Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 марта, источник: "Российская газета"

Новосибирец доказал в суде право на досрочную пенсию

Андрей Семенов, получив серьезную производственную травму, два года судился с Пенсионным фондом за право на досрочную пенсию. Суд подтвердил правоту работяги-кровельщика, который много лет гробил собственное здоровье, вдыхая пары битума. Но подтвердил лишь отчасти, и Андрей Семенов считает, что борьба еще не окончена.

Источник: "Российская газета"

Семенову только несколько месяцев назад исполнилось 55, и он по сей день был бы мастером-кровельщиком, если бы не несчастный случай в 2012-м. Упав с «КамАЗа», Андрей получил черепно-мозговую травму. Ему присвоена группа инвалидности, работать он не может, поэтому и начал зондировать почву насчет досрочного назначения пенсии по старости: говорит, «инвалидских» выплат порой не хватает даже на лекарства.

По закону, мужчина имеет право выйти на пенсию на пять лет раньше — в 55 лет, если его общий стаж составляет не меньше 25 лет, и половину этого срока (не менее 12,5 лет) он проработал на вредном производстве. В случае если он трудился на тяжелых работах меньше, тоже есть льготы: если «вредный» стаж составляет не менее половины установленного в законе срока, можно рассчитывать на минус один год за каждые 2,5 года «тяжелого» стажа. То есть если, к примеру, мужчина надрывался на вредной работе 7,5 лет, то он может оформить себе пенсию на три года раньше — в 57. Почему бы не воспользоваться этим честно заработанным правом?

«Зондирование почвы» в УПФ РФ в Калининском районе, как рассказал Андрей корреспонденту «РГ», оказалось делом очень нервным. А главное, результаты раз от разу отличались. Так, в 2015 году по выписке из его лицевого счета выходило, что его льготный стаж — больше девяти лет. Спустя два года, в 2016-м, результаты подсчетов изменились, и Андрею насчитали только четыре «вредных» года и 27 дней, что лишало его права на досрочную пенсию. В декабре этого же года специалисты «исправились», и теперь по их подсчетам льготного стада у Семенова — шесть лет и два месяца (впрочем, этого тоже для досрочной пенсии не хватает). Решив, что «зондирование» превратилось в издевательство, Семенов в 2017 году обратился в суд.

В суде стали считать заново. И в итоге «обнаружили» у Семенова в дополнение к четырем годам и 27 дням еще больше трех лет «вредного» стажа. А стало быть, нашлось и право на досрочную пенсию — с 58 лет.

Андрей с этим решением не согласен, он считает, что суд зря не принял во внимание еще два года «битумных» работ, но в целом суд завершился победой инвалида над юристами фонда. Андрей считает, что судебный спор с Пенсионным фондом стоил ему потери здоровья, последствия травмы усилились, и болезнь прогрессирует — но, увы, по-другому доказать свою правоту у него вряд ли получилось бы.

Суды по всей стране завалены «пенсионными» исками, в отделениях малейшие сомнения трактуют не в пользу застрахованных лиц — очевидно, таким образом у нас принято экономить бюджет. Анализируя судебную практику, юристы называют основные причины соответствующих судебных споров: как правило, Пенсионный фонд не включает в стаж периоды работы из-за несоответствия наименования должности работника в трудовой книжке наименованию должности в списке работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), который применяется для определения права на пенсию.

Еще одна причина — отсутствие документального подтверждения характера работы или других факторов, показателей, определяющих право на досрочную пенсию по возрасту. Например, сведений о работе с вредными веществами определенных классов опасности, о выполнении работ в определенном месте (местности) или структурном подразделении, и другое.

Кроме того, причинами могут быть отсутствие документального подтверждения постоянной, в течение полного рабочего дня, занятости на работах, предусмотренных списком; отсутствие в персонифицированном учете за спорный период работы сведений об уплате работодателем страховых взносов в пенсионный фонд. Возможен и такой вариант: сведения об уплате страховых взносов есть, но нет сведений о «коде льготы».

С какими трудностями столкнулся Семенов, доказывая свой льготный стаж? Во-первых, с недобросовестным хранением документов. У одного работодателя — ОО «Новосибирская областная организация Всероссийского общества инвалидов» — затопило бухгалтерию, и нужные документы были утрачены. Другой — «СМУ 8» — стал банкротом, но документы, как положено по закону, в архив не сдал. К счастью, в суде удалось доказать, что истец работал кровельщиком по рулонным кровлям в «НОО ВОИ» в 2003—2006 годах при полной занятости. Кроме записей в трудовой книжке и выписок из лицевого счета, суд учел и показания свидетелей — бывших коллег Семенова.

А вот еще с одним сюрпризом от работодателя оказалось сложнее. Уже после увольнения из ООО «СМУ 8» Семенов обнаружил запись в собственной трудовой книжке о том, что полтора года (в 2010—2012 годах) он трудился не кровельщиком, а бетонщиком. Он считает, что эта запись появилась в документе по ошибке, вот только доказать ошибочность записи пока не удалось.

Пройдя две судебные инстанции, Андрей Семенов надеется на третью и намерен обжаловать решение суда в кассационном порядке.

Консультация

Как избежать подобной нервотрепки в будущем тем, кто сейчас трудится в опасных условиях? Рекомендации дает адвокат Татьяна Яцученко:

— Главное — очень серьезно отнестись к содержанию заключаемого или заключенного трудового договора. На что обратить внимание прежде всего.

Во-первых, наименование должности в трудовом договоре должно точно соответствовать наименованию должности в списке, используемом при определении права на досрочную пенсию.

Во-вторых, в трудовом договоре должны быть отражены вредные или опасные условия труда, и в качестве гарантии и льготы — право на досрочную пенсию по возрасту по соответствующему основанию.

Если документ содержит эти сведения, то остается проверить, оплачивает ли за вас работодатель страховые взносы, в том числе по дополнительному страховому тарифу, в связи с работой в таких условиях труда, и отражен ли в сведениях персонифицированного учета за период работы «код льготы». Эту информацию вы имеете право получить в Пенсионном фонде по месту жительства.

Если совокупность указанных сведений есть, то проблем с реализацией права на досрочную пенсию не будет, в том числе при изменении законодательства, поскольку основным конституционным принципом является принцип правовой определенности, — сохранение ранее приобретенных прав.

В случае, когда имеет место несоответствие наименования должности, отсутствует специальная оценка условий труда либо вы не согласны с ее результатами, обратитесь к работодателю с соответствующими просьбами, чтобы он имел возможность самостоятельно устранить недостатки. В случае отказа вы вправе обратиться в инспекцию труда с жалобой либо уйти к другому работодателю, который соблюдает права и законные интересы работника.

Между тем.

Борьба за досрочную пенсию влетает Андрею Семенову в копеечку. После окончания тяжбы с Управлением Пенсионного фонда РФ в Калининском районе Новосибирска он снова обратился в суд и потребовал взыскать с ответчика расходы на помощь юриста — 40 тысяч рублей. В управлении, конечно же, возражали — чиновники считают, что раз суд удовлетворил требования Семенова не полностью, а лишь частично, то и судебные издержки ему компенсировать целиком не следует. Готовы были заплатить разве что десять тысяч. В результате суд обязал УПФР возместить Андрею Семенову 25 тысяч рублей. Семенов расстроен: «Я, чтобы юристу заплатить, даже на лекарствах экономил».