Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Раньше рожали раньше. Впрочем, по мнению старожилов, раньше и небо было голубее, и вода мокрее. Но в вопросе рождения детей Росстат с ними согласен.

Сегодня средний возраст материнства, по данным Росстата, 28,4 года — пусть уже не юность, но однозначно пока еще молодость.

Если вспомнить слова героини известного советского фильма «Москва слезам не верит», которая на своем личном опыте убедилась, что в 40 лет жизнь только начинается, то получится, что 28 лет — самое то, что надо. Правда, у героини фильма к 40 годам уже имеется дочь-старшеклассница.

Если кого-то возраст материнства 28,4 года и беспокоит, так это, наверное, правительство. Там смотрят на статистику Росстата и видят, что россиянки все меньше торопятся рожать. И грустят, потому что в середине 90-х первого ребенка у нас рожали в 25 лет и даже немного раньше. А начиная с середины 2000-х средний возраст матери к 2016 году заметно вырос. Причем сельские жительницы рожают детей в среднем в возрасте 27,3 года, а городские — почти в 29 лет.

Откладывать никогда не поздно

Конечно же, тренд старения материнства не новый — рождение ребенка в 40 с хвостиком лет и в России давно уже не экзотика.

Более того, глобальный тренд на «взросление» мам (как, впрочем, и пап), а также на более позднее вступление в брак пришел в Россию с большим отставанием от США и Европы.

«Этот тренд начал развиваться в других странах еще в 70-х годах прошлого века. А у нас он появился только в XXI веке», — говорит директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский.

Поскольку тренд на «взросление» — глобальный, имеет смысл рассмотреть поколение, с которого он у нас начинается, а именно миллениалов. На Западе миллениалов давно изучают вдоль и поперек, поскольку, в частности, в США это поколение по численности (92 млн) заметно превысило даже поколение беби-бумеров 1970-х (77 млн), отмечает в своем исследовании Goldman Sachs.

Но дело даже не столько в том, что миллениалов в Америке много, а в том, что ведут себя они совершенно иначе, нежели предыдущие поколения.

В России исследования на эту тему стали появляться не так давно. В 2017 году заведующий кафедрой экономической социологии и лабораторией экономико-социологических исследований НИУ ВШЭ Вадим Радаев представил исследование о поколении миллениалов — «Прощай, советский простой человек: социологический анализ межпоколенческой динамики». Автор объясняет, что его заинтересовало самое взрослое поколение миллениалов (от 18 до 35 лет), поскольку он предполагал, что именно здесь произошли какие-то качественные сдвиги, некий перелом.

Используя данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE), Вадим Радаев исследовал поколение миллениалов, чей средний возраст в 2016 году составил 27 лет (1989 года рождения). «Уже не дети, конечно. И пока мы не знаем, как они поведут себя в будущем. Но совершенно точно можно сказать, что они откладывают рождение первого ребенка. Причем если сравнивать их с предыдущим поколением, которое у меня названо реформенным, то выясняется, что разница между этими поколениями колоссальная», — рассказал он «Ъ».

Вадим Радаев приводит в пример следующую статистику: в 2016 году 54% миллениалов не имели детей. Поскольку предшествующее поколение к этому моменту было значительно старше, их нельзя было сравнивать напрямую. Поэтому Радаев взял «реформенное» поколение в том же среднем возрасте, что и у миллениалов, — в 27 лет, то есть в 2002 году.

«Выясняется, что в том же возрасте у предыдущего поколения не имели детей всего 31%. То есть разница даже не статистически значимая, это не 4−5%, а разница 23%». И речь идет о возрасте, в котором по неким устоявшимся у нас в стране представлениям люди должны были бы уже иметь детей.

Есть и еще интересный момент: часто демографы связывают повышение возраста матерей при рождении первого ребенка с таким фактором, как более позднее вступление в брак.

Причем речь идет не об официальном браке, а вообще о любом браке, включая гражданский. «И совершенно точно можно сказать, что миллениалы откладывают вступление в брак, включая и просто постоянные отношения», — говорит Вадим Радаев. Так, в частности, по его оценкам, в 2016 году среди миллениалов 41% никогда не вступали в брак. В то время как в том же возрасте из «реформенного» поколения не вступали в брак всего 24%.

