеческого рода. Потому деторождение спасительно, ибо богоустановлено».

Отец Церкви, Святой Августин, живший на заре христианства, объяснял, что дети — в первую очередь ответственность женщины. Уже тогда им была дана установка, которая до сих пор актуальна для христиан: мужчина — самостоятельная единица, тогда как женщина — всего лишь его «помощница в чадорождении».

Чтобы подчеркнуть разницу между сыновьями Адама и дочерьми Евы, в православных церквях действует ряд правил.

Женщина, даже монахиня, не имеет права заходить в алтарь — там могут находиться только мужчины. Во время службы церковь делится на мужское и женское пространство. Когда я ещё ездила в монастырь, то очень боялась ненароком отправиться в «мужскую» часть храма. Дело в том, что на входе сидела монахиня, которую все звали бабкой Саломеей. Она казалась бессмертным духом старости, передвигалась исключительно на коляске и занималась тем, что зорко следила за посетителями храма. Стоило мужчине или женщине пойти не в ту часть помещения, что уготована гендерной принадлежностью, как тут же несчастные получали по спине чувствительный удар палкой.

Также запрещено входить в храм во время менструации. Смысл запрета прост: в священном месте не должно быть крови, ибо в Новом Завете Богу приносятся исключительно бескровные жертвы, в отличие от Ветхого.

Кроме того, нельзя посещать храм в течение сорока дней после родов. Моя знакомая не могла участвовать в крестинах собственной дочери, пока священник не произнёс над ней специальную очистительную молитву. И только тогда ей позволили переступить порог церкви.

Получается интересный парадокс: главное назначение женщины в православии и христианстве в целом — рождение детей. Однако в то же время её наказывают за исполнение своей священной функции.

Отчасти поэтому любая попытка заняться любовью ради удовольствия считается развратом. Секс в православной паре служит для зачатия, а не для расслабления и приятных ощущений. Это в Древней Индии физическая любовь считалась способом слиться с Единым Сущим, а в православной церкви всё иначе.

Но даже если вы свято чтите все запреты и занимаетесь любовью ради появления детей, вам всё равно нельзя прикасаться друг к другу во время поста. Пост в православии — время очищения души и тела от греховных помыслов и деяний. Следует как можно чаще посещать церковь, соблюдать определённые правила в пище, отказаться от жирных блюд, мяса и рыбы, а в повседневной жизни соблюдать аскезу.

Давайте вместе посчитаем: всего у православных четыре поста в год. В 2017 году Великий пост длился с 27 февраля по 15 апреля, Апостольский (или Петров пост) — с 12 июня по 11 июля, Успенский — с 14 августа по 27 августа, а Рождественский (или Филиппов пост) — с 28 ноября по 6 января 2018-го. Значит, православной паре нельзя заниматься сексом 132 дня в год. Практически полгода.

Некоторые православные священники считают, что зачатие во время поста чревато гораздо более серьёзными последствиями, чем ежедневное покаяние. Митрополит Омский и Таврический Владимир в передаче «Благовест» сообщил, что бóльшая часть младенцев, зачатых во время поста, — психически нездоровы.

Тут ничего хорошего ожидать не стоит. Из них [детей, зачатых во время поста] 70% — шизофреники. Хочет кто-нибудь иметь шизофреника-сына? Не хочет. Из них… 70% — самоубийцы. Из них и экстрасенсы рождаются.
Митрополит Омский и Таврический Владимир

А потом добавил, что лучшее время зачатия — после Пасхи, такие дети имеют большие шансы родиться учёными.

Еще бóльшим грехом, чем занятие любовью во время поста, являются аборты. Если вы подумали, что речь идет об абортировании уже сформировавшегося эмбриона, то вы жестоко ошиблись. Контрацепция и избавление от ребёнка — вещи одного порядка в глазах православных священников. Последствия препятствования зачатию могут быть ужасными не только для бессмертной души, но и для бренного тела.

