Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Вы умерлиКакая судьба ждет вас после смерти по верованиям разных народов мира?
29 марта, источник: РИА Новости, (новости источника)

Особая папка. Рассекречен личный архив маршала Малиновского

МОСКВА, 29 мар — РИА Новости, Андрей Коц. Сводки с фронтов, дневники, письма, копии бумаг под грифом «Секретно», мысли, второпях записанные на тетрадном листе или салфетке. Маршал Советского Союза Родион Малиновский собрал множество уникальных документов, проливающих свет на события 30−40-х годов прошлого века.

После его смерти архив хранила и пополняла дочь. На этой неделе она передала часть документов Российскому историческому обществу. Корреспондент РИА Новости поговорил с Натальей Малиновской и узнал, какие документы архива она считает самыми ценными.

Памятный день

Вся жизнь Родиона Малиновского была связана с войной. В августе 1914-го подросток, которому не исполнилось и шестнадцати, «приписал» себе год и ушел добровольцем на фронт. Сослуживцы едва не отправили Родиона домой, когда узнали его настоящий возраст. Но находчивый юный одессит сумел убедить командира зачислить его подносчиком патронов в пулеметную команду 256-го Елисаветградского пехотного полка. Уже в 1915-м будущий маршал получил первую боевую награду — Георгиевский крест IV степени.

Военная карьера Родиона Малиновского шла как по рельсам, проложенным в гору, — медленно, но верно. Сражался во Франции в составе 1-й бригады Русского экспедиционного корпуса, был тяжело ранен и едва не потерял руку, но поправился и вернулся в строй. В Гражданскую воевал против Колчака. В 1930-м окончил академию Фрунзе, а в 1937-м в звании полковника отправился советником на свою третью войну, в Испанию, где помогал Второй Республике планировать военные операции против франкистов.

Великую Отечественную Малиновский встретил в звании комбрига и в декабре 1941-го возглавил войска Южного фронта. По воспоминаниям сослуживцев, командовать он умел и войны не боялся. Но летом 1942-го безупречная карьера блестящего полководца едва не рухнула — после сдачи немцам Ростова-на-Дону его сняли с Южного фронта.

«В 1946 году отцу написали из журнала «Огонек», попросив рассказать о его самом памятном и счастливом дне Великой Отечественной, — говорит РИА Новости Наталья Малиновская. — Черновик его ответа (оригинал не сохранился) я считаю одним из самых ценных документов всего архива. Он ответил следующее:

Мне очень бы хотелось назвать таким днем 9 мая 1945-го. Или 10 апреля 1944-го, когда была освобождена моя родная Одесса. Но самым памятным днем всей войны для меня был тот горький день, когда мы оставили Ростов. Я думал об этом городе каждый час, каждую минуту. И с уверенностью могу сказать, что первым по-настоящему счастливым днем войны для меня стало 14 февраля 1943-го, когда мы отбили Ростов у врага.

Познание врага

Важная часть архивов Родиона Малиновского — немецкие документы времен Великой Отечественной, переведенные специалистами СМЕРШ. На этих бумагах стоит размашистая резолюция военачальника: «Познание врага. В особую папку». Малиновского очень интересовал взгляд немецких офицеров и простых солдат на Никопольско-Криворожскую наступательную операцию, которой он руководил совместно с Федором Толбухиным. С 30 января 1943-го по 29 февраля 1944-го войска 3-го и 4-го Украинских фронтов разгромили 12 немецких дивизий, отрезали от подкрепления заблокированную в Крыму 17-ю армию вермахта и вернули под контроль Москвы Никопольский и Криворожский промышленные районы. Успех операции имел решающее значение в освобождении Украины. РИА Новости публикует выдержки из немецких донесений, которые решил сохранить в своем архиве Малиновский.

Из донесения командира 16-й моторизованной дивизии командиру 30-го армейского корпуса от 20 января 1944 года: «В настоящее время дивизия обескровлена. Как мне ни тяжело и больно, однако я должен в соответствии с истиной доложить, что боевая ценность пехотных частей дивизии упала ниже существующего уровня для пехотных дивизий. Действовавшие в последний период на участке 16-й мотодивизии батальоны других соединений дрались лучше моих. Боевая ценность дивизии заключается на сегодня только в ее артиллерии и бронеподразделениях. Пехота больше не в состоянии противостоять сильным атакам».

