Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 апреля, источник: Русская служба Би-би-си

«Больше я такой ошибки не сделаю». Что толкает женщин Кавказа на селективные аборты

Армения и Азербайджан — в лидерах среди стран по числу селективных абортов. Хуже этот показатель только в Китае. Почему кавказские матери убивают своих нерожденных детей, когда узнают, что у них должна родиться девочка?

«Если бы я подождала хотя бы день, прежде чем принять окончательное решение, а не решала бы всё на горячую голову, я бы не стала убивать своего ребенка», — говорит Карина, молодая женщина из маленькой армянской деревни.

По мере разговора она начинает плакать и прерывается, чтобы успокоиться.

У Карины две дочери, и третьим ребенком они с мужем хотели сына. На раннем сроке врач уверял ее, что у нее будет мальчик, однако на пятом месяце оказалось, что он ошибся.

«Я уже чувствовала, как ребенок толкается у меня внутри», — рассказывает она.

В тот же день Карина поехала в Ереван — с надеждой, что в местной больнице все же ошиблись. Но столичные врачи подтвердили — она была беременна полностью здоровой девочкой.

На их уговоры Карина не поддалась: «Мне даже неважно было, что у меня такой большой срок. Я решила сделать аборт».

Армения, как и Азербайджан, — в лидерах среди стран с наибольшим числом селективных абортов. При норме 104−106 мальчиков на 100 девочек, по данным ООН за прошлый год, в Армении рождается 110, а в Азербайджане — 114. Хуже этот показатель только в Китае.

«Сколько должна будет дочь у мужа воровать?».

Главной причиной как исследователи, так и сами женщины, считают гендерное неравноправие в традиционном кавказском обществе.

Согласно исследованию, проведенному по заказу Фонда народонаселения ООН в Армении, родители предпочитают мальчиков, потому что мужчина (согласно трем наиболее популярным в опросе формулировкам) — продолжатель рода, наследник имущества и защитник.

Больше денег — больше детей. Почему образованные женщины в США стали чаще рожать? Что значит «быть хорошей матерью» в современном мире? Чем грозят слова Я не хочу детей в соцсетях? Кавказские женщины обретают свободу в ночных клубах.

Родители воспринимают рождение девочки как еще один рот и при этом сами зачастую не дают ей образования, чтобы она могла найти работу, стать независимой и помогать им в старости.

«Однажды один мужчина сказал: конечно, я хочу сына. Сколько должна будет дочь у мужа воровать, чтобы могла содержать меня? — рассказывает директор фонда в Армении Гарик Айрапетян. — То есть пару лет назад представления общества о роли женщины были примерно на таком уровне».

Об этом же говорит Сабина из Азербайджана. Ей чуть больше сорока, и она сделала три аборта, прежде чем у нее родился мальчик. По ее словам, она приняла это решение из-за того, что только сын сможет обеспечивать ее в старости.

«Дочерей выдают замуж, а сын в старости смотрит за тобой, остается с тобой и ты не одна, — говорит Сабина, — Сейчас правда, когда я вспоминаю, как проходил аборт, эта картина всегда встает у меня перед глазами и я всегда плачу и не могу не жалеть об этом».

Гендерные роли глубоко заложены в культуре Кавказа: на свадьбах в Азербайджане, когда брат жениха повязывает невесте красную шелковую ленту (символ того, что до свадьбы она была девственницей), он, согласно обычаю, должен произнести стишок, где среди прочего говорится «Желаю семь сыновей и одну дочь-невестку».

А в Армении, когда невесту приводят в дом жениха, первыми ее поздравляют родители супруга. Сначала ей вручают подарки — как правило, золото, — а потом на руки дают маленького ребёнка, чтобы она родила здорового малыша для своей семьи. Ребёнок этот в большинстве случаев мальчик.

Обе страны объединяет общая (правда, все более редко встречающаяся) традиция — называть девочек именами, которые в переводе на русский язык означают «хватит». Это своего рода примета того, что уж в следующий раз непременно родится мальчик.

Законодательная борьба.

В последние годы власти обеих стран делали попытки исправить ситуацию. В 2016 году в Армении были приняты изменения в законодательстве, согласно которым искусственное прерывание беременности можно делать лишь на сроке до 12-й недели, подав при этом письменное заявление.

Аборт с 12 по 22-ю неделю может быть сделан только по социальным (например, смерть отца ребенка) или медицинским показаниям.

По мнению специалистов, если бы не эти поправки, к 2050 году в Армении было бы сделано до 100 000 селективных абортов.

В Азербайджане нет закона, запрещающего селективные аборты, хотя законопроект обсуждался Милли Меджлисом неоднократно с 2011 года. Последний раз он рассматривался осенью прошлого года. В Государственном комитете по проблемам семьи, женщин и детей Би-би-си сообщили, что законопроект еще раз рассмотрят уже на текущей, весенней сессии парламента.