Отец Алексей Гомонов, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в Путинках, рассказал об этом в одной из своих проповедей. Он сравнил женщину, сделавшую аборт, с той, что пользуется методами контрацепции. «Точно так же чудовищной по отношению к своим детям является… поставившая спираль. Это вообще ухищрение дьявола… Здесь аборты уже исчисляются десятками-сотнями. Спираль даёт зачать ребёнка, а когда зачатая клеточка начинает двигаться повыше, на материнское место, — там спираль стоит, и клетка не может пройти куда надо. А клеточка (эмбриончик) — это уже человек, понимаете? Там тело и душа. И маленький человек вываливается в унитаз».

По мнению отца Алексея, судьба таких людей ужасна: почти все они «мгновенно умирали». «И вот я встретился с одной женщиной. Она говорит, что муж её был благотворителем. Почему он скончался? Я отвечаю: он убийца. Изощрённый убийца. На его совести сотни убитых детей. “Это вы про меня, что ли?” Да-да, это про тебя. У тебя же спираль стоит!» — рассказал священник.

Естественно, православному сложно найти себе пару «в миру» — партнёр, не привыкший казнить себя за плотские удовольствия и не желающий заводить детей «сколько Бог пошлёт», вряд ли согласится на союз с истинно верующей приверженкой РПЦ.

Поэтому православные клубы знакомств в интернете и реальной жизни — действенный способ найти пару и исполнить главное предназначение христианина: создать семью.

«Не для таких меня мамочка растила»

В ваших же интересах продлить период воздержания. Год, или два, или три знакомства… А при страстных обниманиях, поцелуях, нецеломудренных прикосновениях голова не может быть холодной. И все эти год-два насмарку. (Проповедь отца Алексея Гомонова от 7 мая 2017 года)

В соцсети «ВКонтакте» существует 203 группы православных знакомств, в самой большой — почти 32 тысячи человек. Моя попытка в качестве журналиста пообщаться с их участниками потерпела полный крах. Православные относились ко мне как к опасному животному и не жаждали вступать в контакт. Как я поняла потом, дело было в слишком «неправославной страничке»: у меня невозможно найти репостов молитв и высказываний старцев, фотографии кричат о любви к путешествиям — и отнюдь не к паломническим, а образование (ВГИК) создает впечатление, что я ежедневно пропадаю на тусовках и бесстыдно погрязла в случайных связях.

Удача улыбнулась мне внезапно: один из завсегдатаев вдруг принял дружбу и написал мне. Так произошло моё первое соприкосновение с миром православных знакомств. Пользователь со звучным именем Тони (в реальности он оказался Димой) сообщил, что уже десять лет ищет любовь. «Пока не получилось, но я не унываю», — бодро прибавил он. Дима сказал, что ищет преимущественно православную, потому что и все его родные воцерковленные. Мать построила часовню в деревне на свои деньги, а брат служит по выходным алтарником.

Ну и хочется найти целомудренную, порядочную, умеющую уважать и любить не только себя, но и своего мужчину.
Дима

Он хочет во что бы то ни стало жениться. Как в кино, Дима дал обещание отцу, когда тот был на смертном одре, найти жену. Однако за десять лет вкусы Димы несколько изменились. И сейчас он уже готов встречаться с девушками любой религии и национальности. Кроме евреек.

Я в шутку поинтересовалась, чем ему не угодили еврейки, как вдруг Дима замкнулся. Он начал подозревать, что я сама иудейка (что отчасти верно, ибо я из рода потомственных раввинов со стороны прабабушки), — и это вызвало неожиданный приступ антисемитизма.

Итак, Дима уверился, что я тайная иудейка. Он вдруг сообщил, что уже слишком много мне рассказал и больше не может продолжать диалог. «Вы не вызываете у меня доверия, если откровенно, у вас нету креста на шее, прокол… Наверное, вы засланный казачок», — написал Дима.

