Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 февраля 2010, источник: АиФ Самара

«Прямая линия» раскрыла глаза на проблемы офтальмологии в Самарской области

Прямая линия" с главным офтальмологом области, главным врачом областной офтальмологической больницы им. Ерошевского Андреем ЗОЛОТАРЁВЫМ

Прямая линия" с главным офтальмологом области, главным врачом областной офтальмологической больницы им. Ерошевского Андреем ЗОЛОТАРЁВЫМ

Конечно же, далеко не всё сказанное Андреем Владимировичем уместилось в рамках этой статьи. Подробные ответы на частные вопросы наших читателей о том или ином заболевании, а также почему участковые офтальмологи не всегда направляют нуждающихся пациентов на операции в клинику и что в этом случае делать, читайте на нашем сайте www.samara.aif.ru

У офтальмологов и врачей — окулистов в поликлиниках пока остается немало проблем. Поэтому прошедшая в редакции нашей газеты «прямая линия» с главным офтальмологом области, главным врачом областной клинической офтальмологической больницы им. Ерошевского Андреем ЗОЛОТАРЁВЫМ вызвала шквал звонков читателей. Писали земляки и на электронную почту. В коротких паузах и мы расспросили гостя о проблемах офтальмологии в губернии. Можем и лучше

АиФ- Андрей Владимирович, как смотрится самарская офтальмология на фоне других регионов?

А.В.- Ситуация в губернии намного лучше, чем в других регионах Российской Федерации, но нам еще есть над чем работать. По числу операций мы уступаем лишь тем регионам, где действуют филиалы института Фёдорова. В Самаре такого филиала нет, его функции мы взяли на себя. По количеству операций мы сейчас к ним приблизились, по качеству и методикам иные филиалы переплюнули, а по некоторым методикам — обогнали и центральный московский институт. А.

Суслов, Самара:  —"Молодеют" ли ваши пациенты?

— Головная боль сегодняшних офтальмологов — школьная близорукость. Я считаю, что нагрузка на глаза школьников чудовищная! А если ещё прибавить к этому стрессы, компьютер и телевизор, то картина получается очень тревожная. На сегодняшний день объяснить механизм развития школьной близорукости пока никому не удалось, и стопроцентных методик её лечения нет. Нужно уменьшать нагрузки на глаза ребёнка, и проводить тренировки для глазной мышцы — эти меры помогут уменьшить число случаев этого заболевания и замедлят его прогрессирование. Желательно два раза в год проводить тренировки с использованием специальных линз, но, повторюсь, основная задача взрослых — снять избыточную нагрузку с детей.

В. Серёгина, Кинель: — Если сейчас все офтальмологические больные области захотят попасть в больницу им. Ерошевского, вы справитесь с таким объёмом?

— Пока нет, но стремимся к этому. В прошлом году количество пациентов по программе ОМС у нас возросло с 11000 до 15000 человек. Кстати, наша область — один из немногих регионов РФ, который в прошлом году вышел на минимальный рекомендованный ВОЗ уровень по количеству операций по лечению катаракты — 3000 операций в год на миллион населения, для нас это большое достижение. Ударим лазером по диабету

С. Будкин, Тольятти: — Я 9 лет езжу из Тольятти в лазерный центр вашей больницы. Будет ли в нашем городе центр по лечению диабетической ретинопатии?

— Обязательно будет. Думаю, в течение года такой центр откроется в Тольятти. При диабете необходимо регулярно проводить своевременную лазеркоагуляцию — только так можно избежать более серьёзных осложнений.

Редакция: — Какое заболевание населения офтальмологи считают самым опасным?

— Диабет. В определённом проценте случаев спустя время именно это заболевание обязательно дает осложнения. Сейчас в области необходимо делать порядка 17000 лазерных коагуляций сетчатки в год, но лазеров не хватает, и поэтому пока проводим около 3000. В других регионах, где в своё время были выделены средства на приобретение лазерной аппаратуры и обучение персонала, ситуация проще. Кстати, даже наши нынешние 3000 лазерных операций стали возможны благодаря программе министерства здравоохранения области по дооснащению больницы, в рамках которой нам поставили три новых установки. Сегодня я как главный офтальмолог области прилагаю все усилия для укомплектации лазерами всех районов губернии, но всё упирается в деньги. Хотя, думаю, мы найдём выход. так, например, сейчас в минздраве разрабатывается план по созданию межрайонных медицинских центров, в состав которых я настоятельно советую включить и лазерное оборудование для решения этой проблемы.

Нелли Александровна, Чапаевск: — Меня направили к вам на консультацию по поводу осложнённой катаракты, дату назначили 19 марта. Как долго придётся ждать операции?

— Запись пациентов на плановые операции сейчас идет на май-июнь — это крайний срок. Подождать действительно придется, хотя по официальной программе госгарантии максимальный срок её ожидания — 6 месяцев. А в других странах, например в Европе, плановой операции ждут в среднем год-два.

