Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Автомат Калашникова уже многие десятилетия является визитной карточкой Советского Союза и России. Но история автоматического оружия в нашей стране началась на несколько десятилетий раньше.

Отцом отечественного автоматического оружия с полным основанием можно считать конструктора Владимира Федорова, чей автомат стал предтечей всех подобных видов вооружения в нашей стране.

Русский самородок

Выпускник Михайловского артиллерийского училища, Владимир Федоров начинал службу в 1895 году в качестве командира взвода в первой гвардейской артиллерийской бригаде.

Федоров был настоящим самородком, которого живо интересовали вопросы усовершенствования уже существующих видов стрелкового оружия, а также разработка принципиально новых систем. В 1897 году он поступил на учебу в Михайловскую артиллерийскую академию. Практику офицер проходил на Сестрорецком оружейном заводе, где познакомился с легендарным создателем «трехлинейки» Сергеем Мосиным.

После окончания академии Федоров был назначен в артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления на должность докладчика оружейного отдела. Там он занимался изучением и систематизированием материалов, связанных с историей стрелкового и холодного оружия, использовавшегося в армиях мира в XIX веке.

На рубеже XIX—XX веков оружейные конструкторы были увлечены проблемой создания автоматического оружия. В России, как это часто бывает, на государственном уровне к новым веяниям отнеслись прохладно, поэтому работа над первыми русскими автоматическими винтовками стала делом энтузиастов-одиночек. Самым успешным из них оказался Владимир Федоров.

«Опытный образец 1912 года»

В 1907 году конструктор выпустил книгу «Автоматическое оружие» — первое масштабное теоретическое исследование проблемы. К тому времени Федоров создал свой первый проект, модернизировав в автоматическую винтовку «трехлинейку» Мосина образца 1891 года. Создатель полагал, что этот вариант весьма выгоден, поскольку позволял переделывать в массовом порядке уже имеющееся на складах вооружение. Проект получил одобрение Артиллерийского комитета, но сам Федоров вскоре убедился — данная идея тупиковая, и необходимо создавать конструкцию с нуля.

В помощь Федорову был назначен слесарь опытной мастерской при Офицерской стрелковой школе (ОСШ) Сестрорецкого оружейного полигона Василий Дегтярев — будущий выдающийся советский оружейный конструктор, Герой Социалистического Труда.

Разработка нового образца автоматической винтовки заняла четыре года. Затем начались ее жесткие испытания. Винтовку оставляли на сутки под дождем, в разобранном виде опускали в пруд, возили на телеге по пыльной дороге и после этого проверяли стрельбой.

Автоматическая винтовка Федорова под стандартный для России патрон 7,62×54R (используемый в винтовке Мосина), известная как «опытный образец 1912 года», была удостоена большой Михайловской премии. Сестрорецкому заводу было заказано производство 150 винтовок.

Источник: КАЛАШНИКОВ МЕДИА

6,5 мм

Сам Федоров признавал, что его изделие несовершенно. Опыт русско-японской войны показал, что в условиях современного боя теряется значение огня на больших дистанциях, и повышается необходимость ведения огневого боя с высокой интенсивностью на ближних дистанциях — от нескольких десятков до 300−400 метров.

Оружие пехотинца, ведущего ближний бой, должно было стать компактнее и позволять ему вести как одиночный, так и непрерывный огонь.

Федоров обратил внимание на то, что в Японии, и в целом ряде других стран успешно используют боеприпасы уменьшенного калибра 6,5 мм.

Одной из самых сложных задач для оружейников является разработка как раз эффективного патрона. Федоров, разработав в 1913 году автоматическую винтовку, схожую по конструкции с винтовкой калибра 7,62 мм, предложил и новый патрон 6,5 мм улучшенной баллистики. Сестрорецкий завод получил заказ на 20 новых винтовок, но все дальнейшие работы были прекращены с началом Первой мировой войны.

Война показала неготовность промышленности России к выполнению масштабных оборонных заказов. Всего через несколько месяцев армия стала испытывать патронный и снарядный голод, который приходилось срочно компенсировать закупкой боеприпасов за рубежом.

Владимир Федоров был командирован за границу для того, чтобы решать вопрос с закупкой всего необходимого для нужд армии.

Источник: КАЛАШНИКОВ МЕДИА

«Ружья-пулемёты в настоящее время имеют большее значение»

Вернувшись в Россию в январе 1916 года, конструктор пишет рапорт по итогам поездки: «Заказываются не автоматические винтовки, а ружья-пулемёты, которые, по моему мнению,… в настоящее время имеют безусловно большее значение, чем упомянутые винтовки… Если бы у нас даже и была… законченная автоматическая винтовка… было бы нецелесообразно устанавливать её производство на заводах… Полагаю, что и для нашей армии вопрос заключается лишь в необходимости самого широкого испытания в боевых условиях различных систем ружей-пулемётов и автоматических винтовок, причем… необходимо немедленно заказать некоторое количество до 3 или 5 тысяч автоматических винтовок, приспособленных для непрерывной стрельбы и имеющих магазин на 20−25 патронов… Для установки производства необходимо подыскивать частную мастерскую».

Важно отметить, что привычное современным гражданам выражение «автомат» в течение долгого времени было уделом конструкторов-теоретиков. Гораздо чаще подобные разработки именовали «ружьями —пулеметами».

