Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Затертая льдами шхуна Георгия Брусилова, племянника знаменитого генерала и героя Гражданской войны, бесследно исчезла в районе Земли Франца-Иосифа в 1914 году. До Большой земли из ее экипажа добрались лишь два человека — штурман Альбанов и матрос Конрад. По иронии судьбы эта же экспедиция стала одной из самых известных в России после того, как Вениамин Каверин использовал ее историю в романе «Два капитана».

Спустя десятилетия безвестности организаторам экспедиции «По следам двух капитанов» удалось в течение последних лет найти не только первые артефакты со «Святой Анны», но и останки одного из членов его команды. В 2017 году они попутно обнаружили место затопления другого корабля — шхуны «Эйра» британской экспедиции конца XIX столетия, найти которую до сих пор никому не удавалось. И всё это — на небольшой яхте Alter Ego.

В 2018-м полярники готовятся продолжить искать «Святую Анну», хотя, как признаются сами, здесь всё зависит только от удачи. О том, как были сделаны первые находки, куда исчезли архивы экспедиции и как искать корабль, о судьбе которого вообще ничего неизвестно, порталу iz.ru рассказал руководитель экспедиции «По следам двух капитанов» Евгений Ферштер.

Источник: страница Евгения Ферштера Вконтакте

— С чего начиналась экспедиция «По следам двух капитанов».

— В 2005 году мы впервые попали на Землю Франца-Иосифа. Нашей задачей был поиск шхуны «Эйра» экспедиции Ли-Смита 1881 года. Тогда нам не удалось, к сожалению, осуществить погружение. Но зато мы попали на место, связанное с историей двух, наверное, самых трагических экспедиций в истории Арктики — экспедиции Георгия Брусилова и Седова. Именно тогда возник наш интерес ко всей этой теме. «Двух капитанов» ведь мы все читали с детства.

— О судьбе «Святой Анны» Георгия Брусилова крайне мало информации. На чем вы основывались, начиная поиски?

— Где-то в начале 1914 года судно после двух лет ледяного дрейфа оказалось между Землей Франца-Иосифа и Северным полюсом. В этот момент часть экипажа, 12 человек, во главе со штурманом Альбановым решила уйти на Большую землю за помощью. В какой-то момент ушедшие решили разделиться на пешую группу, которая шла по берегу, и водную, которая двигалась по воде.

Альбанов назначил пешей группе место встречи на мысе Гранта Земли Франца-Иосифа. В этой группе было четыре человека.

Стартовали они с мыса Ниль. Но на мыс Гранта так и не пришли: есть точка старта, есть точка финиша, до которой люди не добрались.

Это нам показалось самой оптимальной историей для поиска следов команды «Святой Анны». Потому что тут понятно: на Земле Франца-Иосифа очень мало путей передвижения. Там либо есть пляж, либо купол ледника, на который еще надо забраться. То есть маршрут был предсказуем. И вот после этого мы пять лет почти готовились к этой истории.

Единственное документальное свидетельство

— В чем была основная сложность?

— В те края самое сложное — это попасть. И в 2009 году мы познакомились с очень хорошим человеком — Олегом Николаевичем Проданом (в 2016 году Олег Продан погиб в Арктике во время поисков «Святой Анны». — портал iz.ru). Он нам обеспечил логистику и возглавил экспедицию. В 2010 году с помощью вертолетов авиации ФСБ России мы попали на Землю Франца-Иосифа. И буквально в течение первой недели мы провели такую историческую реконструкцию — поставили себя на место этих людей и решили пройти тем же маршрутом, которым шли они. И уже в течение недели наткнулись на останки человека. Причем там были не только останки — там были личные вещи и дневник.

Источник: из архива экспедиции «По следам двух капитанов»

Главное, что Альбанов в своих дневниках писал: я пешей партии оставил кружку, ведро, ружье, 40 патронов и единственные часы, принадлежащие Смиренникову. Когда мы нашли этого человека, рядом с ним лежали кружка, ведро, часы. Ружья с патронами, к сожалению, не нашли.

Но еще там были какие-то личные вещи. Солнечные очки, которые, если верить Альбанову, делал кочегар Фрейберг на лодке из темного стекла бутылочного — это были бутылки из-под джина. Еще нож там был — он лежал прямо на камнях.

То есть человек, видимо, умер где-то наверху и ледником его стащило вниз.

Источник: из архива экспедиции «По следам двух капитанов»

— Найденный дневник был расшифрован?