Ольга Лавровна, Самара: — Мне 72 года, у меня возрастная макулодистрофия и начальная катаракта обоих глаз. В 2005 и 2006 годах уже лечилась в Вашей больнице лазером. Хотелось бы ещё раз попасть к вам, поскольку зрение ухудшается. Но в местной поликлинике говорят, что всё это уже не лечится и делать мне у вас уже нечего. Что вы посоветуете?

— Макулодистрофия бывает двух форм – сухая и влажная. Обе они сейчас лечатся, но с разной степенью успешности. Если речь идёт о сухой форме, то здесь не приходится говорить о быстрой эффективности лечения. При таком виде заболевания рекомендуется приём препаратов, содержащих лютеин и зеаксантин. Если же вы смотрите на страницу из тетради в клетку или правильную сетку и видите искривление линий, то так себя проявляет влажная форма макулодистрофии. Это говорит об отёке сетчатки, и на этот случай у нас в ОМС включен метод лечения одним из новых препаратов. Так что можете пойти на прием к своему участковому врачу и сказать ему, что ваше заболевание лечится. Кроме того, если у вас катаракта, мешающая зрению, то это уже показание для хирургического лечения. При современном уровне развития медицинских технологий совершенно не нужно ждать, когда катаракта созреет. В поликлинике катаракту вылечить невозможно, поэтому ваш офтальмолог обязан дать вам направление на проведение операции. Если направление давать не будут, пожалуйста, напишите на моё имя письмо, и я буду сам разбираться с данной ситуацией! Адрес: 443068, г. Самара, ул. Ново-Садовая, 158, главному врачу Золотарёву А.В.

Наталья Петровна, Самара: — Как к вам попасть по поводу лечения катаракты? Я уже сделала операцию за свои деньги в частной клинике. Всё прошло хорошо. Сейчас мне надо делать второй глаз. А денег не хватает – ведь я пенсионерка. Когда я обратилась в мою поликлинику №6, то мне ответили, что очереди на операцию надо ждать 1,5-2 года.

— Даже так? Тогда я вас прошу, опишите эту ситуацию в заявлении на моё имя. Эта информация в письменном виде мне необходима для начала официальной работы с вашей поликлиникой. Сейчас мы записываем на такие операции на июнь текущего года. Это уже поликлиника сама не хочет направлять – деньги экономит. Такая операция бесплатная, входит в перечень услуг ОМС. Пишите на адрес: 443068, г. Самара, ул. Ново-Садовая, 158, главному врачу Золотарёву А.В.

Марина Владимировна, Чапаевск: — Мужу 58 лет. Стали беспокоить глаза, но местный офтальмолог ничего не нашёл. Обследование в больнице им. Ерошевского показало неполную осложнённую катаракту одного глаза. Врач не рекомендует операцию, капаем квинакс. Как нам быть, ведь зрение терять не хочется?

— Если врач ограничился назначением квинакса, видимо, катаракта в самой начальной стадии. Но если катаракта мешает смотреть, то это вопрос хирургический. Надо брать направление из поликлиники по месту жительства и делать операцию. Это раньше нужно было ждать, пока катаракта созреет, и зрение полностью пропадёт — и только потом оперировать. Сейчас современные технологии позволяют этого не дожидаться, и мы можем оперировать катаракту любой степени зрелости. Даже почти прозрачный хрусталик, например, иногда приходится удалять в силу необходимости, продиктованной профессионально принадлежностью человека. Ничего страшного в этой операции нет, всё уже технически отработано. Рекомендую вам взять направление и прийти к нам на операцию.

Вера Аркадьевна, Сызрань: — Сыну 24 года, диагноз – пигментная дегенерация сетчатки. Ежегодное лечение не помогает, зрение ухудшается. ВТЭК в инвалидности отказала. Но он в сумеречное время ничего не видит, спотыкается, натыкается на людей, на предметы. Как лечиться, что нам делать?

— К большому сожалению, реального метода лечения пигментной дегенерации сетчатки пока нет, они только разрабатываются. Речь идёт о генной терапии. Пока до клинического применения дело не дошло, и я думаю, что об этом можно будет говорить только лет через 5-10. В вашем случае нужно определить реальную степень потери зрения и возможность оформить инвалидность. Давайте сделаем так. Напишите запрос на моё имя как главного офтальмолога области, изложите ситуацию и укажите свои обратные координаты. Я свяжусь со ВТЭК, посмотрю, можно ли что-то сделать.

Семён Петрович, Тольятти: — Мне на апрель назначена операция по поводу катаракты. Но я сейчас случайно надел очки —2 – и так хорошо всё вижу! Может, я просто буду носить очки, а операция не нужна?

— Бывают такие ситуации, когда при катаракте нужно обязательно и срочно оперировать. Но это очень редкие случаи, и вам бы об этом обязательно сказали. А если вас устраивает качество зрения в очках, то операцию можно и не делать.

Борис Маркович, Самара: — Лечится ли катаракта другим путём, кроме операции? 

— Нет. Только на очень ранней стадии можно закапывать лекарства с целью лишь замедлить развитие катаракты. Иногда она останавливается. Если катаракта мешает смотреть – поможет только операция. Если она есть, но зрению не мешает – живите спокойно.

