Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 марта 2010, источник: Росбалт - Петербург

Крыши снесло, улицы «приплыли»

Вполне ожидаемый водный экстрим за какие-то считанные часы обернулся для тысяч петербуржцев настоящей катастрофой. Сверху заливает, снизу подтопляет и, главное, впереди нет никаких светлых перспектив.

Капитальным ремонтом наиболее проблемных петербургских кровель жилищные службы займутся в конце марта-начале апреля. Об этом сообщил на днях руководитель Жилищного комитета Юрий Осипов. Он признал, что протечки на верхних этажах сейчас носят массовый характер. В Жилищном комитете известно как минимум о тысяче подобных случаев.

Однако это заявление прозвучало в предпоследний день зимы. Последний день, 28 февраля, а также первый день весны нанесли поистине сокрушающий удар как по питерским крышам, так и по репутации чиновников, еще накануне всепетербургского потопа обещавших, что «постараемся выплыть».

Не выплыли. Как всегда неожиданное потепление вкупе с проливным дождем обернулись настоящим водяным обстрелом для тысяч домов. Кровли не просто текли — с них срывались водопады воды.

Корреспондент «Росбалта» лично наблюдал, как за считанные часы монолитный 10-этажный «сталинский» дом на Автовской, который — надо отдать должное жилищникам — довольно регулярно очищали от снега и наледи, превратился в Ниагарский водопад: потоки воды лились с 10-го этажа до первого, вода замкнула электрооборудование в лифтовой шахте, в квартирах на верхних этажах можно было плавать. И это еще в относительно благополучном Кировском районе. В наиболее проблемных районах — Центральном, Петроградском и Адмиралтейском — под угрозой реального затопления оказались тысячи домов. В Коломягах одна за другой проваливались целые крыши, а на Чайковского в тартарары ушел и вовсе целый двор…

«Нам известна проблема старых кровель, — спокойно констатировал накануне Осипов. — Изначально нам было выделено денег на 240 новых в наиболее проблемных местах. Сейчас дополнительно будет выделено еще около 500 млн только на кровли, попробуем раздобыть еще столько же. Однако понятно, что менять их можно будет, только когда по-настоящему потеплеет и не будет снегопадов. Так что ремонт и замену текущих кровель начнем в конце марта — начале апреля».

Однако утешит ли это несчастных петербуржцев, вынужденных передвигаться по собственным квартирам едва ли не в ластах?

«Протечки возникают по двум причинам: это некачественный капитальный ремонт либо неправильная и несвоевременная уборка снега», — «открыл Америку» первый заместитель главы Жилищного комитета Владимир Гайдей. При этом чиновник по примеру своего руководителя Юрия Осипова с нескрываемым энтузиазмом рассказал, как он (также как и Осипов) пытался самолично пробить насквозь крыши ломом, но Осипову это совсем не удалось, а более сильному, видимо, Гайдею удалось, но «не с первого раза». Зачем это делали чиновники, для журналистов так и осталось загадкой.

Впрочем, жителей интересуют не столько хобби наших жилищников, сколько ответы на более конкретные вопросы: например, как часто надо очищать крыши, чтобы в домах было сухо, как быстро надо убирать из-под ног граждан то, что счищено, и кто должен отвечать за поломанные руки-ноги-головы и испорченное жилье.

Глава Жилищного комитета Юрий Осипов накануне сказал, что в каждом районе созданы аварийные бригады, которые должны оперативно реагировать на наиболее вопиющие случаи. Градации «наиболее вопиющих» нет ни в одном нормативном документе, поэтому можно предположить, что оперативно к вам все равно никто не придет.

Сегодня его заместитель Владимир Гайдей уточнил, что нормативов уборки сброшенных с крыш снега и сосулек тоже нет, как нет и нормативов и сроков уборки самих крыш. В правилах и нормах эксплуатации жилых зданий говорится обтекаемо: «по мере выпадения осадков». Меры эти жилищники не квалифицируют, но зато четко знают, что за все проблемы, связанные с последствиями «ненормированной» уборки (точнее, неуборки) отвечает управляющая компания.

Гайдей также сообщил, как надо реагировать на ЧП. Для начала необходимо составить акт произошедшего (неважно, чего именно — протечки или снесшей голову сосульки), затем произвести расчет ущерба (для травмированных необходимо медицинское освидетельствование с указанием причины травмы), а уже затем следует обращение в управляющую организацию.

Физически пострадавшим гражданам рекомендуется найти хозяина дома, с которого упала сосулька или возле которого не убран тротуар, а пока еще целым необходимо отправиться в свою управляющую компанию и за руку привести ее представителей для составления акта. Если те не пойдут (а они, скорее всего, именно так и сделают), следует составить акт независимой экспертизы и с ним обращаться в суд. Если вы считаете, что пострадали меньше чем на 100 тысяч, идите в мировой суд, если больше, в обычный районный.