А затем, забыв, что уже попрощался, он пустился объяснять, чем ему не угодили евреи. Оказывается, всё дело в одной из теорий заговора. «Противно осознавать, что почти все евреи не любят славян и русских в частности. При этом 80% евреев на данный момент имеют славянскую генетику», — рассказал Дима, опираясь на неизвестные ни мне, ни рунету данные статистики. Затем он сообщил, что у евреек вроде меня не получится украсть славянский генофонд (чем мы сейчас якобы и занимаемся, целенаправленно подыскивая русских мужей). По его словам, у сынов Израиля уже это получилось в Европе — и из-за этого европейцы находятся «на грани вымирания». А теперь евреи собираются уничтожить славян аналогичным образом. И защищает славянский народ от гибели крепкая вера в Бога.

Я поспешила попрощаться, внутренне проклиная себя за проигрышную идею общаться с посетителями православных клубов знакомств через свою настоящую страницу «ВКонтакте».

Неожиданно Дима сменил тон и кокетливо спросил, не собиралась ли я познакомиться? Может быть, я прикинулась журналистом, чтобы найти путь к его сердцу? «Я не против, если что. Только я нищий гой. С работы недавно уволили. И у меня дефект речи, как у Моисея», — написал он. Однако мне пришлось его разочаровать и признаться, что я живу с мужчиной. Дима отреагировал беззлобно и пожелал мне удачи в любви и вере. Он выразил надежду, что я найду себя в православии.

«Если будете писать об одиноких евреях и еврейках, то я могу помочь. Нас много таких, которые разочаровались в иудаизме, еврейском братстве и евреях», — сообщил мне Дима напоследок. На этом мы попрощались.

Я решила не повторять ошибок и завела новую страницу. Назвавшись именем своей университетской преподавательницы и разместив фотографии подруги из Швейцарии, я несколько дней исправно делала репосты из православных групп «Верую», «Православие в семье» и «Подслушано. Православие». А затем решила, что достаточно притворялась настоящим пользователем: я готова снова выйти в мир верующих.

Я разместила несколько объявлений в православных онлайн-клубах знакомств, и в первый же день мне пришло одиннадцать сообщений. Один из пользователей, сорокалетний Андрей, поющий в храме по воскресеньям, с самого начала прозвал меня русалочкой и очень переживал, если я мгновенно не реагировала на его реплики.

Он рассказал, что работает контролёром на одной из известных кондитерских фабрик в Москве, а потом вдруг добавил, что хочет встретиться и передать мне пять коробок конфет, которые ему достались бесплатно. Мне пришлось отказаться: я совсем не похожу на фотографии, размещённые мной на фейковый страничке. Я была уверена, что, если кто-то из посетителей православных клубов знакомств узнает о фейке, он сообщил об этом остальным — и мне не удастся больше ни с кем поговорить.

Андрей оказался человеком спокойным и уравновешенным. Поэтому он решил, что я просто проверяю его, отказываясь от встречи. Видимо, поэтому Андрей решил ежедневно общаться со мной на темы брака и любви. Он убеждён: только верующие люди могут создать настоящую семью. «Их брак будет крепче и сильнее. В Библии написано, что “Бог есть любовь”. У них хотя бы есть руководство в жизни, как должны себя вести муж и жена в разных ситуациях. Если они верующие, то могут молиться вместе, делать многие вещи вместе, что будет их объединять, одно мировоззрение», — объяснил он мне.

Однако мне писали другие, и я не могла позволить себе замкнуться на одном герое — поэтому наше общение с Андреем занимало всё меньше и меньше времени. Он писал мне о своём одиночестве, всё настойчивее предлагал встретиться, обещал бережно относиться ко мне и быть хорошим мужем, а потом понял, что со мной ему не дождаться ничего серьёзного. «Заплыла русалочка в моё сердце и уплыла», — грустно резюмировал Андрей и больше не появлялся в моей жизни. Надеюсь, он нашёл ту, кого искал.

Кроме него, мне написал молодой парень с инвалидностью, живущий на пенсию в маленькой деревне под Москвой и помогающий в церкви, три менеджера по продажам (два из Сибири и один из Москвы) и один семинарист, срочно ищущий жену (он собирается стать белым батюшкой, а потому остро нуждается в супруге, иначе придётся идти в монахи или отложить рукоположение).