Алексей Леонидович, Самара: — Ваше мнение об «Очках Панкова» и их использовании при лечении близорукости и предупреждения глаукомы? 

— Теоретически можно предполагать, что какой-то эффект может быть. Но всё это настолько не доказано, так что я как специалист рекомендовать эти очки не могу. При тех заболеваниях, о которых вы говорили, эффекта точно не будет.

Екатерина, Самара: — Я слышала, что в вашей больнице появилась лазерная установка, аналогов которой в России нет. Как можно попасть на операцию по коррекции близорукости на этом уникальном лазере? 

— Нет проблем. Телефон отделения рефракционной хирургии, где установлен новейший фемтосекундный лазер: (846) 926-07-20 — Может ли от постоянной работы на компьютере развиться дистрофия сетчатки глаза? (она же) — Нет. Ни от работы на компьютере, ни от близорукости дистрофия не разовьётся. В зависимости от степени близорукости на сетчатке могут быть некоторые изменения, но перед любыми лазерными операциями проводится тщательное обследование, и если какие-то изменения будут найдены, то либо мы их сначала вылечим, либо не будем делать операцию.

Мария Сергеевна, с. Елховка: — Мне 63 года. Вижу я хорошо. Проблема в том, что в холод и на ветру у меня сильно слезятся глаза. Что делать? 

— Сначала надо выяснить причину. Это может быть синдром сухого глаза, а может быть нарушение проходимости слёзных путей. Иногда приходится промывать слёзные пути специальными приборчиками, а иногда необходимо закапывать глазные капли. Нужно обратиться к врачу в вашу поликлинику. Если у вас в селе его нет – нужно получить направление у любого вашего врача, к примеру, у терапевта, на обследование в больнице им. Ерошевского.

АиФ: — Закрывает ли часть проблем населения частная медицина? 

— Частников я, как главный офтальмолог области, с удовольствием привлекаю к работе. Сейчас в министерстве здравоохранения формируются объёмы государственного задания на 2010 год, и я настаиваю на том, чтобы частным медицинским клиникам была выделена часть больных, особенно диабетиков. Лазеры в частных клиниках есть, поэтому они вполне могут взять на себя часть пациентов.

АиФ: — Должны ли очки, особенно для школьника, на 100% корректировать зрение? Или они должны быть слабее, чтобы глаз полностью не расслаблялся?

— В мире офтальмологии на это есть две противоположных точки зрения. На Западе считают, что при прогрессирующей близорукости необходимо давать полную коррекцию зрения. У нас со времён 60-х годов считают наоборот – что полная коррекция стимулирует глаз к ещё большей нагрузке, и тогда близорукость будет возрастать. Ни та, ни другая точки зрения идеальных результатов не достигли. Но сейчас у нас в больнице появились приборы, которые показывают, кому надо давать полную коррекцию, а кому — неполную. В России таких приборов всего 2-3 экземпляра.

АиФ: — Если человек узнал, что для лечения его заболевания требуется помощь специалистов вашей больницы, а участковый офтальмолог отказывается давать направление, что этому больному делать дальше?

— Либо у него будут вымогать взятку, и тогда человеку надо обратиться в прокуратуру и доктора посадят. Либо человек напишет мне письмо, я и буду серьёзно разбираться и с этим специалистом, и с главным врачом поликлиники. В этом году в минздраве пытаются выработать более сбалансированный подход к формированию программы госгарантий. Есть норматив госпитализации, рассчитанный на определённое количество населения. В соответствии с ним поликлиникам выделяется такое количество денег, которое позволяет направлять на обследование и лечение достаточное количество пациентов, нуждающихся в лечении. Но, естественно, у поликлиник появляется соблазн давать как можно меньше таких направлений, чтобы оставляя у себя деньги. Это противоречие и надо устранять. Смысл в том, что мы – узкие специалисты – к нам должны направляться пациенты с заболеваниями, которые в поликлинике не лечатся. А поликлинические специалисты должны изыскивать возможность сами проводить те виды лечения, для которых направлять человека в больницу не обязательно. Например, зачем к нам присылать людей на терапевтические курсы поддерживающего лечения при глаукоме? Это совсем не обязательно делать в условиях операционной, просто надо медсестру научить определенным навыкам, и тогда такого больного можно будет пролечить у себя. Сегодня к нам направляют «неклинических» больных потому, что в поликлинике нет либо окулиста, либо оборудования…. И тут уже задача руководителя выстроить работу подчинённых. Стимулирующим фактором и должно стать такое фондодержание, когда поликлинике на некое количество людей дают деньги для обеспечения лечения либо своими силами, либо направляя к нам. Для того, чтобы поликлинике сэкономить какие-то средства, ей необходимо развивать соответствующую службу. Но не надо думать, что экономить можно, перестав направлять к нам больных. Есть заболевания, которые в поликлинике не лечатся. И таких пациентов — уж будьте добры — к нам направьте!

Адрес для писем граждан Самарская клиническая офтальмологическая больница им. Т.И. Ерошевского 443068, г. Самара, ул. Ново-Садовая, 158, главному врачу Золотарёву А.В.