Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Минобороны сняло гриф секретности с нового вооружения Последние заявления Минобороны обсудили с заведующим кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова
25 марта, источник: Коммерсантъ-Online, (новости источника)

Неопровержимая ДНК

Строго говоря, заведомо нераскрываемых уголовных дел нет. Например, даже в очень старом деле могут появиться новые улики. Или свидетели вспоминают что-то важное. Или признается мучимый совестью подозреваемый. Но чаще всего «висяки», сданные в какой-то момент в архив, раскрываются благодаря достижениям криминалистики, вооруженной генетической экспертизой.

Источник: Reuters

СЕРГЕЙ МАНУКОВ.

Житель Лос-Анджелеса Джованни Борджиа, если, конечно, допустить, что он когда-нибудь выйдет на свободу, наверняка дважды подумает, прежде чем плеваться в общественном месте. Плевок может стоить ему жизни. Джованни, скорее всего, приговорят к смертной казни за изнасилование и убийство в 2011 году 17-летней Мишель Лозано и 22-летней Бри Анны Гузман.

Найти 32-летнего убийцу помогли достижения современной науки. В обоих случаях на месте преступления он оставил след — свою ДНК. Однако выявить преступника через базы генетических данных не удалось. На помощь пришел так называемый семейный поиск. В одной из баз удалось найти схожую ДНК, принадлежащую Луке Борджиа, у которого в прошлом были неприятности с законом. Под подозрение попал его сын Джованни.

Полиция установила за Джованни Борджиа наблюдение. Через несколько дней детективам повезло — Джованни сплюнул на тротуар. ДНК, выделенная из его слюны, полностью совпала с той, что обнаружили на местах преступлений. Борджиа предъявили обвинение в похищении, двух изнасилованиях и двух убийствах. Он утверждает, что невиновен, но шансы избежать наказания близки к нулю.

Сомнительная дактилоскопия.

В 1910 году Томас Дженнингс стал первым американцем, осужденным на основании дактилоскопической экспертизы. Он отрицал свою вину, но судья заявил, что отпечаткам пальцев можно доверять и что ими пользовались еще египетские фараоны, заверяя свои указы. Также судья напомнил о больших успехах дактилоскопии в Британии, где ее применяют с 1891 года. Присяжные согласились с доводами судьи и обвинения и отправили Дженнингса на виселицу.

С середины ХХ века суды принимают выводы исследований на базе десятков технологий, которыми пользуются криминалисты. Помимо отпечатков пальцев экспертизе подвергаются волосы, следы зубов, оставленные на теле жертвы или, скажем, на окурке, следы шин, царапины на гильзах и многое другое. Однако в последнее время взгляд на старые испытанные технологии меняется. Например, те же ученые, которые не так давно доказывали непогрешимость традиционного анализа волос, сейчас призывают относиться к нему с осторожностью. Внесло свою лепту и ФБР, признавшее, что в 90% случаев он не дает однозначного результата.

В 2016 году в Техасе, первом из американских штатов, запретили использовать в суде результаты экспертизы следов зубов.

Решение было принято через год после того, как на свободу вышел человек, ошибочно приговоренный к пожизненному заключению на основании такого анализа и отсидевший за решеткой 28 лет.

Поставлена под вопрос даже святая святых криминалистики — дактилоскопия. Речь идет о компьютерном сравнении отпечатков. Оказалось, что, несмотря на все свои многочисленные преимущества, компьютер уступает здесь (по крайней мере, пока) человеческому глазу. С другой стороны, даже самые опытные эксперты могут ошибиться.

О весомой роли человеческого фактора говорят результаты недавнего исследования. Участников-дактилоскопистов разделили на две группы. Одну группу известили, что предлагаемые отпечатки оставил человек, который признался в совершении преступления; другая этой информацией не обладала. Итоговые выводы экспертов существенно разнились.

Разумеется, от дактилоскопии никто не отказывается, но сомнения в точности метода, считавшейся недавно почти стопроцентной, с каждым годом увеличиваются.

Национальная академия наук США опубликовала в 2009 году результаты исследования, оспаривающего достоверность экспертизы волокон ткани, почерка, следов на гильзах, а также отпечатков пальцев, следов зубов, крови и т. п. Авторы исследования призвали доверять лишь генам.