— Да, всё это ушло в лабораторию ФСБ России. Они частично расшифровали этот дневник. Но там речь в основном идет о быте на шхуне и нет ни одного слова об их переходе, который нас интересовал в первую очередь.

— То есть в поисках он не помог никак?

— Он стал единственным документальным свидетельством того времени. Потому что дневники Альбанова в оригинале потеряны. Когда он приехал в Санкт-Петербург в 1917 году, он издал книгу «На юг! К Земле Франца-Иосифа». Но это уже печатный вариант. Его личные дневники, на которых была основана книга, за это время исчезли.

— Я так понимаю, что в принципе архивы экспедиции, всё, что касается подготовки, утеряно? Я читала, например, что Вениамин Каверин видел какие-то оригиналы, когда работал над «Двумя капитанами», а дальше — всё…

По слухам, это всё находилось у некоего издателя, который эмигрировал в Париж, а после его смерти вроде бы дом вместе со всеми документами сгорел.

Источник: из архива экспедиции «По следам двух капитанов»

«Следов “Святой Анны” в принципе не существует»

— Вы знаете, кем был тот человек, чьи останки вы нашли на леднике?

— К сожалению, его личность установить не удалось. В 2011 году в продолжение экспедиции мы взяли уже Виктора Николаевича Звягина. Это один из главных судмедэкспертов России, который идентифицировал в том числе царскую семью (профессор Звягин также подтвердил принадлежность Гитлеру тела, обнаруженного в Берлине в конце войны, и воссоздал образ Беринга по данным антропологов. — портал iz.ru). Все находки были переданы ему, в центр судебно-медицинской экспертизы. Останки удалось собрать практически целиком, но, к сожалению, там не хватало черепа.

— А генетическая экспертиза?

— Мы пытались найти родственников, потомков каждого из той четверки, которая шла по берегу. Даже через программу «Жди меня» объявляли поиск. Родственники появлялись, но явно все не те. Сейчас его останки до сих пор находятся у Звягина, но работать с ними он закончил.

— Что с ними будет дальше?

— Сейчас как раз мы обсуждаем вопрос захоронения. Если получится, сделаем это в следующем году.

— Еще какие-нибудь следы шхуны в последние годы появлялись?

— Следов «Святой Анны» в принципе не существует на настоящий момент, поэтому здесь всё очень сложно с технологией поиска. Кто-то из современных исследователей писал, что где-то в немецком городке в портовом кабачке на стене висит чуть ли не штурвал или спасательный круг с надписью «Святая Анна». И хозяин кабачка рассказывает всем, что их привез его отец, немец.

Якобы во время Второй мировой войны, чуть ли не когда они гонялись за нашими конвоями, где-то совсем на севере немцы наткнулись на вмерзшее в лед судно, и вот оттуда его папа привез всё это на память. Но эта история тоже не проверена. Кто-то из наших в этом городе даже побывал и пытался найти это место, но ничего так и не нашел.

Источник: из архива экспедиции «По следам двух капитанов»

— Как тогда вы строили поиск после находок 2010 года?

— Последний раз шхуну видели между Землей Франца-Иосифа и Северным полюсом. Альбанов, помимо своего дневника, ведь принес еще выписки записей из судового журнала, где были и последние координаты судна.

Так что Олег Продан нашел три или четыре радиобуя, на вертолетах их выкинули ровно на ту точку, где последний раз видели шхуну, и дальше по навигаторам следили за перемещениями, потому что вряд ли течение там поменялось слишком сильно.

И вдруг выяснилось, что радиобуи практически год крутились в районе Земли Франца-Иосифа. Их дальше не уносило. И один из буев в результате застрял где-то между островами архипелага.

Поэтому есть вероятность, что «Святая Анна» так и осталась дрейфовать в районе северной оконечности Земли Франца-Иосифа.

И вот в прошлом уже году, в 2017-м, у нас была экспедиция в сторону Земли Франца-Иосифа на нашей небольшой яхте. В том числе мы поставили себе задачу дойти до того района, где засветился последний радиобуй, и попробовать найти следы шхуны. Любые. Обломки корабля, следы человеческого пребывания — потому что, если бы корабль прибило к берегу, люди бы наверняка сошли на берег. К сожалению, была очень плохая ледовая обстановка, мы не смогли попасть на север. В этом году, возможно, нам повезет больше.

— Кстати, про яхту. Она участвовала в поисках с самого начала?

— Нет, первый раз яхта присоединилась к экспедиции в 2012-м. Потом ходила в 2015 и 2016 годах.

