Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 марта 2010, источник: АиФ Омск

Вытрезвители отмечают юбилей

70 лет назад, 4 марта 1940 года, в Советском Союзе официально появились специальные медучреждения — вытрезвители. Приказом наркома внутренних дел Л. П. Берии они были выведены из Наркомата здравоохранения и отданы в подчинение НКВД.

70 лет назад, 4 марта 1940 года, в Советском Союзе официально появились специальные медучреждения — вытрезвители. Приказом наркома внутренних дел Л. П. Берии они были выведены из Наркомата здравоохранения и отданы в подчинение НКВД.

Накануне 70-летнего юбилея российских вытрезвителей корреспондент «АиФ в Омске» решила провести один день с сотрудниками филиала по обслуживанию территории КАО УВД по г. Омску — именно так стали называться вытрезвители после недавней реорганизации.

С почином!

Кирпичное одноэтажное строение, к которому примыкает обычный деревянный частный дом в старом Кировске. Внутри на стенах развешаны советские плакаты с надписями типа «Алкоголь — враг разума» и «Пьянству — нет!». Меня встречает начальник кабинета профилактики Ольга Шалей. Разговор сразу заходит о наболевшем — ноябрьской реорганизации. «Из состава нашего вытрезвителя вывели только бухгалтерию, так что штат остался практически прежним, — говорит Ольга. — Но раньше было удобнее в техническом плане — все сосредоточено в одном месте, а сейчас приходится ездить с документацией по всему городу».

Сегодня в Кировском вытрезвителе работает 38 человек (фельдшеры, санитары, начальник медвытрезвителя, дежурные инспекторы), причем многие из них — не первый год. Меня сразу знакомят с «показательным» сотрудником — Казымбетом Елимисовым, дежурным, отработавшим в Кировском вытрезвителе больше 25 лет. Уже второй год Елимисов удерживает «титул» лучшего дежурного омских вытрезвителей. Казымбет Махметович как раз на службе, встречает новых «клиентов»: «Первый раз к нам? Ну, с почином!».

Клиенты приходят сами

Фактически рабочий день у некоторых сотрудников начинается ближе к ночи. Если, к примеру, секретарь работает с девяти до шести, то у фельдшера, дежурных и экипажа специализированной машины основная работа приходится на вечер. Примерно до часу ночи члены экипажа объезжают район и собирают нетрезвых граждан.

— Днём привозят мало, а вот к вечеру, увидите, будет аншлаг, — рассказывает дежурный. — Некоторые ночуют по два-три дня подряд. Вахтовики с Севера, например, прилетают с деньгами и начинают кутить на полную катушку. Один к нам три ночи подряд попадал: загуляв, опаздывал на самолёт и ночевал в результате в вытрезвителе. Ещё вспоминаю, как житель Чернолучья приехал по делам в город и запил, поэтому ехать назад было не на что. Наутро мы собрали ему денег на маршрутку до автовокзала и на билет до дома. И что вы думаете? Встретил на автовокзале приятеля, пропил все деньги и вечером опять к нам! На следующий день жена приехала и забрала.

Раздаётся звонок в дверь — привезли очередного подвыпившего омича. Помимо дежурного, «гостей» встречает фельдшер Нина Шевелева — симпатичная молодая женщина. Мне становится немного не по себе от мысли, что хрупкому фельдшеру приходится работать с не совсем адекватными пациентами… Но у Нины невероятным образом, не повышая голоса, получается убеждать мужчин снимать верхнюю одежду и проходить тест на состояние алкогольного опьянения — присесть пять раз с вытянутыми руками и закрытыми глазами.

— Некоторые, правда, сопротивляются: дескать, я не пьяный, а сами падают после первого приседания, вот, сами видите, — указывает на «клиента» Нина. — А есть и такие, которые сами приходят, дают 100 рублей и просят положить на ночь — дома жена ругаться будет, а если прийти утром трезвым, то скандала не будет.

— Берёте таких добровольцев? — спрашиваю я.

— Конечно, ведь человек всё равно выпил, а значит, представляет потенциальную угрозу для общества. Если приедет кто-то из родственников и заберет — пожалуйста.

— Родственников жалко бывает, — присоединяется к разговору дежурный. — Вот сейчас лежит у нас товарищ один, самому 58 лет, матери — под 90. А он просит по­звонить ей, чтобы приехала, забрала. Мы, конечно, звоним, а куда она приедет, если по дому еле передвигается?

Всех в вытрезвитель?

Разговор прерывает появление наряда милиции — привезли троих друзей. Не сказать, что пьяные — подвыпившие, прилично одетые.

— Неужели человеку и рюмочку выпить нельзя? — спрашиваю молодого лейтенанта. — Что ж теперь, всех в вытрезвитель везти?

— Если выпил и идешь домой — это одно, а если пристаёшь на остановке к прохожим или выражаешься нецензурно — автоматически становишься нашим «клиентом». Вот этих потому и доставили.

— Часто к вам такие «благородные» гуляки попадают?

— Да, бывает. Как-то привозили профессора института, не раз причём, — вспоминает Ольга Шалей. — Одну зиму всё в дубленке к нам ездил, вторую уже попроще, в пуховике. Потом, кажется, совсем спился… Жалко смотреть, как приличные люди опускаются. Депутаты бывают, но мы их здесь не держим — у них депутатская неприкосновенность, поэтому сразу сообщаем в УВД, оттуда приезжают и забирают.

 Между тем трое друзей явно не хотели оставаться «в гостях»: сначала просили, а потом стали требовать отпустить; меня, сидевшую рядом с дежурным, видимо, посчитали влиятельным лицом, которое обязательно должно написать о милицейском беспределе. Но приседание с закрытыми глазами и повышенное артериальное давление только подтвердили: доставили их сюда не просто так.

— Вы не думайте, что нас тут так все ненавидят, — провожая меня, говорит Ольга. — Есть и благодарные посетители. Как-то мы с девочками отмечали 8 Марта в кафе недалеко от работы. Сидим, смотрим — приходят наши постоянные клиенты. Увидели нас, сбегали за тортом и цветами и торжественно поздравили с праздником.

В книге отзывов «постояльцы» благодарят сотрудников за «чуткое отношение и понимание», «за оказанные услуги», «за хорошее отношение, когда я был немного не в себе», ну а кто-то просто написал, что один из работников вытрезвителя — «нормальный мужик».

P. S. Согласно провозглашённой президентом реформе МВД, медвытрезвители должны быть выведены из состава МВД и отданы Минздраву. Как говорится, от чего ушли, к тому и пришли. Как тогда хрупкие фельдшеры будут справляться с нетрезвыми амбалами, если рядом не будет милиционеров? Пока мы беседовали, одного из недовольных гостей пришлось привязывать к кровати верёвками, трое мужчин еле управились…Кто будет этим заниматься после реформы? Видимо, об этим просто никто не задумывался.