Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Как аферисты обманывают девушек В столице объявились аферисты, которые проводят кастинг девушек якобы на популярное ток-шоу
18 января, источник: Известия, (новости источника)

Алиса Фрейндлих: «Из нашего кино стал исчезать разговор о простых истинах»

Народная артистка СССР — о засилье криминала на экране, болезнях нашего времени и любимых книгах.

В прокате — драматическая комедия «Карп отмороженный», где одну из главных ролей сыграла Алиса Фрейндлих. Работа была важной для актрисы — продюсировать картину взялся ее внук Никита Владимиров. Накануне премьеры Алиса Бруновна пригласила корреспондента «Известий» к себе домой. Извинившись («знаю, что это непедагогично, но я буду курить»), народная артистка СССР начала разговор с похвалы молодому продюсеру, который скромно сидел рядом.

— Он у меня вообще, конечно, молодцом! Взялся за этот фильм, когда у него не было ни одного рубля. Заложил свою квартиру, назанимал у всех наших родственников всевозможные запасы и накопления (смеется). Начал проект с огромной верой в то, что всё непременно должно получиться.

— И ведь получилось.

— Да, но с какими сложностями! В октябре (2016 года. — «Известия») нам надо было в очень сжатые сроки отснять всё на натуре. Нужно было буквально дней 10, чтобы схватить уходящую осень. А у Мариночки Нееловой в это самое время была запланирована премьера в театре. Тогда мы очень попросили Галину Борисовну Волчек ради нас немного отодвинуть премьерные спектакли. Она знает Никиту с малолетства, поэтому отнеслась к нашей просьбе очень трепетно и сделала всё, чтобы дать нам возможность отснять материал.

Кадр из фильма «Карп отмороженный»

Мы всё успели. Часть фильма была снята на какие-то абсолютно карманные деньги, выжатые из своих собственных возможностей. Потом спустя какое-то время Никитой предпринимались совершенно невероятные усилия, чтобы добыть еще средства и доснять кино.

Но ни Фонд кино, ни Союз кинематографистов не откликнулся.

Немалыми трудами и жертвами нашли частного инвестора — человека, возникшего, так сказать, из небытия, который дал финансовую возможность закончить фильм уже в феврале. Можете себе представить: в октябре сняли натуру, потом на какое-то время распустили всю группу и через несколько месяцев снова собрались и досняли павильон.

— Парадокс, что на фильм, в котором играют Фрейндлих, Неелова, Пускепалис, Миронов, не дают государственных денег.

— Я не знаю, почему это происходит. В этих дающих деньги структурах своя система координат, не хочу, так сказать, кого-то ловить за руку. Наверное, там тоже есть какие-то свои «пружины» или своя очередность… Никита ведь совершенно незнакомый миру кино молодой человек, да и сценаристы у фильма не очень раскрученные (Дмитрий Ланчихин, Оксана Карас, Андрей Таратухин. — «Известия»). И вдруг они захотели этому миру что-то предъявить (улыбается).

Что касается актерского состава, Никите в силу его обаяния, заразительности и ссылок на семейную или творческую дружбу удалось даже на съемки в эпизодах уговорить очень занятых актеров. Это большая доблесть, человеческое обаяние, умение заманить и уговорить (смеется).

— Вы следите за тем, что происходит в современном кино?

— Как только я узнаю, что вышел хороший фильм, мне не жалко пожертвовать немного времени и отправиться в кинематограф. Просто пройтись до нашей питерской «Авроры» и посмотреть. Или, бывает, сериал показали по телевидению и о нем идет очень хорошая молва, хорошие отзывы от людей, которым я доверяю. Тогда дети мне его скачивают целиком, и я во время отпуска или на даче обязательно смотрю. Из общего вороха мне больше всего понравилась «Ликвидация» и еще два-три сериала.

Кадр из фильма «Карп отмороженный»

Смотреть сериалы по телевизору мне не удается. Я посмотрю одну серию, а следующую, например, пропускаю из-за работы в театре. Сюжетная нить сразу же теряется. Чтобы смотреть сериалы, надо неделю или больше каждый вечер садиться перед телевизором и следить за хитросплетениями сценария.

— Многие актеры вашего поколения тоскуют по идеалам советского кино. Говорят, что современный кинематограф сильно потерял в качестве и в душевности. У вас есть мнение на этот счет?

— К сожалению, все современные фильмы и сериалы зациклены на криминале. Может быть, это происходит потому, что криминал стал темой очень большого количества телепрограмм, из которых несложно «надыбать» материал для сценария. В газетах и журналах тоже есть криминальные страницы, из них можно почерпнуть какие-то сюжетные линии…

Поскольку о различного рода преступлениях стали охотнее снимать, из нашего кино куда-то стал исчезать разговор о простых истинах: о дружбе, любви, добре и зле, честности…

Да обо всех семи грехах человеческих, которые всегда имели свой альтернативный аспект. Эти простые истины сегодня остаются за пределами человеческого внимания.

