Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Чайный гриб как одна большая мистификацияНедавно все вокруг резко вспомнили о чайном грибе - советском "монстре", которого бабушки и мамы выращивали в банках на кухне
8 мая, источник: АиФ Иркутск, (новости источника)

Жизни век. Бабушка-ветеран сидит в сети и всегда на связи с внуками

В свои 102 года Надежда Мягких любит зависать в «Одноклассниках» и общаться с друзьями по видеосвязи.

Источник: Reuters

В судьбе братчанки Надежды Петровны Мягких было много удивительных, интересных и трагических страниц: и ликбез в Средней Азии, и война, которая застала ее под Сталинградом, и работа в тылу на совхозных полях, и мирная жизнь в Сибири.

«От Москвы до самых до окраин».

Она родилась в Москве, но детство провела в Ташкенте, куда уехал её отец практически сразу после рождения дочери.

«Он был коммунистом, грамотным, интеллигентным человеком. Наша семьи бук­вально жила ленинскими иде­ями, мы были большевиками «от и до», — живо рассказывает Надежда Петровна.

Родители дали Наде хорошее образование и, наверное, самое главное — способность к посто­янному самообучению и тягу к знаниям. В 20-е годы она по тем временам была «высокообразо­ванной» — с четырьмя классами за плечами, а в Узбекистане в это время уже вовсю шла лик­видация безграмотности.

«Я ещё девчонка, а меня позвали учителем работать. Бесплатно. Курсы грамотно­сти вести для взрослых. Уз­беки — страшные, чёрные, с бородами до плеч, — сидели в классе, а я им азбуку расска­зывала», — вспоминает Надежда Петровна.

Параллельно она и сама про­должала учёбу в школе, а по­том поступила на медицинский факультет Среднеазиатского университета. Поступила без экзаменов: в вуз направил рай­ком партии, но стать медиком ей было не суждено.

«Я отучилась всего год. В 30-е случился страшный голод, тяжёлое было время. Приходи­лось работать. Помню, в уни­верситете был буфет, и там пи­во продавалось. Меня на пиво поставили. Противно это было, но что поделаешь… » — рассказы­вает Надежда Петровна.

Уйдя с университета, она устроилась работать бухгалте­ром на одно из местных пред­приятий — с детства любила считать. Там же встретила лю­бимого человека, он мечтал о военной карьере.

«Не верила, что война всерьёз и надолго».

Война застала Надежду Петровну в пути: она вместе с мужем и маленькой дочерью возвращалась из отпуска в Ста­линград: туда ещё до войны на­правили служить супруга.

«Он нас высадил на приста­ни и сразу в военкомат убежал. Ему нужно было защищать Ро­дину, это было его время, он всегда этого хотел», — вспоми­нает Надежда Петровна. С му­жем она увиделась потом всего один раз. И эта короткая, и как говорит моя собеседница, со­вершенно случайная встреча на пристани стала их последней встречей.

«У меня в 42-м году родилась вторая дочь, и я долго не эва­куировалась из Сталинграда. Помню, как город постепен­но пустел… С неба всё летели эти листовки с пропагандой Геббельса. Одна где-то у меня хранится… Дура была, ждала, что вот-вот война закончится, никак не могла поверить, что всё это — всерьёз и надолго. Когда город уже окончательно опустел, я только поняла, что нужно уезжать», — вспоминает женщина.

С двумя маленькими деть­ми Надежда Петровна две не­дели провела на пристани — в ожидании подходящего судна. Даже спустя семьдесят лет она не может спокойно говорить о тех днях: уйти из Сталинграда было практически невозмож­но, город находился под по­стоянным огнём. И этот ужас не стирается из её памяти, хотя многие другие, более поздние события из мирной жизни уже забылись…

Моей собеседнице повезло: из горящего города она всё-та­ки выбралась и попала в глу­бокий тыл — в Узбекистан, где жили родственники. Трудилась в совхозе, где занималась всем: и в поле работала, и учётчицей была — здесь ей приго­дилась её любовь к цифрам и опыт работы бухгалте­ром. Там и Победу встретила.

В мирное время Надежде Петровне пришлось поколе­сить по большой стране, пока в 70-е годы дети не забрали маму в Братск.

Бабушка-онлайн.

Сейчас она живёт в доме-ин­тернате для престарелых. Гово­рит, что это её личное решение.

«Как-то не сложилось с жильём. Семья была большая, а все ютились в маленькой двух­комнатной квартирке. Уже и внуки и правнуки появились… Вот я и решила сюда перебрать­ся. Домашние мои были про­тив, но так лучше для всех. Мы с родными договорились, что будем на связи всегда», — расска­зывает Надежда Петровна.

В доме-интернате, как бы удивительно это ни звучало, началась вторая полноценная жизнь ветерана. Здесь сущест­вует настоящий образователь­ный центр для постояльцев. Надежда Мягких быстро осво­ила компьютер и Интернет.

«Сижу в “Одноклассниках”. У меня всего 35 друзей — это всё мои родственники: дети, внуки, правнуки. Раньше так трудно было: они мне открытки шлют — отвечать же надо. Ну как 35 открыток разослать за раз? Те­перь в Интернете это просто. Виртуальные открытки и подароч­ки им отправляю», — рассказывает ба­бушка.

Общение по ви­деосвязи Надежда Петровна тоже любит и часто практикует, ведь многие близ­кие давно уехали из Братска в другие города и навещать её лично просто нет возможности.

«Мы всегда на связи, и это — самое главное. Я чувствую вни­мание, заботу, благодарность. Наверное, это продлевает мне жизнь», — признаётся Надежда Петровна.

К слову, она сама в свои сто с «хвостиком» не устаёт забо­титься об окружающих. В ин­тернате Мягких — душа компа­нии: любит настольные игры и посиделки в фойе. А мне на прощание накладывает конфе­ты и яблоки.

«От меня никто с пустыми руками не уходит!» — прощается Надежда Петровна.