Мужчины, сидящие в православных клубах знакомств и встретившиеся мне, большей частью не работают или занимают низкие должности, не очень довольны жизнью и ищут большую чистую любовь, чтобы сделать смыслом существования семью и любимую. Они обидчивы, ранимы и очень хотят, чтобы кто-то полюбил их за душу, а не за внешность.

Женщины ищут того же самого. Но они куда религиознее, жёстче относятся к несоблюдению заветов священнослужителей, услышанных на проповедях, и подозревают всех мужчин в желании жить богопротивным гражданским браком.

Моя тёзка Аня, двадцатишестилетняя женщина, работающая кассиршей в новосибирском супермаркете, никак не может найти православного спутника жизни. Она обожает ездить в паломнические поездки в монастыри и мечтает о «куче детишек и крепкой семье». Аня жаловалась мне на поклонников из социальных сетей и реальной жизни: они совершенно не понимают её и не могут предложить того, что она ищет. Их она презрительно называет «мальчиками».

«Мне пишут многие. Но ни один мне не нравится. А в ответ на мои отказы они начинают хамить. Многие мальчики и в реале бегают и даже замуж зовут, а я им отказываю. Тоже хамят, кидают в меня грязью буквально, говорят, что я мужик в юбке и карьеристка, которой нормальная семья не нужна», — делилась со мной Аня. Она сказала, что считает меня подругой, а потому может говорить совершенно откровенно.

Она гордится отсутствием «интимного прошлого» и сбережённой девственностью.

Почему сейчас мужики такие? Зачем они меня обижают? Они меня раздражают тем, что не умеют принимать отказ. Обзывают старой девой и сочиняют про меня небылицы. Нет уж, не для таких меня мамочка растила.
Аня

Алина, разведённая мать двоих детей, тоже не в восторге от мужчин из православных клубов знакомств. На фотографиях она выглядит худенькой и очень хрупкой, всегда в кружевном аккуратном платке и юбке в пол. Алина живёт с матерью. Все её счастье составляют дети. Отцу они оказались не нужны, а Алина пережила глубокий кризис представлений о браке. Теперь ей сложно найти нового мужа. Мало кому из православных мужчин нужна женщина с детьми. А те, кому она нравится и такой, Алину не восхищают.

Чтобы встретить мужчину мечты, она читает специальную молитву ангелу-хранителю. «Дочитала до того, что двое поклонников собрались уже жениться. Один просит номер телефона и хочет приехать жить ко мне, другой приглашает вместе встречать Новый год и тоже собирается переезжать ради меня. А мне ни один не по душе», — сокрушалась Алина в разговоре со мной.

Батюшки советуют ни в коем случае не вступать в интимные отношения сразу. Желательно подождать несколько лет. Отец Алексей Гомонов считает, что даже за руки держаться нельзя — это может разжечь «небогоугодные желания». «Некоторые даже подходят с вопросом: “Батюшка, а до каких пор можно ручку держать в ручке? А вот так можно или нет?” Я отвечаю: “Нет, так нельзя. Слишком большой захват. Только за кончик пальчика”».

В поиске партнёра православные равняются на идеал муромских князей Петра и Февронии. Это православные Ромео и Джульетта, возведённые православным сообществом в разряд культовых личностей. Их история содержит паттерн поведения настоящих православного мужа и православной жены.

Суть легенды о Петре и Февронии такова. Крестьянка Феврония излечила князя Петра от отравления загадочным ядом. Однако князь решил покинуть спасительницу. Вдали от неё он снова почувствовал себя плохо и вернулся к Февронии. Они сыграли свадьбу и прожили вместе всю жизнь, умерев, как водится, в один день. Перед смертью супруги приняли монашеский постриг с именами Давид и Ефросинья.

Существует четыре молитвы Петру и Февронии. Зачастую их воспринимают как волшебные магические формулы, действующие безотказно, подобно акафисту ангелу-хранителю, который так усердно читает моя новая знакомая Алина.

Каждая из молитв соответствует кризисным этапам жизни молодой пары: молитва о сохранении семьи, молитва о зачатии ребёнка, молитва о возвращении любимого человека и, наконец, молитва о любви и замужестве.

