Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 апреля, источник: BBC News Русская служба, (новости источника)

Сколько именно имеет право знать про вас ваш босс?

Современные цифровые технологии позволяют корпорациям получать много личной информации о своих сотрудниках — от особенностей поведения до результатов медицинских обследований. Имеет ли ваше начальство право использовать эти данные? И где та грань, которую нельзя переступать?

Источник: Karen Barefoot/CC0

Если бы вы работали в компании Ford в 1914 году, однажды руководство наняло бы частного детектива, чтобы проследить за вами по пути домой.

И если бы вы заглянули в забегаловку, вечером поссорились с женой или сделали что-нибудь, что могло бы повлиять на вашу способность исполнять на следующий день профессиональные обязанности, ваш руководитель узнал бы об этом.

Слежка за сотрудниками была частью политики Ford, поскольку компания платила своим работникам больше, чем конкуренты.

Крупнейший автопроизводитель США того времени поднял зарплату с 2,39 долл. до 5 долл. в день (сегодняшний эквивалент — 124 доллара), но хотел нанимать на работу только образцовых граждан.

Ваш дом должен быть чистым, дети — посещать школу без прогулов, ваш сберегательный счет в банке — быть в плюсе.

Если кому-то из заводского начальства показалось бы, что вы встали на скользкую дорожку, вы не только не получили бы повышения, но и вообще могли потерять работу.

Операцию «Большой брат» запустил департамент социологической политики корпорации Ford. Инспекторы могли без предупреждения появиться на пороге дома любого работника.

Цель заключалась в том, чтобы «способствовать здоровью, безопасности и комфорту сотрудников», говорилось во внутреннем документе.

И, справедливости ради, департамент действительно занимался благосостоянием фордовцев, предлагая им разную помощь — от медицинских услуг до курсов ведения домашнего хозяйства.

Программа осуществлялась в течение восьми лет. Она была дорогостоящей, к тому же многих работников возмущали ее патернализм и вторжение в частную жизнь.

Сегодня для большинства из нас такое вмешательство кажется абсолютно неприемлемым. Какое отношение к работе может иметь поведение моего ребенка, состояние банковского счета или отношения с близким человеком?

Однако и сегодня многие работодатели пытаются контролировать жизнь своих сотрудников вне офиса или цеха, и цифровые технологии спешат им на помощь.

Подробная информация о вашей профессиональной и личной жизни, ваших занятиях и привычках хранится в аккаунтах соцсетей и других компьютерных программах и приложениях, которыми вы пользуетесь.

Вопрос: имеет ли право работодатель использовать эти данные? И если да, то где та грань, которую нельзя переступать?

Рейтинг работника

Мы постоянно находимся под пристальным наблюдением. Дорогие авиабилеты, которые я недавно приобрел, уже фигурируют в моей кредитной истории.

Тот факт, что я перестал бегать каждое утро, зафиксировало фитнес-приложение в моем смартфоне. И если бы он был привязан к моему страховому полису, это уже отразилось бы на стоимости страховки.

Facebook знает, что я люблю пиво, и поэтому подсовывает мне немало рекламы хипстерских пивных заведений.

Один вебсайт недавно отметил, что я занимаю 410-е место среди самых влиятельных пользователей Twitter в Колумбии. Кажется, это могло бы улучшить мой кредитный рейтинг.

Ваши пробежки полезны не только вам, вашему боссу они тоже нравятся | Источник: skeeze/CC0

Конечно, и моя профессиональная востребованность, и эффективность также подлежат оценке и обеспечивают мне определенное место в рейтинге. И речь идет не о рейтингах в онлайн-сервисах для фрилансеров или на краудфандинговых платформах, а о сложной системе оценки, которая постепенно стала неотъемлемой для корпоративной культуры.

HR-департаменты собирают все больше персональных данных для тщательной оценки сотрудников. Компьютерные программы, которые фиксируют каждое ваше нажатие клавиши, или «умные» кофемашины, получить напиток в которых можно только с помощью ID-бэджа, позволяют работодателю внимательно следить за поведением работника.

Некоторые аналитики предполагают, что к 2022 году в этой отрасли будет вращаться более 1 млрд долл.

Главная цель сбора данных — возможность «спрогнозировать, как долго сотрудник собирается оставаться на этой должности, что помогает влиять на прием, увольнение и удерживание ценных сотрудников», — отмечает Фиби Мур, доцент кафедры политической экономии и технологий в британском Университете Лестера.

Результаты сбора данных кардинально меняют трудовые отношения, особенности работы и ожидания обеих сторон.
Фиби Мур
доцент кафедры политической экономии и технологий в британском Университете Лестера

Впрочем, такой подход не позволяет заметить те аспекты работы, которые невозможно вычислить.

