Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Источник: Sputnik

ТАШКЕНТ, 15 апр — Sputnik. Известная писательница Дина Рубина прилетела в Узбекистан для участия в съемках документального фильма о ее жизни и творчестве, сообщает корреспондент Sputnik.

Фильм снимает российский режиссер Станислав Митин, который также родом из Ташкента и уже много лет дружит с писательницей. За плечами режиссера две художественные картины по произведениям Рубиной — это фильмы «Любка» и «На Верхней Масловке». С ним в столицу приехала и его жена, соавтор картины, а также автор сценария Элла Митина.

Как рассказал корреспонденту Sputnik Узбекистан Станислав Митин, он практически заставил Дину Ильиничну сниматься в фильме. Ведь у писательницы всегда нет времени. И именно их многолетняя дружба в этом случае помогла получить ее согласие.

По словам режиссера, Ташкент очень сильно изменился, но все равно творческая группа даже среди этого нового пейзажа находит уголки, позволяющие совершать путешествие во времени и возвращаться в их город детства.

Съемочная группа побывала в старогородской махалле, на рынке «Чорсу», а также в лицее имени Успенского, Государственном музее искусств. В этом музее хранятся работы отца Дины Рубиной — Ильи Рубина. В экспозиции также есть картина, где изображена писательница в молодости.

Дина Ильинична родилась 19 сентября 1953 года в Ташкенте в семье художника Ильи Рубина (он родом из Харькова — прим. редакции) и учительницы истории Риты Рубиной.

Будущая писательница училась в специализированной музыкальной школе Успенского, окончила Ташкентскую консерваторию, преподавала в Институте культуры.

Первые юношеские произведения Рубиной были опубликованы на страницах журнала «Юность», когда ей было 17 лет. В возрасте 24 лет она стала членом Союза писателей УзССР — на тот момент самым молодым.

Свою встречу с журналистами в Ташкенте писательница начала с просьбы говорить раскованно и без фанфар: «Оставим выдающихся, я просто девочка, которая родилась почти 65 лет назад в Ташкенте и которая почти 30 лет в нем прожила».

Вопрос о Ташкенте, как призналась Рубина, после стольких лет отсутствия в родном городе — один из самых сложных для нее, на который трудно ответить.

Для нее сегодняшний Ташкент — это разворачивающиеся площади, огромные здания, где все продуманно и выглядят нарочито представительным. Но все это настолько отличается от особнячков из ее детства, от Сквера Революции, каким она его до сих пор помнит, с карагачами, которые Рубина описала в романе «На солнечной стороне улицы».

«Все это интересно для меня, даже местами захватывающе, но это абсолютно незнакомый город. Это не мой Ташкент. Я не говорю, что это плохо, Ташкент не может оставаться таким, каким комфортно мне его увидеть», — отметила Дина Рубина.

Но что действительно потрясло ее после Амстердама, Брюсселя, Рима и других городов, это изумительная чистота Ташкента.

«Такое впечатление, что здесь живут люди, которые ценят и любят свой город, и понимают, куда надо бросить, например, использованный билет», — сказала писательница.

Когда-то Дина Рубина призналась, что романом на «Солнечной стороне улицы» закрыла тему о Ташкенте. Узбекские журналисты не могли пройти мимо вопроса, будут ли еще произведения о городе ее детства?

Как рассказала писательница, роман «На солнечной стороне улицы» был для нее одним из самых мучительных. Начала она его писать очень и очень давно, и длилось это 26 лет.

«Что значит начала? Там записи, здесь лицо, какие-то еще воспоминания отца. Он любил рассказывать о Ташкенте, очень ценил эту землю. Были какие-то записки. Потом я прерывалась, возвращалась к ним. И в один момент я поняла, что, наверное, не получится», — делилась Рубина.

Работа над романом была приостановлена. Но потом, писательница стала замечать, что после очередного выступления, она мысленно возвращается в Ташкент.

«Однажды, выступив в Кармиэле, на севере Израиля, я поднялась в автобус и, сунув мятую двадцатку водителю, сказала: в Ташкент. Я поняла, что город меня зовет, роман этот окликает, и тогда я всерьез засела за работу», — вспомнила Дина Рубина.

После этого она достала роман и наконец-то закончила его.

При этом она добавляет, что, когда пишет о бабке, о своей тетке, все равно возвращается в Ташкент. От этого никуда не деться.

Рубина не любит говорить о снятом по роману сериале. Наверное, слишком многое было вложено в произведение и недостаточно на экране. А это заметили в свое время и ташкентские зрители, когда фильм вышел на экран.

«У меня есть две экранизации, которые я люблю. Это фильм по моему рассказу “Любка” и “На Верхней Масловке”, потому что здесь замечательно играет Евгений Миронов. И их снимал Митин», — отметила писательница.

Она также рассказала, что в фильме «На Верхней Масловке» блистательно играет Алиса Фрейндлих. Но у образа старухи был прототип, с которой Рубина была связана, это реальный советский скульптор-женщина Нина Нисс-Гольдман. По словам Дины Рубиной, скульптор была ужасно похожа на Фаину Раневскую.

«Я понимала, что Фаины Георгиевны нет на свете, что этого не может быть. Но этот образ скульптора, старухи с мощными лапами, с огромным носом, которая говорила басом… И вдруг я увидела прекрасно играющую, но маленькую, сухонькую Алису Бруновну. Очень хорошо, но есть все-таки свои какие-то ощущения», — говорит Рубина.

По ее мнению, писатели — это люди с большими тараканами, и авторов литературного текста надо убивать до премьеры фильма
«Но представьте себе, что вы прочли книгу, вы прожили с героем две недели. И у вас сложился какой-то облик. То, что описал писатель. Он писал, что это брюнет, с серыми глазами… ну, а мне-то каково, я-то его родила, он у меня вырос. И вдруг является некий режиссер, сценарист, который выбирает совершенно другой типаж. Для писателей все это сложно», — сказала Рубина.

Не так давно она продала права на экранизацию трилогии «Русская канарейка».

«Жить надо, как говорит мой муж. Быстро продать, схватить в кулак деньги, повернуться и бежать, и никогда, никогда не смотреть на это», — говорит писательница.

Журналисты также поинтересовались, любит ли Дина Ильинична узбекскую кухню, готовит ли она в Израиле домочадцам плов?
«Вы знаете, насколько не ко времени этот вопрос. Нас вчера пригласила Наталья Мусина в свой ресторан, и я самым пошлым образом обожралась», — подметила писательница.

Весь стол был в тот вечер заставлен самыми разными узбекскими блюдами. Рубина не могла оторваться.

«На столе было все: манты, плов, шашлык. И я поднажала, поэтому сегодня стараюсь не думать о еде», — добавила она.

Дина Рубина также призналась, что готовит дома узбекские блюда.

«Конечно, я готовлю плов, я же узбекская женщина. Другое дело, что на это не всегда удается вырвать время. Что греха таить, я ташкентский человек», — призналась она.

Встреча с Рубиной стала ярким событием для культурной жизни Ташкента. И даже несмотря на то, что писательница призналась, что больше не планирует писать о городе своего детства, многие ташкентцы, затаив дыхание, ждут очередного литературного чуда. Кто знает, ведь жизнь непредсказуема.