Также можно пойти на молебен Петру и Февронии, чтобы попросить у Бога встречи со второй половинкой. Обычно за этим ходят в московскую церковь Успения Пресвятой Богородицы в Путинках, где собирается особый клуб православной молодёжи имени Петра и Февронии (сокращенно ПиФ). Про это место ходят легенды: одни говорят, что собираться в храме грешно, другие считают, что только в ПиФ совершается великое таинство вечной любви с первого взгляда. В какой-то мере это так: многие участники женятся. В среднем проходит пять-десять свадеб в год. Я решила отправиться в клуб, притворившись одинокой воцерковленной девушкой, и составить собственное представление о происходящем. То, что я там наблюдала, поставило меня в тупик: никакого целомудренного ухаживания и скромных мужчин, боящихся прогневать Господа, коснувшись руки возлюбленной, я там не нашла.

Молитва и доброделание

Взирающий на женщину с вожделением, будет ли он мирянин или монах, будет одинаково наказан за прелюбодеяние. (Святитель Иоанн Златоуст)

В ПиФ всем заправляет деятельная Екатерина Громова. Она организовывает главное событие воскресного вечера — чаепитие после молебна Петру и Февронии, которое проходит прямо в храме. Столы ставят под расписными потолками, и сверху на членов клуба смотрят Иосиф с сыновьями, белые ослики и сама Богоматерь в золочёных одеждах с розовым младенцем Христом на полных руках.

Екатерина полна нервической энергии перфекциониста. В общении она быстро переключается с одной темы на другую, говорит сухо и быстро, очень простым языком. Екатерина заведует не только чаепитиями, но и ромашковым балом, и паломническими поездками, и походами к сиротам и брошенным старикам. Екатерина говорит на четырёх языках, в том числе французском и греческом, но сама не замужем и живёт с воцерковленной матерью, помогающей ей с ПиФ. Она не пользуется косметикой, и в её остром лице есть что-то детское и старушечье одновременно.

Как и многие православные, Екатерина живёт в мире, где не существует Netflix, Донны Тартт, «Игры престолов» и других неотъемлемых благ городской молодёжи.

Чтобы «не повредиться мозгами», она смотрит исключительно православные телеканалы «Спас» и «Союз», иногда «Культуру». При этом Екатерина считает абсолютно безобидными для души классическую музыку и советские комедии.

Она пригласила меня на молебен и чаепитие 24 декабря. По иронии судьбы, прямо в католический сочельник. Поэтому я ехала на встречу православного клуба знакомств прямиком с традиционного французского рождественского обеда.

В церкви остро пахло ладаном и потом. Я пришла к концу молебна, когда верующие уже поднимались с колен и отдавали молитвенники помощнику батюшки. Отец Алексей, маленький полноватый мужчина с пышной кудрявой бородой, произнёс традиционную проповедь. Он начал с того, что объявил отсутствие рождественских морозов явным признаком «разгула зла». Затем батюшка намекнул, что для встречи с единственным или единственной недостаточно просто молиться. «Хотя молитва — действенное средство», — поспешил добавить он.

Оказалось, что для приобщения к таинству любви необходимо заниматься также «доброделанием». Примером «доброделания», согласно отцу Алексею, служит один верующий, который тайно от семьи набрал кредитов и оплатил дорогостоящую стройку храма в Подмосковье. «Крепкая сознательная помощь храму», а не просто «мелочь в копилку» для пожертвований способна приблизить встречу со второй половинкой.

Затем отец Алексей сурово сообщил, что доброделание совершенно необходимо — ведь мы принадлежим к проклятому роду. «Наши предки рушили храмы. Издевались над верой. Хихикали», — перечислил он прегрешения советских людей. Затем отец Алексей предложил выбрать, «быть рабом божьим или рабом безумных демонов». Третьего не дано.

После проповеди все высыпали на улицу, чтобы дать возможность постоянным членам ПиФ расставить столы и приготовить всё к чаепитию. Тогда я и познакомилась с первым претендентом на моё сердце. Знакомство прошло в самой романтичной обстановке — в очереди в туалет.