Миллениалы позже выходят на рынок труда, поскольку они дольше учатся. Они позже отделяются от родителей, хотя в отличие от предыдущего поколения у миллениалов в этом плане больше возможностей. «Это предыдущее поколение хотело от родителей “свалить”, но им просто было некуда, было плохо с жильем. Сейчас ситуация значительно лучше, жилье можно и арендовать, проблем нет. Но многие просто не хотят съезжать и отделяются позже. С чем это связано? В традиционных терминах это звучит, может, не очень удачно, но рассматривается как замедленное взросление», — рассказывает Радаев.

Парадокс, но такое замедленное взросление ни демографы, ни социологи вовсе не склонны связывать с инфантилизмом. «Дело не в том, что они какие-то инфантильные, просто ситуация меняется. Что такое период взросления кроме демографического состояния, когда человек находится, условно говоря, в периоде от 17 до 25 лет? Этот период характеризуется активным поиском и экспериментированием. Молодые люди ищут себя — в России, не в России, не важно. И этот период экспериментирования становится сейчас все более длинным», — уверен Радаев.

Они продолжают искать, что отчасти может быть связано с ростом возможностей. «Я бы сказал так: у предыдущих поколений было несколько линейных траекторий. И человек выбирал из первой колеи, второй или третьей и ехал по ней! Все. А сейчас возможностей миллион. Как кажется, по крайней мере», — говорит он. Поэтому миллениалы и не торопятся остепениться, ведь постоянная работа, постоянные отношения и тем более дети — тоже своего рода колея.

С многодетным прицелом

По словам исследователей, ключевое отличие миллениалов от всех остальных поколений заключается в том, что время их взросления пришлось на самый удачный период в экономике нашей страны — 2000-е.

«Для любого поколения важнее всего не то, когда ты родился, а в какой период ты взрослел. Миллениалы взрослели в самое лучшее время — с 2000 по 2007 год», — рассказывает Радаев. Золотой период: экономический рост, реальные доходы растут, политическая стабильность. «Больше ни одно поколение не входило во взрослую жизнь в таких комфортных условиях», — отмечает он.

Возможно, что этот комфортный вход во взрослую жизнь миллениалов сильно расслабил. Ведь как только им стукнуло 17 лет, дальше начались неприятности: кризисы 2008 года, 2014−2016 годов.

Возможно, это заставит молодое поколение еще дольше затягивать с выбором карьеры, созданием семьи и рождением детей. Но, может быть, они потом быстрее, чем предыдущие поколения, реализуют этот отложенный спрос. «Нет ответа на этот вопрос, потому что не в рамках исследования, а скорее по наблюдениям сейчас есть разные веяния. Раньше мы с вами как считали? Полная семья — это мама, папа и двое детей. А сейчас наблюдается такая история, что полная семья — это мама, папа и трое детей», — говорит Радаев.

На самом деле то, что у части российских семей наметилась тенденция к многодетности, еще в 2015 году отмечал в своем исследовании замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров. В своем докладе «Новейшие тенденции рождаемости в России в свете существующих демографических теорий» он отмечал, что у части российских семей наблюдается такой тренд: женщины чаще рожают третьего ребенка и четвертого, причем интервал между рождениями сокращается, тем самым ускоряется формирование семьи.

А с учетом неторопливости молодого поколения с рождением первого ребенка, по словам Сергея Захарова, у нас в стране развиваются две противоположные тенденции.

Наряду с ростом доли семей западного типа — с отложенным родительством и малодетностью — происходит ренессанс традиционной, более многодетной семьи.

Среди поколений, родившихся во второй половине 1980-х годов, доля окончательно бездетных женщин может приблизиться к 15% (это средний для развитых стран уровень). Но поскольку это связано не с бесплодием, а с откладыванием материнства, то, по мнению Захарова, в этой истории возможен и хеппи-энд — рождение ребенка.

С другой стороны, часть российских семей по числу детей и скорости своего формирования движется в обратную сторону — к более традиционной модели. «Семья разрастается за счет появления третьих и четвертых детей. Материнство при этом “молодеет”. У женщин, рожденных в 1980-е годы, вероятность третьих рождений к 30 годам достигнет пиковых значений, что ранее наблюдалось довольно давно — у поколений 1950-х годов рождения», — отметил в своем исследовании Сергей Захаров.