Из публикации корреспондента фронтовой газеты «Танки вперед!» Фридриха Вагне поздней осенью 1943-го (Малиновский выделил этот отрывок красным карандашом): «Снова и снова враг атаковал наши позиции с тем невероятным упорством, которое даже для опытных солдат Восточного фронта было загадочным и непостижимым. Волну за волной посылал враг на эту высоту свои танки. Контрудар, который был предпринят дивизией совместно с соседним соединением, ударился о неудержимый поток крупного советского наступления, предпринятого с далеко идущими целями прорыва всего немецкого фронта».

Из сообщения командующего 30-м армейским корпусом генерал-полковника Холидта командирам 25-й танковой и 16-й моторизованной дивизий от 4 марта 1944 года: «Командир корпуса получил нижеследующий приказ от господина командующего: «О быстром и глубоком прорыве неприятелем фронта и создавшемся вследствие этого положении командир 16-й моторизованной дивизии не в курсе дела. Я заключаю, что командиры подразделений дивизии утратили боеспособность. Я требую тщательного расследования и наказания виновных командиров и их заместителей военным трибуналом. О принятых мерах немедленно доложите мне. До 7 марта предоставить мне следующий материал: каким образом в районе Зеленая удалось вклиниться противнику в нашу оборону и быстро совершить прорыв? Чем вызвано беспорядочное отступление? Почему в ночь на 4 марта правый фланг 16-й моторизованной дивизии беспорядочно отступил вопреки приказу корпуса? Всех виновных командиров снять с должности».

Подобные панические и даже истерические нотки прослеживаются во многих официальных документах за подписью немецкого генералитета в последние два года войны. Однако и младший офицерский состав не скрывал пессимизма в личной корреспонденции. В архивах маршала Малиновского есть страницы из дневника безымянного лейтенанта вермахта, захваченные под Будапештом. Они наглядно демонстрируют настроения немецких военнослужащих в то время (выделено красным карандашом):

Старший штабс-врач, развивающий активную деятельность, проектирует разборку стен и устройство шести-восьми новых душевых установок. И это в то время, когда Иван может очень быстро положить конец этой банной идиллии. Восемь дней это хорошо оборудованное, прекрасно работающее и обслуживающее всех заведение не сможет функционировать из-за работ по переоборудованию, а на девятый день, когда все будет закончено, явятся русские, и все взлетит на воздух.

Захватить императора

Особая историческая ценность у документов, проливающих свет на некоторые эпизоды Советско-японской войны. В июле 1945-го Родион Малиновский вступил в командование Забайкальским фронтом, который в августе прорвался через пустыню Гоби в центральную Манчьжурию. Благодаря смелому маневру и эффекту внезапности советским войскам удалось окружить и полностью разгромить миллионную Квантунскую армию всего за две недели. Малиновский первым призвал врага к капитуляции.

«В архиве есть два сногсшибательных документа тех дней, — отмечает Наталья Малиновская. — Первый — от руки написанный отцом на обычном тетрадном листочке приказ Квантунской армии сдаваться. Там были указаны места, где японским военнослужащим предписывалось сложить оружие. А второй документ мог бы послужить сценарием к фильму в стилистике “Трех мушкетеров”. Это точно такой же клетчатый тетрадный листок с донесением майора Александра Притулы. Он и его десантники 19 августа 1945-го высадились на Мукденском аэродроме, взяли его под контроль и в ходе осмотра совершенно неожиданно наткнулись на Пу И, императора Маньчжоу-го. Его к тому моменту разыскивали больше недели. А он уже сидел в самолете и готовился вылететь в Японию. Его схватили в самый последний момент, посадили в советский самолет. И Притула наспех написал донесение моему отцу: “В ходе осмотра аэродрома был обнаружен император Пу И. Препровождаю его к Вам в ставку под конвоем”. И дальше приписка: “Пожалуйста, поскорее пришлите коменданта города Мукден со штабом и укрепите наши ряды пополнением”. Десантников-то совсем мало было. Чем не мушкетеры?».

Письма и секретные документы: обнародован личный архив маршала Малиновского
Во время загрузки произошла ошибка.
29 марта© Ньюстюб