Читайте также
Святые без разрешенияКого канонизируют в России

В узком коридоре столпились люди, все буквально дышали друг другу в затылок. Александр влетел, впустив морозный воздух, и непринуждённо втиснулся в и так уже плотную очередь. Ему было лет тридцать, лысый, с большим русским лицом богатыря с картинок в детских книжках. Александр махнул мне рукой и сказал, что давно меня «заприметил». Ещё на молебне. Затем он заговорщицки спросил, знаю ли я значение имени Александр. Я решила блеснуть знаниями. «Защитник?» — храбро предположила я. «Не просто защитник! Защитник людей! Буду теперь тебя защищать», — гордо провозгласил Александр, вызвав ропот бабушек из-за громкого голоса.

Я растерялась: честно говоря, не ожидала, что познакомлюсь в православном клубе так быстро и в таком неподходящем для знакомств месте. Между тем Александр времени не терял. Он сообщил, что служил в армии и жил двадцать пять лет в Грузии, чем вызвал новый всплеск недовольства бабушек в туалетной очереди. «Там, видимо, и горланить научился», — фыркнула одна из них. Александр её проигнорировал и продолжил рассказывать о себе.

Наконец мне удалось скрыться в туалете. Я пробыла там максимально долго, чтобы избавиться от навязчивого ухажёра: чутьё подсказывало, что Александр помешает поговорить с другими героями. Когда я вышла, в коридоре стояли только бабушки и греющая руки девушка. Я с облегчением выдохнула.

Но не тут-то было. Защитник людей выскочил как чёртик из табакерки (хотя неожиданное появление при его габаритах кажется почти невозможным) и сразу же привлёк меня к помощи. «Надо столы накрыть, будем в храм относить подносы с едой». Я согласилась, внутренне радуясь возможности соприкоснуться с организаторами. Пусть и в обществе вездесущего Александра.

Но недавно присоединившаяся к жаждущим в туалет девушка отреагировала не так спокойно. «У вас что, прямо в храме чаепитие?!» — возмутилась она. «Ты новенькая. Наверное, не знаешь ещё порядков», — благостно начал Александр, но собеседница его перебила, яростно размахивая серёжками-крылышками. «Значит, правду говорят! Про вас и этот ваш клуб! Где это видано — в храмах чаи распивать?! Да меня в монастыре на причастии чуть за яблоко не убили! Ни секунды больше не останусь!» — сказала она, от волнения картавя, и скрылась.

А вот мне от защитника так же ловко скрыться не удалось. Всё время, пока я помогала носить еду и накрывать столы, он настойчиво и по-свойски хватал меня за локти, дышал в шею и пытался взять за руку. А по ходу дела старался вести непринуждённую беседу. Вот тут на безоблачном горизонте нашего общения и возникли первые тучки.

«Вы, женщины, странные существа. И с ориентацией у вас проблемы», — заявил Александр. Я не выдержала и заметила, что у меня нет проблем с ориентацией. «А разве с ней вообще могут быть проблемы?» — невинно осведомилась я. Александр смутился и сказал, что у меня «не христианские мысли». Он имел в виду не сексуальную ориентацию — боже упаси, всем известно, что геям нет места в храме божьем, — а «географическую».

На некоторое время чувство неловкости усмирило защитника людей. Но затем он придержал передо мной дверь и так обрадовался собственной галантности, что процитировал «Экспонат» «Ленинграда». «Кто молодец? Я молодец! Я молодец, я!» — воскликнул он. Я подняла брови и спросила, как давно он слушает Шнура. Тут Александр смутился пуще прежнего и забормотал, что только иногда включает «Ленинград» — потому что «на работе смотрят», да и сестре нравится.

Его общество становилось всё более и более тягостным, а попытки меня коснуться всё раскованнее. Когда Александр попытался ненавязчиво хлопнуть меня по заду, я поняла, что надо от него избавляться. К моей радости, на кухне, куда я вернулась за очередным подносом, стояла девушка. Её звали Мария, и она приходилась родственницей отцу Алексею. У неё были необыкновенно лучистые глаза, иконописный лик и светлые волосы, скрытые белоснежным платком.