В сентябре 1984 года британский генетик Алек Джеффрис пришел к выводу, что молекула ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты) у каждого человека уникальна. Через три года анализ ДНК дебютировал в криминалистике. Лаборатория Джеффриса провела исследование образца ДНК Колина Питчфорка, подозреваемого в изнасиловании и убийстве двух девушек, и доказала, что она совпадает с ДНК, оставленной на телах жертв.

В 1994 году в соответствии с законом об идентификации ДНК в США была создана комбинированная система индексации ДНК CODIS, содержащая генетические данные 14 млн нарушителей закона. А еще через три года ФБР уже сравнивало ДНК по 13 участкам (локусам). Криминалисты утверждали, что вероятность ошибки для такой процедуры не превышает 1 к 100 млрд.

Конечно, современная криминалистика не пренебрегает старыми технологиями — они тоже не стоят на месте и постоянно совершенствуются. Сейчас, к примеру, криминалисты могут обнаружить на месте преступления очень слабые отпечатки пальцев — два-три десятка лет назад их коллегам такое было бы не под силу. Увеличивается точность анализа. Так, в 2011 году ФБР начало использовать технологию идентификации отпечатков, повышающую, как заявлено, достоверность результата с 92% до 99,6%.

Компьютерная томография позволяет судмедэкспертам находить то, что не может выявить традиционное вскрытие. Криминалисты сообщают, что наличие определенных видов бактерий позволяет существенно уточнить время смерти. И что можно изобличить преступника по набору микроорганизмов, оставленному им на месте преступления.

Всезнающие гены.

Без преувеличения можно говорить, что анализ ДНК произвел в криминалистике революцию. Преступникам сейчас не позавидуешь. Раньше им приходилось иметь дело с сыщиками, которые нередко ошибались. Нынешние технологии во многих случаях позволяют исключить человеческий фактор. Понятно, преступность далеко не побеждена и вряд ли ее победят в обозримом будущем. Тем не менее избежать наказания нарушителям закона стало намного сложнее. Не могут чувствовать себя в безопасности и те, кто нарушил его десятки лет назад и уже и думать забыл о былых грехах. Главный враг убийц, насильников и бандитов сейчас — ДНК.

Еще в начале 1990-х криминалисты редко прибегали к экспертизе ДНК, потому как она требовала большого количества биологического материала: крови, спермы, слюны и т. д. К тому же исследования занимали много времени и были дорогостоящими.

Однако уже в середине 1990-х криминалистика приспособила для своих нужд полимерную цепную реакцию, в связи с чем резко уменьшился объем необходимого для анализа биоматериала. Сейчас для экспертизы ДНК его требуется менее нанограмма (10−9 г). Также сократились время проведения анализа и его стоимость.

Здесь можно упомянуть дело Кристал Бесланович, 17-летней проститутки из Юты, которую нашли в 1995 году с проломленным черепом на берегу реки Прово. Рядом с телом лежал камень с пятнами крови (по некоторым признакам, и жертвы, и преступника), но тогда криминалисты не смогли выделить ДНК убийцы, потому что крови оказалось слишком мало.

В 2013 году ФБР вернулось к этому делу. Бюро воспользовалось прибором M-Vac, разработанным в 2002 году с целью получения образцов пищевых продуктов для анализа на бактерии. При помощи M-Vac с камня, которым была убита Кристал, удалось собрать 21 нанограмм биоматериала — достаточно, чтобы «прочитать» ДНК преступника.

Проверка показала, что брать надо Джозефа Майкла Симпсона. Его ДНК находилась в базе данных ФБР, потому что ранее он убил другого человека. Отсидев положенный срок, Симпсон устроился водителем автобуса в аэропорту. Так или иначе, дело было закрыто: в 2016 году его приговорили за убийство Кристал Бесланович к пожизненному заключению без права на помилование.