— Вот эта яхта выглядит очень маленькой…

— 18 м!

— Ну в масштабах Арктики она смотрится очень небольшой. Туда в принципе ходят на таких яхтах или это какое-то исключительное решение?

— Иногда ходят, да. Но чем мы отличаемся от всех остальных, это тем, что мы на этой яхте проводим научные работы. Поиск «Эйры», поиск «Святой Анны» — это историческая часть, это скорее наши личные интересы. Параллельно мы работаем с учеными. В этом году мы взяли для них пробы на микропластик, у нас была крупная орнитологическая работа.

Надо понимать, что это не прогулочная яхта и мы не ради своего удовольствия туда ходим. Хотя нет, и ради собственного удовольствия тоже, конечно…

— Почему вообще такой выбор судна?

— Она очень маневренная, у нее сравнительно небольшая осадка. То есть она может подойти туда, куда крупные ледоколы подойти не могут. И, самое главное, в эксплуатации она значительно дешевле, чем атомный ледокол.

«Самый серьезный вопрос — это тайна могилы Седова»

— Зато именно в 2017 году, когда не удалось дойти до района поисков «Святой Анны», я так понимаю, вы нашли ту самую «Эйру», с поисков которой всё началось в 2005 году?

— Да. Нас льды загнали именно в ту бухту, где утонула «Эйра». Мы не могли упустить такой шанс. Мы ведь когда-то впервые сюда попали именно ради нее.

У нас даже никакого специализированного оборудования не было. У нас были просто эхолоты, сонары. Чисто навигационное оборудование, чтобы понимать картину дна. И мы решили попробовать. Мы барражировали и где-то на 10−12 проходе нашли какой-то объект. Опустили туда камеру GoPro. Посмотрели — в принципе там можно было «прочитать» отдельные доски, то есть объект был явно искусственного происхождения.

Погружаться мы пока не имеем права — это должен быть международный проект с привлечением подводной археологии.

— Координаты гибели «Эйры» были известны раньше?

— Да, по ней координаты были.

— Почему тогда ее никто никогда не искал?

— Искали много раз. Просто, видимо, наша удача такая. Тем более раньше не было хорошего оборудования.

— Сколько примерно в районе Земли Франца-Иосифа сейчас находится известных экспедиций или судов, которые до сих пор не найдены?

Там где-то находится судно «Тегеттгоф» экспедиции Юлиуса Пайпера, фактически первооткрывателя архипелага. Из самых серьезных, интересных вопросов — это могила Георгия Седова, с которым тоже очень много загадочного связано. Тоже до сих пор не найдена.

— Я думала, что тут как раз всё более-менее известно.

— Не совсем. Он ушел с двумя матросами, Линником и Пустошным, обратно вернулись только они, и их показания были не очень логичны. Но там была сложная ситуация — Седов в любом случае умирал. А они были здоровы, и для них это был путь в один конец. Я бы, скорее всего, на их месте Георгия Яковлевича просто оставил. Вряд ли они его убили. Скорее всего, просто оставили там и вернулись сами.

«Решение на грани фола»

— Возвращаясь к истории Георгия Брусилова, насколько точно всё это описал Каверин?

— У Каверина очень похоже, но Каверин не очень много пишет об этом. У него спасся один человек, штурман Климов. Здесь два человека — Альбанов и Конрад.

— А вот то, что он пишет про проблемы с обеспечением экспедиции и причины гибели?

— Это, скорее всего, Седов. Потому что Седов в Архангельске купил собак явно дворовых. Потом жаловался, что ему продали негодных собак. Но какой ты полярник, если в собаках не разбираешься. Он лейтенант флота, он не полярник.

— То есть Брусилов был как раз более-менее подготовлен?

— Брусилов не собирался выходить на берег. В отличие от Седова никакой экипировки для этого они не брали. Они вышли из Питера, обогнули Норвегию, пришли в Александров-на-Мурмане. И дальше вдоль берега они должны были пройти до Владивостока. Но они прошли где-то под Вайгачом и Югорским Шаром. И дальше их зажало льдами и вытащило наверх. Они вообще не собирались в те края.

— Насколько реалистичным был план Брусилова, что они просто пройдут этим маршрутом и у них ни разу не возникнет экстренной необходимости сойти на берег?

— Очень сомнительно. Даже сейчас без ледокольной проводки это не всегда возможно.

— То есть это изначально было решение на грани фола?

— Да.