Воспользовавшись тем, что Александр пошёл в храм занимать нам место, я бросилась к Марии за помощью. «Спасите меня от одного настойчивого молодого человека», — взмолилась я. Мария рассмеялась и пообещала меня защищать. Она говорила мягко и сразу же перешла со мной на ты, заявив, что у меня идеальный голос для пения в храме.

Мы вместе отправились на чаепитие. Но на входе в храм Мария вдруг исчезла — её увлекла за собой одна из помощниц президента ПиФ. Я осталась стоять, судорожно соображая, что делать.

Александр потерял терпение и направился ко мне, чтобы посадить рядом с собой. Я загнанно оглянулась и села за ближайший стол, куда меня позвал взмахом руки один из членов ПиФ. Так я встретила Алексея, второго претендента на моё сердце.

Алексей — полная противоположность Александру. Аккуратный, ниже ростом, пахнущий приятным парфюмом. Он вкрадчиво сообщил мне, что такие глаза, как у меня, не забываются.

«Я вас определённо видел где-то. Не у Матронушки?» — голос Алексея оказался высоким и визгливым. Я решила ему подыграть и сообщила, что да, он точно мог меня заметить на службе в храме Матроны.

Хитро подмигнув, Алексей сообщил, что память у него фотографическая: раз увидит — и запоминает на всю жизнь. Нечто вроде профессиональной деформации. «Я же в МВД работал», — улыбнулся Алексей и небрежно коснулся рукой моего колена, поедая меня своими пронзительно-серыми глазами. Кто бы мог подумать, что я заскучаю по защитнику людей Александру.

Алексей без прелюдий пригласил вместе помолиться на днях святому Спиридону Тримифунтскому, а затем пустился рассказывать, как нашёл храм Успения Святой Богородицы и ПиФ. Оказалось, ему снился вещий сон, приведший его в клуб и сведший с духовником — его тёзкой, отцом Алексеем Гомоновым.

Также новый знакомый доверительно сообщил мне, что говорил с самим исповедником патриарха Кирилла — и тот благословил его на возвращение в МВД. «Остались только формальности, и я снова служу», — с гордостью заявил Алексей.

В это время Александр не сводил с меня обиженных глаз. Алексей придвинулся ближе и настойчиво пытался поймать мой взгляд. Я поняла, что пришло время уходить. Соврав, что у меня ещё много работы, я начала выбираться из-за стола, но Алексей мягко помешал мне встать. «Дай номер», — прямо сказал он. Я растерялась и сообщила, что не могу. «Дай!» — в приказном порядке заявил Алексей и взял мобильный у меня из рук. «Разблокируй, я наберу мой номер и таким образом зафиксирую твой», — настаивал Алексей. Я поняла, что отступать некуда: позволила ему набрать номер, а затем извинилась и вылетела из храма.

Я шла к метро и чувствовала непонятный стыд за произошедшее. Я ощущала себя грязной, заплёванной, и мне страшно хотелось лечь и заснуть. Казалось бы, ничего особенного не произошло, но ещё никогда я не чувствовала себя таким безвольным куском мяса и объектом охоты, как на чаепитии клуба православных знакомств.

Мне вспомнилось, как в последнюю поездку в монастырь один из монахов отчитывал меня за легкомысленность и «вольный вид». Он говорил, что надо прятать глаза и не смотреть бесстыдно прямо на мужчину, а ещё возмущался тем, что кофта приоткрывала шею. «Это же провокация», — краснея от гнева, отчитывал меня монах. Другой предлагал изгнать из меня бесов, думая, что моё «своеволие» явно от лукавого.

По дороге к метро от храма Успения Богородицы я стянула платок, скомкала его и, повинуясь безотчётному порыву, выкинула в ближайшее мусорное ведро. Мне было тесно в мире запретов и доброделания. Православная любовь явно не для таких «бесплодных смоковниц», как я.