Компании собирают все больше данных о своих сотрудниках, анализируя их с помощью специальных программ | Источник: Manuel Geissinger/CC0

Как представить в сухих цифрах некоторые незаметные вещи, благодаря которым мои статьи получаются интереснее? Например, встреча за кофе, где я услышу увлекательную историю, или обдумывание материала по дороге на работу.

Ни одну из этих вещей мне не засчитают в «рейтинг сотрудника». «Получается, что того, что нельзя вычислить, для собирающих данные просто не существует», — добавляет Мур.

Что интересует корпорацию

Здоровый и физически активный человек работает лучше, не так ли? Исследования последовательно доказывают, что физическая активность работников снижает количество пропущенных рабочих дней и повышает производительность.

Это породило огромную систему здравоохранения и оздоровления работников, в которую вкладываются миллиарды долларов.

Работникам эта инициатива тоже нравится — и не только потому, что руководство охотно выделяет время на оздоровление персонала. Но и потому, что с помощью специальных приложений для смартфонов, смартчасов и браслетов компания отслеживает физическую активность сотрудников и насчитывает им дополнительные бонусы.

Я просто ношу это устройство и получаю баллы за то, что я и так делала бы, но эти баллы позволяют мне покупать вещи.
Лорен Гофман
бывший менеджер по продажам фитнес-программы для корпораций

Создавая соответствующие условия на рабочем месте, можно помочь работникам достигать спортивных целей. Исследования показывают, что фитнес-программы более эффективны, когда их сочетают с различными видами поощрения.

С этой целью компании организуют клубы для бега, еженедельные фитнес-классы или соревнования.

Чтобы понять поведение сотрудников, некоторые фирмы используют камеры и инфракрасные датчики, которые позволяют отследить, как люди перемещаются в офисе и где проводят большую часть рабочего времени | Источник: Burak Kebapci/CC0

«Корпорации принципиально не понимают, как люди взаимодействуют и сотрудничают на рабочем месте», — отмечает Бен Уэйбер, гендиректор Humanyze. Он уверен, что может объяснить.

Американская компания Humanyze собирает данные об атмосфере на рабочем месте из двух основных источников. Первый — это информация из средств коммуникации, которыми пользуются сотрудники: электронной почты, телефона, корпоративных мессенджеров.

Компания утверждает, что не читает содержание сообщений и не идентифицирует их авторов, но анализирует общую информацию: длительность, частоту и локализацию, которая позволяет все же определить, к какому отделу принадлежит сотрудник.

Второй источник — это данные, которые собирают с помощью инфракрасных датчиков и камер, отслеживающих, как люди перемещаются в офисе и в какой его части проводят больше рабочего времени.

Humanyze также применяет ID-бэйджи с микрофонами, но не для записи ваших слов, а для анализа того, сколько времени вы говорите и как часто вас прерывают другие.

Уже через шесть недель исследований на основе анализируемых данных работодатель получает «комплексную картину» проблемы, в которой он пытался разобраться.

Если цель, например, — увеличить объемы продаж, может быть проанализировано, что делают лучшие продавцы, а другие сотрудники — не делают.

Уэйбер уверен, что такой сбор информации позволяет лучше понять сложные вопросы — например, культурные и гендерные различия, взаимодействие в коллективе, рабочую нагрузку и т. д.

По его мнению, эти инструменты помогут компаниям сэкономить миллионы долларов и массу времени.

Сбор и защита данных

Впрочем, далеко не все убеждены в пользе такого сбора данных или правомерности такого вмешательства в личную жизнь.

Во-первых, портативные устройства, которые измеряют физическую активность сотрудников, далеко не всегда показывают реальную ситуацию. Недавний обзор показал, что разные модели и методы анализа приносят достаточно разные результаты, и выявить объективную картину сложно.

Исследования показывают, что наш интеллектуальный потенциал зависит от физического здоровья - и, следовательно, оно имеет прямое влияние на производительность труда | Источник: Scott Webb/CC0

Другая проблема заключается в объеме данных, которые собирают эти программы. Ведь они отслеживают не только повседневную физическую активность, но и результаты медицинских обследований.

В итоге работодатель получает информацию, которая вроде бы и не должна его касаться: например, ваш уровень холестерина, ваш вес, а то и даже анализ вашей ДНК.

В США и Европе запрещена дискриминация работников на основании данных об их здоровье или каких-либо результатов генетических тестов, однако, как это часто бывает, существует серая зона.

В 2010 году Памела Финк, PR-менеджер одной американской энергетической компании, подала иск против своего работодателя. Женщина утверждала, что ее уволили после того, как она сделала двойную мастэктомию, чтобы уменьшить риск развития рака.