Как Южной Корее удалось прекратить выборочные аборты девочек Как и где в мире запрещают аборты Домашнее насилие в Армении: защитит ли жертв новый закон? Жены-мученицы: как закон о побоях отразится на Дагестане?

При этом из-за того, что обсуждение документа широко освещалось в местной прессе, у многих в Азербайджане сложилось мнение, что закон уже принят.

По словам Шахлы Гусейновой, сотрудницы азербайджанского общественного объединения «Чистый мир», который занимается правами женщин, родители просто не говорят врачам о том, что причиной аборта выступает пол ребенка, и придумывают множество уловок, чтобы обойти «закон».

«Эти женщины не говорят врачу, что ее заставили сделать аборт и что ее саму даже избивают», — говорит Гусейнова.

«Демографическая катастрофа».

Объединение «Чистый мир» принимает женщин, ставших жертвами насилия. Оно находится в лабиринте одноэтажек в пригороде Баку. Снаружи здание нам не советуют фотографировать, а у входа висят камеры наружного наблюдения и стоит сурового вида молодой парень — единственный мужчина в этом доме.

Здесь живут несколько десятков женщин, которых, как рассказывают сотрудники, со временем устраивают на работу, стараются дать им образование и профессию.

Некоторых здесь заставили сделать аборт — насилием или угрозами. Одну женщину травлей и побоями заставили уйти из дома, другую сразу после УЗИ вернули в отцовский дом, что считается в консервативных семьях большим позором.

По словам Шахлы Гусейновой, под наибольшим давлением оказываются женщины, у которых не было официально оформленного брака. Одну из них после рождения третьей девочки муж бросил и не признал отцовство детей, чтобы не платить алиментов. Она прожила в убежище несколько месяцев, пока ей не нашли работу.

Как отмечают в ООН, процент селективных абортов возрастает среди женщин, уже имеющих детей.

«Для меня не имел значение пол ребенка, когда у меня родилась первая девочка, — говорит Сабина из Баку. — И когда родилась вторая, тоже, так как вторая беременность проходила так трудно, что я была уже рада тому, что просто смогла родить».

Сабина очень хотела мальчика, но, по ее словам, не смогла бы финансово осилить много детей. «Потому после второй дочери я трижды делала аборт, пока у меня, наконец, не родился мальчик, — рассказывает она.

Главный советник Фонда народонаселения ООН в Азербайджане Фарид Бабаев предупреждает, что если ситуация не начнет меняться, гендерный дисбаланс может обернуться настоящей демографической катастрофой.

Решать эту проблему необходимо с помощью просветительской работы, семинаров и бесед с будущими родителями, считают в ООН.

В Азербайджане организация проводит тренинги на тему гендерного равноправия для молодых неженатых мужчин в регионах и занимается разработкой плана по устранению гендерного дисбаланса среди новорожденных. Представительство ООН в Армении организует различные просветительские акции и флэшмобы, стараясь привлечь к этой проблеме внимание СМИ.

Проблема регионов.

Статистика, которую ведет благотворительная организация «Чистый мир», показывает, что хуже всего дела обстоят в наиболее бедных регионах Азербайджана и пригородах Баку.

Многие женщины, столкнувшиеся с подобными проблемами, не окончили даже девяти классов школы. «Бывает так, что еще в четвертом их родители забирают из школы, — рассказывает Шахла Гусейнова. — Большинство не имеет никакой профессии или опыта работы, и эта ситуация характерна для регионов, где консерватизм распространен и где не желают давать девочкам образования».

В Гегаркуникской области, где живет Карина, сделавшая аборт на пятом месяце, в 2013 году гендерный дисбаланс достиг самых высоких показателей в мире — 124 мальчика на 100 девочек. Сейчас показатели немного улучшились — 117−116 мальчиков, но они все еще значительно выше нормы.

«Не могу передать, что я чувствовала на обратном пути из Еревана. Ехала я туда матерью пятимесячного ребенка, а возвращалась… никем, — вспоминает Карина. — Я, конечно, уже решила, что если опять забеременею и будет дочка, обязательно буду рожать. Больше я такой ошибки не сделаю».

Прямо напротив ее дома живет Армине. Ей 24, и у нее уже две дочки.

«Сейчас содержать четверых-пятерых детей очень сложно. Поскольку две девочки у нас уже есть, мы хотели, чтоб третьим был сын, — говорит она. — После аборта было страшное ощущение — будто ты родила ребенка, а его у тебя отобрали. Целый год я не могла приласкать своих девочек. Чувство вины тяготило. Тогда я решила, что больше никогда такого не сделаю… Но, как говорится, никогда не говори никогда».

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.