Федоров получает «добро» на переделку уже имеющихся образцов своих автоматических винтовок.

Сохранив основные схемы и механизмы автоматической винтовки, конструктор ввел изменения в ударно-спусковой механизм, введя переводчик вида огня, что позволило вести одиночный и непрерывный огонь. Также был разработан съемный коробчатый магазин увеличенной емкости с шахматным расположением на 25 патронов 6,5 мм и 15 патронов — 7,62 мм. Автоматика оружия работала за счет отдачи ствола при его коротком ходе. Запирание канала ствола происходило при помощи запирающих личинок (сцепных щек), которые вращались в вертикальной плоскости.

Существовала также возможность установки на оружие штыка. Наличие штыка и крепкого приклада позволяло использовать автомат в рукопашных схватках, где он благодаря меньшим габаритам был удобнее винтовки.

Источник: КАЛАШНИКОВ МЕДИА

Японский патрон и русский ствол

Главная проблема оставалась прежней — отсутствие боеприпасов. Не было никакой возможности наладить массовое производство патронов Федорова калибра 6,5 мм. Но среди иностранного оружия, закупленного Россией, были патроны 6,5 мм для японских винтовок Арисака. Кроме того, производство таких боеприпасов налаживал Петроградский патронный завод.

Японский патрон был слабее оригинального патрона Федорова, но выбирать не приходилось. Конструктор приспособил свое оружие под японский боеприпас, вставляя в патронник особый вкладыш.

К сентябрю 1916 года в мастерских Ружейного полигона Офицерской стрелковой школы были собраны восемь 7,62-мм ружей-пулемётов Фёдорова с магазином на 15 патронов, три 6,5-мм с магазином на 25 патронов и два с магазином на 50 патронов, а также сорок пять 6,5-мм автоматических винтовок.

В декабре 1916 года в составе 189-го Измаильского пехотного полка на фронт отправилась рота автоматчиков, вооруженная ружьями-пулеметами и винтовками Федорова.

Боевое применение автомата Федорова показало его высокую эффективность, и в начале 1917 года Сестрорецкий завод получил заказ на массовое производство «ружей-пулеметов».

Детище Федорова использовали против финнов

Революция 1917 года привела к тому, что планы по производству выполнены не были. Но сам генерал-майор царской армии Владимир Федоров оказался очень нужен новой власти. Сестрорецкий завод в новых условиях оказался расположен слишком близко к границе с Финляндией, и дальнейшие работы велись на заводе в Коврове, куда в январе 1918 года были направлены Владимир Федоров и Василий Дегтярев.

В условиях Гражданской войны процесс налаживания массового производства автоматов шел мучительно. Серийное производство началось в 1919 году, но к концу 1920 года было изготовлено около 100 автоматов Федорова. Лишь в 1921 году завод вышел на темпы производства в 50 автоматов в месяц.

Владимир Федоров продолжал работать над усовершенствованием своего автомата. Также благодаря ему в Коврове было создано первое в стране проектно-конструкторское бюро стрелкового оружия. В этом бюро были разработаны несколько образцов ручных пулемётов, авиационные пулемёты, ряд танковых пулемётов, лёгкий станковый и зенитный пулемёты.

Но вернемся к автомату Федорова. Всего было произведено около 3200 единиц этого образца оружия. В 1928 году наркомат вооружений СССР принял решение о прекращении всех работ над оружием под 6,5-мм патрон и разработке для РККА пулемётов под классический для нашей страны патрон 7,62×54R.

Автоматы Федорова были переданы на складское хранение. Но в ходе советско-финской войны 1939−1940 годов части Красной Армии стали испытывать острую потребность в автоматическом оружии, и автоматы были экстренно возвращены в войска, где вновь неплохо себя показали.

Первый русский автомат подвело несовершенство технологий

С 1930-х годов Владимир Федоров занимался написанием книг по теории и истории оружия, а также выступал в качестве научного консультанта, в том числе являясь постоянным членом комиссии по рассмотрению проектов новых образцов стрелкового оружия в Наркомате вооружения.

В своей книге «Эволюция стрелкового оружия» конструктор писал, что его автомат по своим характеристикам нельзя рассматривать как массовое армейское оружие. Сам Федоров считал, что наиболее успешно он мог использоваться различными спецподразделениями, решающими задачи узкого характера.

Сегодня специалисты отмечают, что главный недостаток автомата Федорова был вовсе не в конструкции. Отечественные технологии производства на тот момент не позволяли обеспечить ту надежность, которую закладывал разработчик. Осадка деталей, наплывы металла, низкое качество боеприпасов не позволили автомату Федорова до конца раскрыть свой потенциал.

Помимо признанного всеми исторического значения автомата Федорова, предвосхитившего смену тактики пехоты и перехода на индивидуальное автоматическое оружие, нельзя не отметить тот интересный факт, что по баллистическим характеристикам созданный сто с лишним лет назад образец «ружья-пулемета» калибра 6.5 мм очень мало отличается от самых современных американских образцов под патрон 6.5 mm Grendel, продвигаемых в США некоторыми экспертами как перспективное оружие пехоты.
Максим Попенкер
эксперт, представитель концерна «Калашников»

Но дело, начатое Владимиром Федоровым, было продолжено отечественными конструкторами нового поколения, приумножившими славу русского оружия.