С каждым днем растет количество старых дел, извлеченных из архивов и раскрытых благодаря генетической информации. Новый этап в развитии экспертизы ДНК — фенотипирование. По словам Эллен Грейтак, одного из директоров Parabon NanoLabs (Рестон, Виргиния), компании—разработчика этого метода, он позволяет не только определить пол человека, но и выявить ряд других важных деталей — составить портрет (приблизительный, конечно) со множеством подробностей, включая цвет кожи, глаз, волос, а также веснушки и родимые пятна.

Нью-Йорк — первый город в США, где полиция использует ДНК-фенотипирование для раскрытия «висяков». Правда, говорить о широкой практике рано — к концу прошлого года новую технологию освоила всего лишь одна городская лаборатория.

В 2014 году Parabon NanoLabs представила мультиплексную систему SNaPshot, ныне ею пользуется уже более 40 правоохранительных организаций в Америке и за ее пределами. SNaPshot, к примеру, помогла раскрыть преступление в Северной Каролине, схожее с упомянутым делом Борджиа. Преступник, застреливший в 2012 году двух человек (родителей некой Уитли, недавно вышедшей замуж; сама она была ранена), оставил на месте преступления пять капель крови. ДНК убийцы в базах данных не оказалось.

Через три года полиция обратилась за помощью в Parabon. Специалисты компании установили, что преступник — латиноамериканец со светлой кожей и темными волосами. Вооруженные этими данными детективы внимательнее изучили семью мужа Уитли и вышли на его брата. ДНК подозреваемого полностью соответствовала генетическому следу, найденному в пятнах крови. Парня арестовали в июне 2015 года, спустя месяц после свадьбы, на которой он был шафером. Преступник признал вину и получил два пожизненных срока заключения.

Стоит также упомянуть совсем свежее достижение биологии, нашедшее применение в криминалистике, — анализ коротких тандемных повторов, который еще больше повышает точность экспертизы ДНК.

Европейские успехи.

Семь лет назад Италию потрясло убийство 13-летней Яры Гамбиразио. Вечером 26 ноября 2010 года девочка вышла из спортивного центра в городке Брембате-ди-Сопра недалеко от Бергамо, но до дома, который был в каких-то 700 метрах, так и не добралась. Ее искали сотни добровольцев, тело нашли лишь 26 февраля 2011 года в Чиньоло-д’Изоло, в десяти километрах от Брембате. Смерть, очевидно, наступила от сильного удара по голове и шести колотых ран. На нижнем белье девочки обнаружились следы крови преступника, однако найти его оказалось нелегко, потому что в базе данных полиции похожей ДНК не оказалось.

Криминалисты были уверены, что убийца — мужчина. Около 15 тыс. жителей Ломбардии добровольно сдали анализ на ДНК. Генетический профиль одного из добровольцев Дамиано Геринони оказался похож на профиль убийцы. Однако у Дамиано было неопровержимое алиби, так что преступника следовало искать среди его родственников. Детективам повезло осенью 2012 года, когда они пришли в дом дяди Дамиано водителя автобуса Джузеппе Геринони.

Тот скончался еще в 1999 году, но вдова хранила его водительское удостоверение с маркой, приклеенной мужем. Из засохшей слюны на обратной стороне марки удалось выделить ДНК. Сходство с ДНК, взятой на месте преступления, было очень высоким. Полиция решила, что, скорее всего, убийца Яры — сын Джузеппе.

У Джузеппе Геринони было трое детей, и выяснилось, что никто из них девочку убить не мог. Начались поиски внебрачного сына водителя автобуса. В марте 2013 года останки самого Джузеппе Геринони эксгумировали для уточнения информации ДНК.

Полиция потратила много сил и времени на изучение личной жизни Джузеппе. По словам друзей, он был большим охотником до женщин, и те отвечали ему взаимностью.

На анализ были взяты ДНК 532 женщин, которые могли состоять с водителем автобуса во внебрачной связи.

В итоге детективы вышли на 67-летнюю Эстер Арзуффи — ее ДНК была похожа на ДНК убийцы. Эстер в 19 лет вышла замуж за некоего Джованни Боссетти. У них было трое детей: близнецы Массимо Джузеппе и Лаура Летисия родились в 1970-м, еще один сын, Фабио, появился на свет позднее.

