Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 июля, источник: Чердак

Россиянин выяснил, из-за чего в Европе бросают землю

Сельскохозяйственные угодья перестают использовать в первую очередь из-за плохого климата и уже потом — из-за социально-экономических проблем.

Источник: Reuters

Российский ученый Александр Прищепов совместно с немецкими и американскими коллегами определил факторы, которые в первую очередь влияют на судьбу сельскохозяйственных земель. Использовав машинное обучение, исследователи обнаружили, что главное, из-за чего бросают пашни — не вполне оптимальные климатические условия в месте, где они находятся. Чуть меньшую роль играют социально-экономические факторы. Однако для наиболее точного прогноза судьбы сельскохозяйственных земель необходимо рассматривать данные в контексте отдельно взятого региона. Научная статья опубликована в журнале Science of The Total Environment.

Исследователи использовали данные проекта Moderate Resolution Imaging Spectroradiometer (MODIS) — нескольких сенсоров для волн длиной от 0,4 до 14,4 микрометра, расположенных на двух спутниках NASA на околоземной орбите. MODIS собирает данные один раз в 1−2 дня, но с небольшим пространственным разрешением — от 232 метров до одного километра. Сенсоры позволяют оперативно узнавать о движениях ураганов, положении и площади лесных пожаров, состоянии земель (например, какой процент исследуемой территории занят растительностью) и т. д. Из информации, предоставляемой MODIS, авторов статьи интересовали сведения о том, как менялся характер использования сельскохозяйственных угодий в странах ЕС и некоторых других соседних государствах с 2001 по 2012 год.

В первую очередь исследователи учитывали, какие ранее отданные под распашку земли забрасывали — прекращали использовать на три года или более. Также ученые проанализировали ситуацию в месте «ухода с земли»: какова там плотность населения и доля безработных, и как они менялись в предшествующие годы.

Какие там погодно-климатические условия, насколько эффективно использовалась земля, какого размера были ее участки и т. д. Полученные данные ввели в математическую модель, определяющую роль каждого из внешних факторов в судьбе полей и садов.

Сопоставление различных факторов показало, что больше всего риск вывода земли из сельскохозяйственного оборота повышает неоптимальный климат — в частности, большая доля дней со слишком высокими или слишком низкими для выращиваемой культуры температурами. Учитывая, что сейчас климат довольно быстро меняется, этот фактор будет заметно менять облик фермерской Европы в ближайшие несколько десятилетий. Также оказались важны социальная, экономическая и демографическая обстановка. Там, откуда уезжают люди, пашни бросают чаще. Безработица также не способствует поддержанию уровня сельского хозяйства в регионе. На третьем месте по важности идет характер управления сельскохозяйственными землями: если поля или сады имеют малую площадь и/или их урожайность низка, то их с большей вероятностью прекратят использовать.

Европейцы оставляют сельхозугодья не только из-за неблагоприятных условий. Частично снижение их площади связано с интенсификацией сельского хозяйства — повышением объема урожая без роста задействованной площади. Другая позитивная причина — создание особо охраняемых природных территорий.

Но, как показало моделирование, режим деятельности человека не влияет на вероятность вывода сельскохозяйственных земель из оборота — то есть она не зависит от того, рядом с городом, деревней или национальным парком находятся поле или сад.

Один из наиболее интересных результатов работы — карта Европы с нанесенными на нее вероятностями вывода из оборота сельскохозяйственных земель. Согласно ей, наибольший риск быть заброшенными в настоящее время у полей Польши, прибалтийских республик и Калининградской области, северо-восточной части Германии и южного Зауралья. На большей части Белоруссии, севера Украины, средней полосы России и юго-запада Испании он мал, но присутствует. Заметных изменений в остальных европейских странах, в том числе на юге Украины и России, ждать не следует: там поля почти наверняка уцелеют.