Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 апреля, источник: Комсомольская правда

Лечить и защищать: Медики Восточного военного округа провели состязания, приближенные к боевой обстановке

Военврачам пришлось ползать по полосе препятствий и эвакуировать раненых под плотным огнем неприятеля.

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ…

— А-а-а! — надсадно кричит миловидная маленькая блондинка в камуфляже, крепко вцепившись наманикюренными пальчиками в условно раненого бойца.

Она упирается подошвами берцев в перепаханную землю полосы препятствий, пытаясь хотя бы на сантиметр сдвинуть себя и лежащего сверху «трехсотого». Глаза цвета неба становятся стальными, зрачки, как игла. Вдох и опять: «А-а-а», и толчок ногами, и еще на сантиметр ближе к финишу. «Раненый» ведет себя не по-джентльменски, лежит и счастливо улыбается, пока его тащит к финишу субтильный военврач со смешной косичкой. Хвостик выбивается из-под каски и мешает хозяйке выполнять боевую задачу.

— Давай, Света! Еще немного! Давай! Подмышкой перехвати гаденыша! За ремень его, тунеядца, тащи! — надрываются боевые подруги.

— Бросай его, Светка! Не мучайся! — улюлюкают противники. — Бросай, легче станет! Брось, не донесешь!

Боец комплекции не богатырской, вес мухи, как сказали бы в английском боксе. Но тут на нем бронежилет, стальной шлем, разгрузка, так что выходит прилично, особенно для молоденькой девочки, которая сама-то едва дотягивает до пятидесяти килограммов. После двух третей дистанции силы у врача кончились, теперь главный двигатель — морально-волевые качества.

В это время коллега-соперница уже почти доползает до финишного бруствера, разрывая зубами перевязочный пакет.

Отчаявшись Светлана сбрасывает два автомата — сразу минус девять килограммов, и делает отчаянный рывок вперед не целых полтора метра.

— Штраф десять секунд. Потеря оружия! — тут же поднимает над головой руку арбитр.

— По***! — зло бросает военврач, перехватывая раненого поудобнее.

— Штраф десять секунд! Демаскировка! — возмущается наблюдатель.

— По****! — продолжает тащить бойца к месту перевязки девочка.

И СЛОВО ИХ КРЕПКО.

В выражениях никто не стесняется. Девушки-медики, задыхаясь, бегут к МТЛБ, и тут из толпы коллег слышится крепкое словцо.

— Товарищи! — поворачивается судья к наиболее ретивым болельщикам. — Поберегите такие выражения для казармы, здесь же женщины!

Группа поддержки стыдливо замолкает, зато во время паузы от транспортера отчетливо слышится такое из русского ненормативного, что даже у судьи глаза лезут на лоб. Хрупкие сотрудники военно-медицинской службы пытаются вытянуть стропами из узкого люка «мотолыги» водителя и, не уронив, опустить на сырую землю. Сил явно не хватает, так что в ход идут слова традиционной русской поддержки.

— Вы не смотрите, что мы тут так разоряемся, — смеется девушка, прикладываясь к бутылке с питьевой водой. — Просто действительно очень сложно. Тут и физически тяжело, и морально тоже. Если ты не сможешь дойти до финиша — это минус твоей команде. Вот и кричим, и ругаемся — так вроде легче идет. А в душе-то мы добрые, нежные и хорошие, так что не обращайте внимания.

Волосы растрепанные — только что сняла защитный шлем, коленки и локти в свежей глине, на лбу пыльные дорожки от струек пота. Военврач присаживается рядом с коллегой и устало вздыхает. Молча пьют воду.

НА ВОЙНЕ, КАК НА ВОЙНЕ.

Полоса препятствий вроде бы небольшая, всего около сотни метров, но буквально несколько минут назад здесь рыдали здоровые мужики, не в силах преодолеть оставшиеся десять шагов до финиша, теперь отчаянно ругаются и ползут их боевые подруги. У полосы свирепствуют злобные «маджахеды», почем зря лупя холостыми в чистое безоблачное небо. Инженеры запускают дымовые шашки. Конкурсанты и так задыхаются, а тут еще едкий дым, который стелется по земле. Задания несложные, если смотреть со стороны: надо по-пластунски преодолеть бревна, как попало наваленные на земле, проползти под колючей проволокой, затем команда разделяется — двое бросаются к МТЛБ вытаскивать из люка условно раненого мехвода, оставшемуся санитару вручают раненого бойца — и будь добр наложить жгут и дотащить недвижимое тело в полной выкладке с оружием до конца полосы. Там в условном окопе перевязка, перекладывание на носилки и погрузка в средство эвакуации — еще одну «мотолыгу» с красными крестами на борту.

— Здесь все, как в настоящем бою, — рассказывает Ярослав Иванов, старший офицер организационно-планового отдела военно-медицинской службы Восточного военного округа. — Ситуации взяты из реальной жизни. Практика, к сожалению, была. Грубо говоря, это то, чем приходится заниматься специалисту военно-медицинской службы на поле боя. Надо уметь ползать, обрабатывать раны под огнем противника, стрелять, эвакуировать раненых.

Этот конкурс проходит в округе каждый год в начале апреля. В состязаниях принимают участие военные медики, победившие у себя в объединениях. Всего шесть команд. После напряженного дня выявились лидеры — на первом месте обосновались представители общевойскового объединения, дислоцированного в Республике Бурятия, второе место у представителей Тихоокеанского флота, и замкнула тройку призеров команда объединения из Приморья. Из победителей сформируют сборную, которая отправится отстаивать честь округа уже на всеармейском этапе «Военно-медицинской эстафеты».