Что же касается фильмов советского периода, лучшие его образцы отобраны временем. Трудно себе представить, сколько тогда снималось фильмов — великое множество. Это мелкое зерно уже давно выпало сквозь ситечко, оставив зерно крупное — картины, которые стали классикой. Только их мы сегодня смотрим и ими клянемся, как доблестью своей. Но мы не вдаемся в подробности того, сколько советского барахла было снято, а оно было. Сегодняшние хорошие фильмы, как и советские, со временем отсеются по принципу ситечка.

— «Карп отмороженный» поднимает тему взаимоотношений отцов и детей, демонстрируя также пропасть, которую проложили между ними технологии. Как думаете, интернет сильно повлиял на то, что детям стало сложнее общаться с родителями?

— Да это ведь тема для целой диссертации! Я не берусь рассуждать так глубоко. Но если говорить кратко, то технологии ушли далеко вперед, а дети с малолетства хватают все эти айпады и айфоны и мгновенно их осваивают. Наверно, какое-то космическое влияние дает им возможность моментально осваивать эти гаджеты (смеется). Их ведь даже не нужно специально учить.

Конечно, за счет всего этого возникает расхождение в понимании мира между поколениями, еще больше увеличивая и без того глубокую пропасть.

Моим внукам, например, неинтересно обсуждать со мной темы, связанные с интернетом, потому что я в него не врубилась и уже не врублюсь (смеется). А они не читают книжки, которые продолжаю читать я.

Я, кстати говоря, очень люблю перечитывать книжки. Люблю читать и новые, мне не знакомые, но больше всего мне нравится перечитывать книги, которые когда-то произвели на меня большое впечатление. Я читаю их снова и снова и получаю совсем другой ракурс восприятия, извлекаю совершенно новые для меня вещи. Поэтому мне интересно возвращаться к прочитанному. А они не читают (показывает на Никиту), бессовестные! (Смеется.).

— К каким книгам вы возвращаетесь?

— «День восьмой» Торнтона Уайлдера и «Взгляни на дом свой, ангел» Томаса Вулфа когда-то произвели на меня сильное впечатление. Я уже не говорю про «Мастера и Маргариту». Смешно сказать, но когда-то «Война и мир» была прочитана мной по принуждению, в рамках школьной программы.

Сейчас же, когда мы в театре ставили спектакль по этому роману, я, конечно же, взяла на себя труд перечитать его. Получила колоссальное удовольствие, потому что теперь уже вдавалась в подробности. Этот разговор с Толстым вдруг показался мне интересным. Хороший получился разговор (улыбается).

— В одном интервью вы сетовали на то, что люди нынче теряют нравственность с бешеной скоростью. Куда из современной жизни исчезают ценности: нас этому не учат или они перестают иметь для нас значение?

— Мне трудно ответить. И я бы считала большой доблестью, если бы нашла ответ на этот вопрос. Может быть, это происходит из-за каких-то скоростей жизни…

Давным-давно, в одном из журналов я прочитала статью, которая называлась «Футурошок». Уже лет 30 тому назад, а то и больше, этим термином было названо заболевание, связанное с невероятным количеством информации и такими же сумасшедшими скоростями ее поглощения.

В статье говорилось, что болезнь эта вызывает боязнь будущего. Не потому, что его боится новое поколение (оно как раз очень смелое). А потому, что это поколение поглощает те самые простые истины, которые были важны всегда.

Тогда мне казалось, что это происходит из-за потери религиозных ценностей. Ведь был период, когда религия оказалась совершенно заброшена. Это сейчас стали ею клясться и божиться, хотя ведь совершенно необязательно идти в церковь и молиться. Надо просто помнить простые евангельские истины. Их не так много: всего 10 заповедей, которые распространяются абсолютно на все аспекты жизни. Но что-то было безвозвратно утрачено по дороге к сегодняшнему дню. Видимо, все-таки выпал какой-то аспект. Не берусь формулировать, потому что это сложнейшая тема.

— О чем вы чаще всего жалеете, Алиса Бруновна? О сделанном или о несделанном?

— Надо переворошить всю свою длинную жизнь, чтобы вспомнить. Если вы имеете в виду недостойный поступок, о нем имеет смысл жалеть всю жизнь — это тема исповеди. Жалеть о том, что не сделано, — бессмысленно, потому что время ушло, что о нем жалеть?

Можно, конечно, пожалеть, но только для гимнастики чувств, не более того.

Если я делала что-то недостойное, то всю жизнь себя кляну за это. Если мне не удалось сделать что-то достойное, то виной этому были какие-то обстоятельства.

Справка «Известий»

Алиса Фрейндлих родилась 8 декабря 1934 года в Ленинграде.

В 1953 году была принята на курс Бориса Зона в Ленинградский театральный институт им. А. Н. Островского. Работала в труппе Театра имени Комиссаржевской, в Театре имени Ленсовета и — по сей день — в БДТ имени Товстоногова. Сыграла более 60 ролей в кинофильмах, среди которых «Служебный роман», «12 стульев», «Д’Артаньян и три мушкетера» и другие.

Наконец-то наше, родное... Финал эры зарубежных блокбастеров
Во время загрузки произошла ошибка.
20 декабря 2017© Ньюстюб