Хотя компания не имела доступа к результатам ее ДНК-тестов, женщина утверждала, что руководству стало известно об операции по страховому счету. Дело урегулировали во внесудебном порядке.

Поставщики программ для контроля самочувствия утверждают, что работодатели видят агрегированные и анонимные данные, поэтому отдельный работник не может стать их целью.

Однако это не устраняет многих рисков. Например, данные могут украсть в результате кибератаки или могут использовать без ведома человека. Их могут «продать практически любому и с любой целью», — отмечает Ифеома Авунья, социолог из Корнельского университета, которая исследует использование компаниями данных о состоянии здоровья работников.

И такое уже происходит. Даже если данные анонимны, идентифицировать конкретного человека можно с помощью перекрестного сравнения с другой анонимной информацией.

Конечно, далеко не все компании будут такое делать. «Ведь краткосрочная выгода может в итоге серьезно навредить репутации компании, что приведет к гораздо большему ущербу», — объясняет Скотт Монтгомери, генеральный директор Wellteq, сингапурской компании-поставщика оздоровительных программ для корпораций.

Но даже если все компании будут действовать только в интересах своих клиентов, законодательство по защите персональных данных не всегда эффективно.

Например, в США оно «существенно отстает» от Европейского союза и некоторых других регионов мира. В ЕС новый закон о всеобщей защите данных вступит в силу уже в мае этого года. Он запрещает использование любых личных данных, на которое пользователь не дал четкого согласия.

В США — разное законодательство в разных штатах. В некоторых из них передача информации о состоянии здоровья третьим лицам не запрещена, если данные анонимны. Кроме того, поскольку эти данные часто не считают медицинскими, на них не распространяются ограничения конфиденциальности.

Интересен и вопрос возврата инвестиций работодателям. Действительно ли они экономят деньги?

Конечно, программы по оздоровлению направлены на уменьшение страховых выплат компаний, поскольку они, по идее, должны снизить риск болезней сотрудников и расходы на больничные.

Но непонятно, действительно ли это происходит именно так. Наконец, все эти инструменты заставляют «оценивать людей только с точки зрения риска, который они представляют для фирм», — отмечает Авунья.

Вмешательство в повседневные привычки сотрудников с одной лишь целью — повысить прибыль компании — очень напоминает методы социологического отдела корпорации Ford начала прошлого века.

Независимо от пользы, которую могут принести эти технологии, они не должны нарушать права на неприкосновенность личной жизни или противоречить ожиданиям сотрудников.

Баланс?

В британском сериале «Черное зеркало» (сатире о влиянии информационных технологий на человеческие отношения) звучит жутковатое предостережение.

В одном из эпизодов показано общество, каждый член которого имеет свой личный рейтинг, начисляемый с помощью социальной платформы, похожей на Instagram.

Кадр из сериала "Черное зеркало", серия "Нырок"

Количество баллов в рейтинге определяет практически все жизненные возможности человека: какую работу он может получить, где может жить, какие билеты покупать и даже с кем ходить на свидания.

И это уже далеко не фантастика. В 2020 году Китай вводит обязательный рейтинг граждан, который будут вычислять на основе ряда данных — от вашей покупательской истории до книг, которые вы читаете.

Вроде бы выглядит не так уж зловеще, но почти в любой другой стране мира введение такой программы столкнется с рядом технологических, правовых и этических ограничений.

В большинстве государств закон запрещает отделам кадров передавать персональные данные или запрашивать их в банке, медицинских учреждениях или на сайтах знакомств, которыми вы пользуетесь, если вы не дали на это однозначного согласия. Это обеспечивает персональную защиту, но не позволяет воспользоваться преимуществами анализа данных.

Очень важно найти в этом вопросе баланс, отмечает Уэйбер. Ведь анализ таких данных может стать толчком для развития карьеры или для повышения эффективности работы. Возможность заботиться о здоровье, которую предоставляет ваша компания, способствует удовлетворению от работы, а это также положительно влияет на вашу эффективность.

Частично решение этой проблемы заключается во введении определенных стандартов этики. Авунья предлагает информировать сотрудников о потенциальных рисках манипулирования данными, не наказывать тех, кто отказывается от участия в программах оздоровления, и установить четкую «дату окончания срока использования» данных.

Такие беседы крайне важны для работников, даже если они уверены, что им нечего скрывать. Ведь вероятность того, что использование персональных данных в ближайшее время станет повседневной практикой, по крайней мере, в корпоративном мире, очень высока.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "BBC News Русская служба" не несет ответственности за их содержимое.