Экспертиза показала, что отцом старших детей был Джузеппе Геринони. Летом 2014 года полиция остановила для рутинной проверки машину плотника Массимо Джузеппе Боссетти. После того как он прошел тест на наличие в крови алкоголя, его отпустили. Однако кровь Массимо, сданная на алкотест, содержала ту же ДНК, что и кровь на белье Яры. Криминалисты считают достаточным для идентификации совпадение по 16−17 участкам-локусам, в случае же с Массимо Боссетти было зафиксировано совпадение по 21. Круг замкнулся.

Эстер Арзуффи не отрицала, что знакома с Джузеппе Геринони, но утверждала, что никакого романа у них не было. Совпадение ДНК она, впрочем, объяснить не могла. Массимо свою вину в этом деле отрицал. Его жена показала, что вечером, когда произошло убийство, он ужинал дома. Несмотря на все это и на отсутствие у Массимо Боссетти мотива суд Бергамо 1 июля 2016 года признал его виновным в убийстве и приговорил к пожизненному заключению. Летом прошлого года Апелляционный суд Италии оставил приговор в силе.

В нашей стране экспертиза ДНК в криминалистике впервые была применена в 1988 году в Иваново.

На основании первой в СССР процедуры идентификации преступника по генам суд признал обвиняемого Сопова виновным в убийстве двух пожилых женщин и приговорил его к 15 годам ИТК усиленного режима.

Это разбирательство почти совпадает по времени с делом Питчфорка, однако сегодня Россия в создании баз данных ДНК отстает от западных стран. В США, ФРГ, Великобритании и ряде других государств законы о геномной регистрации, регламентирующие работу криминалистов с образцами ДНК, были приняты еще в 1990-е.

В России геномную регистрацию узаконили лишь в 2009 году. Впрочем, у наших криминалистов тоже есть достижения на этом поле. Например, установление подлинности останков семьи императора Николая II. А также разоблачение Анны Андерсон, выдававшей себя за якобы спасшуюся великую княжну Анастасию.

Дела давно минувших дней.

Как уже говорилось, экспертиза ДНК помогает раскрывать старые «висяки» — выявлять виновных спустя десятилетия после совершения преступлений. Так, генетический анализ подтвердил вину одного из самых известных серийных убийц Америки — «бостонского душителя» Альберта де Сальво. Тот взял на себя убийства 11 женщин, но позднее от признательных показаний отказался. Де Сальво, правда, получил пожизненный срок, но не как «бостонский душитель», а за другие изнасилования. В 1973 году его зарезали в тюрьме.

Криминалисты ответили на вопрос, был ли Альберт де Сальво «бостонским душителем», через четыре десятилетия после его смерти. Мэри Салливан, одна из жертв душителя, была изнасилована и убита в январе 1964 года. ДНК, выявленная в биоматериале с места убийства, оказалась похожа на ДНК племянника де Сальво. В июле 2013-го останки Альберта де Сальво эксгумировали. ДНК, полученная из зубов и берцовой кости, полностью совпала с ДНК с места преступления. Вероятность ошибки, утверждают криминалисты, ничтожно мала: 1 к 220 млрд.

Генетическая экспертиза может помочь поставить точку и в другой знаменитой криминальной истории. Экс-детектив Кен Мэйнс, занимавшийся в свое время поисками серийного убийцы по кличке Зодиак, как и десятки миллионов других американцев, считает это дело самым громким в истории серийных убийств в Америке. Полиция смогла доказать, что Зодиак убил семь человек, хотя сам он утверждал, что на его счету 37 жертв.

В конце прошлого года СМИ сообщили, что полиция надеется получить ДНК легендарного душегуба. Речь идет об убийстве 18-летней студентки Чери Джо Бейтс. Зодиак зарезал ее вечером 30 октября 1966 года около университетской библиотеки в Риверсайде.

При осмотре нижнего белья жертвы детектив Мэйнс обнаружил два кровавых отпечатка ладони. Из них, полагает он, можно выделить ДНК. Бывший агент ФБР считает, что Чери убил Росс Салливан, работавший в библиотеке и имевший сходство с портретом убийцы, выполненным полицейским художником. Салливан носил армейские ботинки, рисунок подошвы которых повторял следы на месте преступления. И увлекался криптографией, то есть вполне мог посылать в газету зашифрованные письма со знаками Зодиака (в связи с чем преступник и получил ставшее знаменитым имя).