Год назад ряд СМИ опубликовали новости со ссылкой на данные первого заместителя главы Минтруда Алексея Вовченко, согласно которым к началу 2017 года в России насчитывалось 1,6 млн многодетных семей, то есть на 33% больше показателей Всероссийской переписи населения 2010 года (1,2 млн). А в ноябре прошлого года на официальном сайте мэра Москвы появилась новость о двукратном росте в столице числа многодетных семей — с 65,5 тыс. до 130 тыс. за период с 2010 по 2017 год.

Небольшой стихийный опрос знакомых москвичей, разумеется совершенно не претендующий на релевантность, показал любопытные результаты.

Самыми популярными ответами на вопрос «Почему вы решили родить четвертого ребенка?» стали: «так получилось», «случайно» и «муж хотел сына» (в семье одни девочки).

То есть у людей, которые еще застали времена, когда дети носили красные галстуки и дудели в горн, стало лучше с жильем, уровнем жизни, но заниматься планированием семьи им по-прежнему не досуг.

В реальном исследовании Сергея Захарова описывается социодемографический портрет групп, в которых наблюдается увеличение рождаемости. По данным исследователя, рост третьих и четвертых рождений дает в основном сельская местность, причем в национальных республиках и этнических группах, которые недавно «имели высокую рождаемость». «Население крупных городов России получает большой миграционный приток этнокультурных групп с более высокими репродуктивными намерениями. В этом отношении Россия, по сути, ничем не отличается от других развитых стран мира, в которых в структуре рождаемости увеличивается вклад мигрантов, обеспечивающих рост многодетных семей, в том числе в больших городах. В сельской местности это также происходит, но менее заметно для невооруженного глаза. Это главный фактор», — считает Захаров.

Подростковый оптимизм

С точки зрения демографических перспектив страны важно не столько отношение к семье и детям старшего поколения миллениалов, которые постепенно начинают приближаться к верхней границе детородного возраста, сколько отношение к этому вопросу поколения, рожденного уже в XXI веке. Специалисты Высшей школы экономики провели анкетный опрос более чем 5500 старшеклассников от 14 лет из Центрального, Приволжского, Сибирского, Уральского федеральных округов. В результате они пришли к выводу, что семья имеет для подростков первостепенное значение. В пятерке главных ценностей семья стала абсолютным лидером: ее назвали почти три четверти (72,5%) респондентов. Второе место заняла любовь (58,4% опрошенных), третье — здоровье (52,4%). Следом идут друзья и успех (43,6% и 36,1% соответственно).

Читайте также

По данным заведующего лабораторией профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ Артура Реана, респондентам был задан прямой вопрос, служит ли семья «обязательным условием счастья». И 68% подростков ответили на него утвердительно. Однако при этом выяснилось, что родительская семья отнюдь не расценивается подростками как обязательный пример для подражания. В сумме для 58% молодежи «их нынешняя, родительская семья не является ориентиром и образцом», отметил исследователь.

Но самая любопытная картина, что отмечается в исследовании, сложилась по репродуктивным установкам. Большинство респондентов (почти половина) планируют иметь двоих детей, 15% готовы родить одного ребенка. «Зато неожиданно много оказалось тех, кто хотел бы троих детей, — 39%. Похожую тенденцию несколько лет отмечали и демографы», — говорится в исследовании. И если эти установки реализуются, это будет содействовать ощутимому приросту населения, считает Артур Реан.

Двое детей в среднестатистической семье означают лишь простое воспроизводство населения, три ребенка — уже увеличение численности населения.

Однако нужно иметь в виду, что существует разница между желаемым и реальным числом детей в семье, отмечается в исследовании. И часть респондентов со временем могут пересмотреть свои установки. Но в этом как раз между разными поколениями различий нет, что, в частности, доказывают и результаты опроса ВЦИОМа взрослого населения в январе этого года. На вопрос «Сколько вы бы хотели иметь детей в идеальных условиях без учета нынешних условий жизни?» 40% опрошенных ответили: «Двух». Еще 28% ответили: «Трех». Однако, когда ВЦИОМ задал тот же вопрос, но попросил учесть реальные жизненные обстоятельства, свои планы родить двух детей подтвердили 4% опрошенных, только 2% не отказались от планов родить трех детей. И почти 80% опрошенных сказали, что больше не планируют заводить новых, достаточно тех, что уже есть.

МАРИЯ ГЛУШЕНКОВА.