Правда, независимая экспертиза тоже обойдется в копеечку. Скажем, в одной широко рекламирующей себя как «защитницу прав потребителей» общественной организации при Союзе потребителей России один лишь акт состояния повреждения обоев или потолка в результате протечки будет стоить 10 тысяч рублей, а если нужно более масштабное обследование, то речь пойдет уже на десятки тысяч.

Любопытную версию всех несчастий петербуржцев накануне высказала также глава администрации Центрального района Светлана Штукова. Она сказала, что в упавших потолках частично виноваты и сами жители, которые годами не делали ремонт в своих квартирах.

«Когда СМИ показывают обрушившиеся потолки, то это вовсе не означает, что потолки обрушились из-за протечек. Просто потолок был гнилой, слои штукатурки десятилетиями накладывались один на другой. В конце концов все это под давлением воды рушится. Жители тоже должны быть более ответственными и содержать в порядке свое жилье», — заметила глава района, наиболее прославившегося своими протечками.

Ее подчиненная — заместитель генерального директора ГУЖА Центрального района Елена Гузенко — подчеркнула, что за два месяца, со 2 января, кровельщики Центрального района (это 56 штатных и 500 привлеченных) отдыхали лишь один день, когда на улице было минус 27. Все остальные дни они работали практически непрерывно, очищая ежедневно хотя бы по одной-две кровле. Она также сообщила, что сейчас дворники работают чуть ли не круглосуточно, однако им постоянно что-то мешает: то припаркованные автомобили, то стесненные условия во дворах и на тротуарах, то еще что-нибудь.

При этом Светлана Штукова призналась, что ее район «явно лидирует по количеству жалоб от населения» на текущие крыши и неубранные улицы.
«Мы вынуждены перекрывать целые улицы, чтобы можно было временно эвакуировать машины и очистить территорию и крыши, — рассказала “Росбалту” Штукова. — Я лично своей машиной на свой страх и риск перекрывала улицу, чтобы коммунальщики смогли работать. И за это время такого наслушалась от горожан!..»

Светлане Штуковой, можно сказать, еще повезло — она не была сегодня на Шпалерной и на улице Чайковского. «Росбалт» бы никогда не подумал, что интеллигентные петербургские старушки так горячо поминают конкретно руководство района и городское начальство в целом. Улицы не просто плывут — они преватились в каналы, с одной стороны которых — ледяные сугробы, пройти по которым сложно даже хорошо экипированным скалолазам, а с другой — крыши с нависающими сосульками.

улица Чайковского

«Мы не можем даже в продуктовый магазин зайти», — пожаловались «Росбалту», завидев фотокамеру корреспондента, две милые пожилые женщины. Они добавили, что ни Шпалерную, ни Фурштатскую, ни Захарьевскую, ни Чайковского толком не убирали ни разу за зиму. В лучшем случае, сдвигали снег на метр от стен домов. И вот теперь он поплыл… Просьба главы администрации «запастись терпением и понять, что мы не можем убрать все сразу» явно возымели бы обратный эффект: чиновников бы просто побили.

Кстати, жилищники с коммунальщиками изобрели еще одно снегонеуборочное ноу-хау: поскольку оба ведомства до сих пор делят между собой, а также между муниципалами и частными управляющими компаниями придомовые и «приуличные» территории, то в последнее время граждане стали замечать интересные траектории складирования снега: его наваливают как раз на границе территорий. Теоретически, по словам Гайдея, ведомства должны координировать усилия и договариваться между собой, кто и когда будет убирать «бесхозный» снег, однако как это получается на практике, петербуржцы отлично знают.

Руководитель Жилищного комитета Юрий Осипов попросил журналистов «не заставлять нас убирать снег полностью, под асфальт. Снег должен остаться там, где может остаться. Главное — чтобы можно было дойти до парадной, станции метро, остановки транспорта. А убирать все не надо. Это ведь наши деньги. Сейчас колоссальные деньги, сотни миллионов рублей, ушли на эти снегопады. А ведь на них можно было построить детские сады, поликлиники…»

А если не убирать мусор, получится еще больше.

Впрочем, сейчас не до юмора. Руководители ведомств вполне серьезно говорят, что появятся со своими заплатками и новыми кровлями не раньше апреля, да и то далеко не везде. Что ждет в следующую зиму тех, кому новая крыша не светит, даже думать не хочется. Потому что нельзя за короткое лето починить то, что целенаправленно и методично разваливали годами. Как заметил один эксперт, понятие «эксплуатация зданий» подразумевает постоянный уход и контроль. А у нас годами идет только исправление аварийных ситуаций".

Марина Бойцова