Детективы, конечно, допросили Салливана, но обвинения не предъявили. Через полгода после убийства Чери ее отец, полиция Риверсайда и местная газета получили письма, подписанные буквой Z. В них Зодиак сообщал, что убил девушку и что убийства продолжатся. Еще через несколько месяцев Росса Салливана задержали в Санта-Барбаре, недалеко от места убийства, за «странное поведение», но вновь отпустили. Сейчас его местонахождение неизвестно. Если Салливан жив, ему должно быть 76 лет.

Кен Мэйнс с коллегами, которые тоже мечтают пролить свет на это старое дело, хотят воспользоваться суперкомпьютером CARMEL. При помощи этой машины специалисты до сих пор пытаются расшифровать письма Зодиака. Они, кстати, утверждают, что уже близки к разгадке сложнейшего шифра, при помощи которого Зодиак составил послание (340 символов), отправленное 8 ноября 1969 года в редакцию газеты San Francisco Chronicle.

Можно вспомнить и, пожалуй, самого известного преступника всех времен и народов — Джека Потрошителя. Раскрыть убийства пяти женщин легкого поведения в Лондоне, несмотря на обилие версий и подозреваемых, не удается уже 130 лет. Хочется надеяться, что отставному агенту ФБР повезет с Зодиаком больше, чем его соотечественнице автору детективов Патрисии Корнуэлл, решившей разобраться с Потрошителем.

Чтобы доказать, что проституток убивал известный английский художник Уолтер Сикерт, она не только написала две книги, но и купила 32 полотна Сикерта и кучу его личных вещей в надежде получить ДНК художника и сравнить ее с генным следом на письмах убийцы.

К сожалению, у Патрисии ничего не получилось. Криминалистам, услуги которых она оплачивала лично, не удалось найти ДНК ни Сикерта, который, к слову, был кремирован, ни Джека Потрошителя. Несколько миллионов долларов оказались выброшены на ветер.

Человеческий фактор

Несмотря на огромное количество девяток в показателе достоверности экспертизы ДНК, многие специалисты признают, что она чревата ошибками. Чаще всего они вызваны «загрязнением» образцов ДНК на пути от места преступления к лаборатории.

Американская полиция, к примеру, относится к этим исследованиям вполне критически. Достаточно сказать, что в апреле 2015 года генетические анализы в криминалистической лаборатории округа Колумбия были приостановлены на десять месяцев, а более сотни дел — пересмотрено. Причиной такого решения стала проверка, обнаружившая серьезные недочеты в методике экспертизы.

Фиксируются случаи, подтверждающие, что от ошибок, вызванных человеческим фактором, ничто не гарантирует. Скажем, британским криминалистам долго не давало покоя дело об убийстве жительницы Лондона, под ногтями у которой были обнаружены частицы кожи убийцы.

Совпадение по ДНК нашли быстро, но проблема заключалась в том, что предполагаемая убийца сама была убита — за три недели до того, как сделала свое черное дело.

Разгадку удалось найти спустя много лет. Скорее всего, во всем виноваты ножницы, которыми криминалисты срезали у женщин ногти для анализа. Ножницы, естественно, тщательно обрабатывались после каждой процедуры, но на них все равно оставалась «старая» ДНК.

Похожее дело отняло много времени и сил и у немецких правоохранителей. В 2007 года на месте убийства сотрудника полиции была снята ДНК неизвестной женщины; она, как выяснилось, участвовала в пяти убийствах на территории Германии и Франции, а также во множестве ограблений и угонов машин. В общей сложности ее молекула ДНК засветилась на местах почти 40 преступлений.

Немецкая полиция два года билась, пытаясь раскрыть эту тайну и найти матерую преступницу. Разгадка была простой. Во всех 40 случаях для взятия образцов ДНК использовались марлевые тампоны, которые изготавливались на одной фабрике. И которые оказались «испачканы» генами одной из работниц, пройдя через ее руки. Так простая немецкая женщина едва не стала королевой преступного мира.